ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-06-17-06-24-03
Хотите послушать или прочитать стихи современных поэтов? Такая возможность есть. Поэтическое меню представлено обращением Всеволода Емелина к Владимиру Владимировичу по поводу режима самоизоляции в Москве, стихами Ивана Давыдова о слонах, Алексея Цветкова — о Давыде и Юрии, Александра Дельфинова — о...
2020-06-03-09-54-09
Результатом исследования, которое в течение нескольких лет проводила группа учёных-генетиков, стало подтверждение того, что у казанских, крымских и сибирских татар нет общих предков. Такой вывод был сделан на основании изучения ДНК не родственных друг другу мужчин, считавших себя татарами в нескольких...
2020-06-18-07-13-48
В конце 80-х, когда на просторах СССР задули «ветры перемен», и Михаил Тататута стал для нас «первооткрывателем» целого континента. Он рассказал о реальной, не придуманной пропагандой Америке. Он был первым журналистом, бравшим интервью у Элизабет Тейлор в её доме, и первым советским корреспондентом,...
2015-04-21-08-25-25
Один юноша задал Платону вопрос: — При каких условиях богатство является злом и при каких — добром?
2015-09-21-07-02-30
Когда Помпеи были разрушены вулканическим извержением, в полночь весь город был в огне, рушились дома и бежали люди. Город был богат, и каждый что-то нёс. Люди несли всё самое дорогое: кто-то нёс своё золото, кто-то — алмазы, деньги; учёные несли свои рукописи, книги — несли всё, что можно было...

МультиВход
 

«Сад моей памяти»: Виктор Астафьев и Геннадий Сапронов

Александр КНЯЗЕВ   
20 Июля 2017 г.
Изменить размер шрифта

astafiev v

Эта книга известного иркутского фотохудожника Александра Князева ещё не издана, но уже привлекла к себе любопытство многих. «Сад моей памяти» автор не просто написал, а сложил из фотографий и скупых воспоминаний. Получился цикл фотоэссе, где, кроме иркутян, вы встретитесь со многими интересными людьми... Читайте и смотрите!

Астафьев и Сапронов

«В яркие ночи, когда по небу хлещет сплошной звездопад, я люблю бывать один в лесу, смотрю, как звёзды вспыхивают, кроят, высвечивают небо и улетают куда-то. Говорят, что многие из них давно погасли, погасли ещё задолго до того, как мы родились, но свет их всё ещё идёт к нам, всё ещё сияет нам,» – это написал Виктор Петрович Астафьев.

Насколько пророческие слова его повести «Звездопад», решать уже нам над его книгой, в которой сроднились две судьбы: его самого, писателя и солдата, и Геннадия Сапронова, его издателя последних лет. Родство это было реальным, как свет тех звёзд: «Петрович», как говорил Гена, был его духовным отцом, своей дружбой заполнив его безотцовщину.

Геннадий, судя по всему, был для Виктора Петровича отрадой и утешением последних, непростых по составу, 20 лет жизни. А порой мне думается, что близкое присутствие Гены подогревало писательский пыл «Петровича», – «Пролётный гусь», известно уже, начинался не без участия «издателя Сапронова»...

При всём художественном величии автор «Царь-рыбы», «Последнего поклона» и «Затесей» был человеком по-мужицки ярким и строптивым, как всякий солдат жестокой войны, храня в душе нечеловеческую победу, оставался смелым, добрым и неукротимым. Геннадий был безоглядно отважным в пору редактирования «Молодёжки», высоко ставил цену дружбе, легко пускался в самые непредсказуемые предприятия.

Виктор Петрович, прожив военные годы, как настоящий воин, рядом со смертью, стал настоящим писателем в русской традиции, для которого высшей ценностью оставалась обыденная жизнь, а литература не выше неё; потому пером сочинителя властвуют законы жизни, как Божественные, так и самые низкие.

В 2009 году Геннадия Константиновича Сапронова челябинские единороссы «приговорили к расстрелу» за посмертную публикацию писем Виктора Петровича. Что смутило новых особистов? Откровения В. П. Астафьева: «Он (Жуков) и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ... Не Вы, не я и не армия победили фашизм. А народ наш многострадальный. Это в его крови утопили фашизм, забросали врага трупами». А посему, решили патриоты с Урала, надо немедленно сурово наказать, «вплоть до расстрела... некоего Геннадия Сапронова... осуждающего победу в ВОВ и допускающего всякое очернение советских воинов».

... Гена улыбнулся, достал из книги закладку, что была частью книги. На ней рукой Виктора Петровича написано для каждого читателя: «Всем доброго здоровья, мира под крышей и в России, хлеба на столе, Бога в душе».

Через несколько месяцев Гена не совладал со своим больным сердцем.

Всё остальное знают звёзды, что светят нам из небытия.

P. S. Старый солдат и прекрасный литератор В. П. Астафьев написал однажды поспешной рукой: «Без поэтов, без музыки, без художников и созидателей земля бы давно оглохла, ослепла, рассыпалась и погибла».

Александр Князев

  • Расскажите об этом своим друзьям!
Загрузка...
Загрузка...