ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Русская вертушка

Александр ВЕДРОВ, ветеран атомной промышленности, член Российского союза писателей   
07 Марта 2018 г.
Изменить размер шрифта

 

Эх, тройка! Птица тройка... / Русь, куда ж несешься ты?.. Не даёт ответа... / и дают ей дорогу другие народы и государства. / Н. Гоголь

0703 20 1

В нынешнем недавнем послании Федеральному собранию президент РФ приоткрыл завесу над программой перевооружения армии и указал, что доля гражданской продукции, выпускаемая предприятиями военно-промышленного комплекса, будет неуклонно возрастать. И такая работа уже ведётся. В том числе рядом с нами, на Ангарском атомном комбинате (АЭХК), где вырабатывается слабо обогащённый уран для реакторов атомных электростанций. Неслучайно большинство стран заказывают строительство АЭС, самых эффективных и безопасных, в России. О мирном атоме эта статья.

1957 год. Засекреченный город под Свердловском, в котором мне, выпускнику школы, пришлось впервые услышать таинственное слово «вертушка». Она уже работала на опытном заводе Уральского атомного комплекса (УЭХК), возведённого в ответ на американскую ядерную программу и бомбардировку японских городов Хиросима и Нагасаки. На вертушках, правильно – газовых центрифугах (ЦФ), в условиях глубокого вакуума активный уран 235 отделяется от природного урана 238, где цифры означают количество электронов на оболочках изотопов. Сколько может весить атом? Ничто. А электрон? Ничтожество. Вот и требовалось два ничто, отличающихся тремя ничтожествами, отделить один от другого.

В том же году я поступил на физико-технический факультет УПИ (г. Свердловск), где готовили кадры для элитной атомной промышленности. До 1955 года набор студентов на засекреченный факультет осуществлялся весьма оригинально, без вступительных экзаменов. Отличников с других факультетов, чаще с радиотехнического и энергетического, переводили на второй курс физтеха. «Куда?» – вопрошали студенты-отличники. «Потом узнаете!» – объясняли им в деканатах. Мне же пропуском на факультет стал аттестат с серебряной медалью. Да и вся наша группа наполовину состояла из медалистов.

Пока мы, студенты, грызли гранит науки, советские атомщики брали один рубеж за другим. 1954 год – пуск первой в мире Обнинской атомной электростанции. 1957 – пуск первых блоков разделительного диффузионного завода в Ангарске, обеспечивший ядерный паритет СССР – США. Четыре процента вырабатываемой электроэнергии Союза расходовалось атомным гигантом на Ангаре! Нынешняя ТЭЦ-10 была построена как его цех, а ещё протянута высоковольтка с Братской ГЭС. Это было самое энергоёмкое предприятие мира. Добрый десяток закрытых заводов и городов вставали, словно по волшебству, среди таёжных просторов Урала и Сибири. В составе студенческого отряда мне довелось трудиться на строящейся Белоярской атомной станции, которая через полвека стала первой станцией на быстрых нейтронах. А это что за чудо? В «быстрых» реакторах не ставят замедлители нейтронов, энергия которых остаётся близкой к максимальной энергии деления, которая много выше энергии тепловых (замедленных) нейтронов, что позволяет значительно улучшить технические показатели реактора и расширить топливную базу за счёт неисчерпаемых запасов урана 238. Так рекорд за рекордом, но дело не в отдельных рекордах, а в стратегическом прорыве российских атомных технологий.

Итак, центрифуга. Что она дала миру? На единицу природного урана в советских вертушках электроэнергии расходовалось в пятьдесят раз (!) меньше, чем в газодиффузионном производстве, потому и себестоимость конечного продукта снижалась в пять-шесть раз. Центрифужная техника непрерывно совершенствовалась. Если ресурс непрерывной работы первых вертушек составлял три года, то в последних разработках он был увеличен в десять раз. Тридцать лет работы без единой остановки! Сотни тысяч аппаратов в одном технологическом корпусе, а их несколько на завод. При этом производительность ЦФ девятого поколения оказалась в четыре раза выше, чем у предшествующей разработки.

В 1985 году, когда мне довелось возглавить делегацию Иркутской области в поездке в ГДР по вопросам научно-технического прогресса, нам продемонстрировали «передовую» разработку немецкой ЦФ размером с турбину ГЭС. Такая «новинка» поразила меня архаичной отсталостью, но удивительно, что хвалёная Америка и сегодня недалеко ушла. Имея самый крупный в мире парк атомных реакторов, американцы так и не создали собственное современное производство ядерного топлива. Американские центробежные «бандуры» имели высоту в двенадцать (!) метров, тогда как советские, при качественно лучших характеристиках, порядка одного.

США обладают газодиффузионным производством, с которого начинал и Советский Союз, но сегодня оно представляет собой «каменный век». Первая мировая держава приступила было к строительству завода под пафосным названием «Американская центрифуга», но у «специалистов» хватило мозгов понять, что именно их и не достаёт для создания новейшей технологии человечества. И макулатура из долларовых бумажек не стала им спасением, хоть печатай её вагонами. Банкротам с государственным долгом на десятки лет вперёд печатный станок – первый путь к процветанию. В итоге, в ушедшем году США приняли похоронное решение о демонтаже всего того, что было понастроено под той многообещающей вывеской. Напротив, в честь «русской вертушки», по достоинству ставшей первым бриллиантом в короне ассоциации «Росатом», в городе Новоуральске (раньше Свердловск- 44) возведена скульптура. За ней кроются не только блестящие достижения науки, но и высокие технологии с десятками ноу-хау. Ковровские рабочие изготовляют детали с точностью до микрона. Левши современности. За шестьдесят лет отечественные атомщики совершили сказочный рывок, оставив американцев в «каменном веке». Приходится верить отзывам сатирика Задорнова об их умственных способностях. Он и сам не знал, насколько его шутки были близки к истине.

Несколько европейских стран объединёнными усилиями создали свои центрифужные производства, уткнувшись в новую преграду. Английские трёхметровые «тихоходы» и без того не блистали совершенствами, а тут, на зависть их создателям, российские кудесники преодолели зону резонанса, который наступает при переходе скорости вращения ЦФ от одной тысячи оборотов в секунду (подкритичная скорость) до двух тысяч (надкритичная скорость). При входе в зону резонанса вертушки на заводах просвещённого Запада разлетались в клочья, на то он и резонанс, тогда как в России в этом сверхскоростном режиме, схожем с явлениями космического порядка, когда ещё и себестоимость продукта снижается в два-три раза, работает несколько заводов. Столько, сколько надо. И не только для мирного, но и для боевого урана.

В результате «ведущие державы мира» закупают обогащённый уран в форме тепловыделяющих элементов (ТВЭЛ) у «развивающейся» России. Контракты расписаны на десять лет вперёд. Более трети потребностей атомных станций США и Западной Европы обеспечивает Россия. Куда им, бедолагам, податься, вместе со своими «убийственными» санкциями? Когда конкуренты обратились в европейский суд с иском на русские демпинговые цены на уран, то директор УЭХК пояснил суду, что может снизить их на порядок, пустив в один день атомную отрасль Запада по миру. По ряду обстоятельств иск был отклонён.

Казалось бы, с затронутой темой всё обстоит яснее ясного, так нет же, отечественные физики разработали и запустили в действие русскую вертушку десятого поколения, о которой не распространяется абсолютно никаких сведений, даже о внешних параметрах. Тайна из тайн. Такая же, как и с грозным оружием «Авангард», прорезающим плотные слои атмосферы на гиперзвуке в двадцать звуковых скоростей. Русская мысль неисчерпаема, как и природа. Не скрою также, что мне, ветерану атомной промышленности, было приятно получить Свидетельство от 12.09.2016 года и Памятный знак Росатома «20 лет АО ТВЭЛ».

Можно предположить, что безнадёжное отставание стран НАТО в продвижении научно-технической концепции ЦФ является для них печальным исключением, а в других ключевых отраслях они ух (!) какие могучие. Но когда могучие вояки НАТО увидели, что российские истребители на международных выставках выписывают фигуры вопреки всем законам аэродинамики, а при встречах в небе Сирии они всегда устраиваются американским самолётам в хвост, обращая их в лёгкую мишень для поражения, тогда в Россию посыпались запросы на закупку технологий авиастроения. Только опять богатые купцы остались при своих деньгах. Оказалось, не все ценности измеряются валютой. Та же лопатка двигателя российского самолёта дороже аналога, который был бы изготовлен из золота. Впрочем, президент нарисовал фантастическую картину прорыва в военных технологиях, какая не снилась Жюль Верну. Но довольно о скучном. Самое ценное для народа наступит тогда, когда военно-промышленный комплекс России начнёт массовое освоение технологий и продукции для народного потребления. Так что главная сказка впереди.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам