ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Сад моей памяти»: Виктор Астафьев и Геннадий Сапронов

Александр КНЯЗЕВ   
20 Июля 2017 г.
Изменить размер шрифта

astafiev v

Эта книга известного иркутского фотохудожника Александра Князева ещё не издана, но уже привлекла к себе любопытство многих. «Сад моей памяти» автор не просто написал, а сложил из фотографий и скупых воспоминаний. Получился цикл фотоэссе, где, кроме иркутян, вы встретитесь со многими интересными людьми... Читайте и смотрите!

Астафьев и Сапронов

«В яркие ночи, когда по небу хлещет сплошной звездопад, я люблю бывать один в лесу, смотрю, как звёзды вспыхивают, кроят, высвечивают небо и улетают куда-то. Говорят, что многие из них давно погасли, погасли ещё задолго до того, как мы родились, но свет их всё ещё идёт к нам, всё ещё сияет нам,» – это написал Виктор Петрович Астафьев.

Насколько пророческие слова его повести «Звездопад», решать уже нам над его книгой, в которой сроднились две судьбы: его самого, писателя и солдата, и Геннадия Сапронова, его издателя последних лет. Родство это было реальным, как свет тех звёзд: «Петрович», как говорил Гена, был его духовным отцом, своей дружбой заполнив его безотцовщину.

Геннадий, судя по всему, был для Виктора Петровича отрадой и утешением последних, непростых по составу, 20 лет жизни. А порой мне думается, что близкое присутствие Гены подогревало писательский пыл «Петровича», – «Пролётный гусь», известно уже, начинался не без участия «издателя Сапронова»...

При всём художественном величии автор «Царь-рыбы», «Последнего поклона» и «Затесей» был человеком по-мужицки ярким и строптивым, как всякий солдат жестокой войны, храня в душе нечеловеческую победу, оставался смелым, добрым и неукротимым. Геннадий был безоглядно отважным в пору редактирования «Молодёжки», высоко ставил цену дружбе, легко пускался в самые непредсказуемые предприятия.

Виктор Петрович, прожив военные годы, как настоящий воин, рядом со смертью, стал настоящим писателем в русской традиции, для которого высшей ценностью оставалась обыденная жизнь, а литература не выше неё; потому пером сочинителя властвуют законы жизни, как Божественные, так и самые низкие.

В 2009 году Геннадия Константиновича Сапронова челябинские единороссы «приговорили к расстрелу» за посмертную публикацию писем Виктора Петровича. Что смутило новых особистов? Откровения В. П. Астафьева: «Он (Жуков) и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ... Не Вы, не я и не армия победили фашизм. А народ наш многострадальный. Это в его крови утопили фашизм, забросали врага трупами». А посему, решили патриоты с Урала, надо немедленно сурово наказать, «вплоть до расстрела... некоего Геннадия Сапронова... осуждающего победу в ВОВ и допускающего всякое очернение советских воинов».

... Гена улыбнулся, достал из книги закладку, что была частью книги. На ней рукой Виктора Петровича написано для каждого читателя: «Всем доброго здоровья, мира под крышей и в России, хлеба на столе, Бога в душе».

Через несколько месяцев Гена не совладал со своим больным сердцем.

Всё остальное знают звёзды, что светят нам из небытия.

P. S. Старый солдат и прекрасный литератор В. П. Астафьев написал однажды поспешной рукой: «Без поэтов, без музыки, без художников и созидателей земля бы давно оглохла, ослепла, рассыпалась и погибла».

Александр Князев

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам