ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-06-17-06-24-03
Хотите послушать или прочитать стихи современных поэтов? Такая возможность есть. Поэтическое меню представлено обращением Всеволода Емелина к Владимиру Владимировичу по поводу режима самоизоляции в Москве, стихами Ивана Давыдова о слонах, Алексея Цветкова — о Давыде и Юрии, Александра Дельфинова — о...
2020-06-18-07-13-48
В конце 80-х, когда на просторах СССР задули «ветры перемен», и Михаил Тататута стал для нас «первооткрывателем» целого континента. Он рассказал о реальной, не придуманной пропагандой Америке. Он был первым журналистом, бравшим интервью у Элизабет Тейлор в её доме, и первым советским корреспондентом,...
2015-04-21-08-25-25
Один юноша задал Платону вопрос: — При каких условиях богатство является злом и при каких — добром?
2015-08-21-06-02-06
Как-то раз гуру спросил у своих учеников: — Почему, когда люди ссорятся, они кричат?
2015-03-26-07-50-12
Один проповедник столкнулся с человеком, который утверждал, что грешный человек в нём умер. Заинтригованный, он пригласил его к себе на обед.

МультиВход
 

Мосты Юрия Тена

Владимир ХОДИЙ   
30 Марта 2018 г.
Изменить размер шрифта

 

Известный в нашей области журналист Владимир Ходий подготовил к печати новую книгу под названием «Иркутские страницы. О других и о себе». Её можно отнести к жанру воспоминаний. Но в отличие от классических мемуаров они представлены отдельными очерками, репортажами- исследованиями, эссе и интервью о событиях, в круговороте которых автор часто находился сам, и о людях, с которыми так или иначе соприкасался. Предлагаем вниманию читателей один из таких очерков.

Юрий Тен

Юрий Тен

Мосты жизни

...По нему не едешь, а летишь. Полторы-две минуты и ты – на другом берегу. А ещё совсем недавно об этом можно было только мечтать... Новый, именуемый Академическим, мост через Ангару – самый крупный и дорогостоящий из возведённых с середины прошлого века в Иркутске транспортных, да и не только транспортных, объектов. В его создании участвовали сотни, а то и тысячи людей, и их всех помнить и назвать, конечно же, невозможно. Но вот тех, кто в сложных и, казалось бы, абсолютно безнадёжных 90-х годах «пробивал» саму идею его сооружения и закладывал, можно сказать, первый камень в него, стоит помнить. Среди них трижды представлявший наш город в Государственной думе России Юрий Михайлович Тен.
Наше знакомство с ним произошло осенью 1993 года. В Иркутск при содействии ТАСС приезжал аккредитованный в Москве корреспондент одной из ведущих телевизионных компаний Бразилии. В числе других просьб он высказал пожелание встретиться с кем-нибудь из кандидатов в формирующийся тогда новый орган законодательной власти России. И я, долго не раздумывая, тем более самому было интересно, решил, что лучшим собеседником станет именно он, Юрий Тен.

Это потом его будут называть по имени и отчеству. А в начале тех самых

90-х на арену нашей общественно-политической и экономической жизни вышли люди, которых раньше очень мало кто знал и которых в прессе и в широком устном общении стали называть кратко: Павел Голышев, Вячеслав Пиманов, Виктор Машинский, Виталий Шуба... Вот и он вошёл в отведённую, очевидно, для переговоров, комнату в здании акционерного общества «Труд», которое возглавлял, и лаконично представился: «Юрий Тен».

Забылись многие детали той беседы, но осталось главное впечатление: предельно собран, спокойно воспринимает все вопросы, уверен в том, что касается дела, которое сам затеял и развивает. Иными словами, перед нами явился в хорошем понимании НОВЫЙ РУССКИЙ – как тогда называли представителей нарождающегося российского предпринимательства.

И ещё, поскольку он в беседе не раз возвращался к тому, что строит мосты и дороги, я подумал: вот перед нами не кто иной, как ЧЕЛОВЕК МОСТОВ – мостов в прямом и переносном смыслах...

Мост первый: родители и родина

И вправду, вся его жизнь, как позже выяснилось, состояла из череды мостов – образных и реальных. И первый был связан с его родителями и родиной.

Его родители – мигранты из Кореи. Они добровольно переехали в нашу страну после разгрома во Второй мировой войне милитаристской Японии, оккупировавшей Корейский полуостров и значительную часть территории Китая. У них был выбор: оставаться там, где жили до этого в нищете и бесправии, или отправиться туда, где, как они слышали, нет эксплуатации человека человеком... И выбрали второе – поселились на острове Сахалин, южная часть которого раньше тоже находилась под японцами. Здесь среди других народов компактно проживали корейцы.

Так что родина Юрия Тена – Сахалин. Он старший ребёнок в семье, первый из выживших – трое до него умерли, потому что жизнь после войны в Советском Союзе в целом, а тем более на отдалённом острове, была трудной. Жили в засыпнушке восьмером: дедушка, бабушка, родители и четверо детей. Как старший, опекал братьев и сестёр, но в то же время старался держаться с ними, как со взрослыми. Поэтому признавался впоследствии, что это был его «первый опыт руководства людьми».

После восьмилетки Юрий пошёл в профессионально-техническое училище. «Можно лишь благодарить, – вспоминал он, – моих мудрых родителей. В ПТУ я получил специальность, стал разбираться не только в технике, но и понемногу в человеческих и производственных отношениях. После училища два года проработал слесарем на заводе и одновременно окончил вечернюю среднюю школу. Очень хотелось продолжить образование – была огромная жажда инженерных знаний и желание применять их на деле. Но как осуществить эту мечту? На Сахалине до начала 1970-х годов нам, корейцам, даже родившимся там, не выдавали паспортов – только вид на жительство. Мы не имели права служить в армии, вступать в комсомол, участвовать в выборах. Даже если собираешься в соседний посёлок или город, не говоря уже о поездке на материк, – иди в ОВИР и оформляй разрешительный документ – будто визу на поездку за границу. И даже временно нельзя было останавливаться в центрах военных округов и Тихоокеанского флота. Так что мне для поступления в вуз оставался один ближайший город – Иркутск...»

Сахалин – Иркутск

В Иркутский политехнический институт поступил не на тот факультет, куда хотел, и не сразу на очное обучение. Хотел на геолого-разведочный, однако ему, человеку без гражданства, заявили: нельзя, там есть секреты... Зачислили на машиностроительный факультет, и только на заочное отделение. Вернулся на Сахалин, опять работал на производстве, ездил на сессии в Иркутск и... не покидала мечта стать студентом полноправным, то есть учиться очно. Мечта и цель осуществились: сдав снова вступительные экзамены, стал первокурсником горного факультета...

Учился с упоением. «Именно в институте, – рассказывал позднее Юрий Тен, – я получил навыки самообразования, что очень помогло мне на всех последующих этапах жизни, включая работу депутатом Государственной думы».

И ещё о пользе «полноправного» студенчества: каждое лето после второго курса выезжал он командиром отряда в 60–70 человек, как тогда говорили, на стройки народного хозяйства. Его «Антарес» (название одной из ярчайших звёзд на ночном небе) в те годы был одним из самых известных студенческих строительных отрядов в Прибайкалье. И этот опыт руководства таким количеством людей, взаимодействия с хозяйственными организациями и властями на местах, решения производственных задач, финансовых и бытовых проблем ему потом тоже пригодился.

После окончания института Тен на какое-то время расстался с Иркутском. По распределению, уже имея семью, поехал работать в Омск. Оттуда направили в Челябинскую область на небольшое горное предприятие главным инженером. Всё бы хорошо, да жене-журналисту работы по специальности и близко не было. Через два года пришлось уехать – и это был опять Сахалин. Людмила устроилась в районную газету заведующей отделом писем, Юрий – начальником участка открытых работ на одной из угольных шахт. Так пролетели ещё два года. Вспоминал: «Вы не поверите, всё это время в Иркутск тянуло. Наверное, это мой город. Всё мне в нём нравится. Мне в нём хорошо и спокойно...»

В Иркутске работа нашлась обоим. Хотя Юрию не совсем по профилю – старшим инженером вначале института «Иргиредмет», затем – Института физиологии и биохимии растений Сибирского отделения Академии наук. Но постепенно он без какой-либо протекции, не будучи членом партии, а это было важным условием карьерного роста, приближается к своей «золотой жиле»: кто-то из одного строительного треста, работающего на селе, предлагает ему должность старшего прораба, а потом из другого строительного треста, тоже работающего на селе, – должность начальника участка. Причём участок назывался мостостроительным. И на его базе в конце 1988 года Тен организует кооператив «Труд», специализирующий на сооружении объектов инфраструктуры, или, проще говоря, тех же дорог и мостов в сельской и отдалённой местности. В начале 1991 года он уже на базе этого кооператива создаёт многоотраслевое акционерное общество, которое существует до сих пор, а его подразделения успешно работают в европейской части страны, Иркутской области, Забайкалье, на Дальнем Востоке по трём направлениям: строительство автомобильных дорог, мостов, взлётно-посадочных полос, промышленное и гражданское строительство, производство сельскохозяйственной продукции.

3003 8 2

Иркутск – Москва

Конечно, Юрий Тен не был волшебником. Найти свою «золотую жилу» (а «Труд» действительно одно время занимался и добычей золота) ему помогли перемены в стране – переход к рыночной экономике, введение многопартийной системы и так далее.

Поначалу он лишь внимательно следил за ходом политических и экономических реформ, поскольку как предприниматель был заинтересован в их поступательном развитии. Но подошло время, и задумался: а что если самому взяться за это поступательное развитие и попробовать, например, избраться в Государственную думу России? Тем более что у него был тыл в виде собственного предприятия и поддержка в лице областного Союза промышленников и предпринимателей области, да и исполнительная власть области и города, открыто не вмешиваясь в предвыборную борьбу, в отношении Тена заняла вполне благожелательную позицию.

И получилось! В 1993 году Юрий Михайлович был избран в Государственную думу по Иркутскому городскому избирательному округу. Затем повторил успех на следующих выборах в 1995 году, когда помимо Союза промышленников и предпринимателей его активно поддержал мэр города Борис Говорин.

Как депутат высшего органа законодательной власти страны он в первые два созыва стал автором и соавтором 36 проектов законов и более 200 поправок к ним. В числе принятых Госдумой – «его» законы: «Об охране озера Байкал», «О плате за пользование недрами», «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности», «О порядке начисления и увеличения государственных пенсий», «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путём» и другие.

С другой стороны, Юрий Тен хорошо знал проблемы Иркутска, не раз обсуждал их на встречах с избирателями. Речь в первую очередь шла о необходимости строительства нового моста через Ангару и автодороги в объезд города.

Известно, что плотина ГЭС и все остальные мостовые переходы через Ангару не входили и не входят в систему федеральных и региональных автомобильных дорог, тем не менее, в отсутствие обхода Иркутска всё транспортное сообщение вдоль трассы Москва – Владивосток испокон века осуществлялось исключительно по его улицам. Поэтому кому-то, наконец, надо было взять и объединить усилия всех заинтересованных в решении этой проблемы сторон – города, области, федерального центра. И таким объединителем стал Юрий Тен. Существует целая папка переписки на сей счёт, поэтому, не вдаваясь в подробности, скажу, что благодаря именно стараниям Тена в 1998 году было подписано соглашение о долевом участии в финансировании строительства моста, и оно практически началось уже в следующем году.

А что касается объезда Иркутска, то первая попытка тогда же приступить к реализации этого проекта успехом не увенчалась. Правда, по инициативе Юрия Михайловича силами «Труда», от руководства которого он как депутат сразу отошёл, удалось в 1997 году на полученные из федерального бюджета средства подготовить к устройству дорожной одежды несколько километров земляного полотна от Вдовино в направлении Чистых Ключей. Однако явно по чьей-то команде или совету дирекция Прибайкальской автодороги приняла решение дальнейшую пробивку обхода проводить исключительно на основе тендерных торгов, в том числе на тех участках, где были выполнены первоначальные работы. И хотя «Труд» предложил лучшие условия, торги в итоге были признаны несостоявшимися. В результате стройка была заморожена. Прошло более десяти лет, и уже под руководством Тена-младшего – Сергея Юрьевича – «Труд» возобновил и через два года успешно завершил строительство объезда.

Москва...

Между тем приближались выборы в третий созыв Государственной думы. «И если, – вспоминал Юрий Тен, – предыдущие избирательные кампании проходили в равных для всех претендентов условиях, то есть без применения административного ресурса в отношении кого-либо, то на этот раз я ещё не успел принять решение о выдвижении своей кандидатуры, как уже почувствовал давление «сверху». А вскоре увидел и направленную против меня целую серию инсинуаций, сработанных заезжими политтехнологами. В одночасье я стал и «олигархом», и «националистом», и «шпионом»... В моей же команде были исключительно иркутяне, которые, во-первых, разделяли мои взгляды, во-вторых, совершенно искренне считали мою деятельность в Государственной думе полезной для города и области».

Уместно заметить, что Юрий Михайлович и меня привлёк к работе в своём штабе. Причём его установка была жёсткой: никакой критики и тем более «подножек» в отношении конкурентов и все усилия сосредоточить исключительно на агитации за него.

Перво-наперво было решено на конкретных фактах рассказывать и показывать каждодневную, будничную работу нашего кандидата. Вслед за этим родилась идея подготовить и опубликовать серию коротких отзывов о нём известных в стране политиков, учёных, предпринимателей, деятелей культуры. Вот, к примеру, высказывание кинорежиссёра Никиты Михалкова:

«Юрий Михайлович Тен – один из отцов-основателей движения в России, которое во главу угла ставит то, что я называю просвещённым консерватизмом. В его основе соединение прошлого с будущим через настоящее. Ядро этой идеологии – огромное уважение к нашим традициям... Ведь мы страна, которая соединяет в себе всё. Мы как Америка, только византийская. У нас перелопачены и переплетены и разрез глаз, и языки, и культура... И я вижу, что Юрий Михайлович Тен вносит серьёзный вклад в достижение целей, которые ставят перед собой те, кто сегодня чувствует себя самодостаточными гражданами, понимает проблемы России и знает пути их решения».

А уже на пике избирательной кампании родился этот простой и ясный предвыборный слоган:

ЮРИЙ ТЕН СТРОИТ МОСТ МЕЖДУ

  • берегами Ангары
  • регионом и центром
  • Востоком и Западом
  • «правыми» и «левыми»
  • разными поколениями
  • народом и властью.

Хотя однажды всё-таки пришлось прибегнуть к тому, что называется «дать отпор клеветникам». Это когда в прессе появилось «Открытое письмо» ряда почётных граждан и депутатов городской думы, бросивших в адрес нашего кандидата безосновательное обвинение в «присвоении чужих заслуг», имея в виду возведение того же моста и других важных для Иркутска объектов. На «ничейном поле» – в областном Доме журналистов – с приглашением представителей всех местных СМИ и авторов письма мы созвали пресс-конференцию. И на ней он с документами в руках ответил на все вопросы и тем более на упрёки во «лжи», «фальсификации», «информационной афере»...

«Многие иркутяне, – сказал Юрий Тен, – теперь причастны к будущему новому переходу через Ангару. Я только что встречался с мостовиками, и они говорят: «Мы строим мост!» Конечно, они его строят. А в следующем году здесь будет тысяча человек, и каждый из них будет вправе так заявить. Моя роль в том, чтобы сооружение этого крупного объекта на паритетных началах финансировалось из федерального бюджета. А поскольку мост является муниципальным и не входит в систему федеральных дорог, Счётная палата России в любой момент может перекрыть его... Вы этого хотите? Я – нет...»

Или по поводу диагностического центра, строительство которого к тому времени завершилось в Иркутске. Оппоненты Тена утверждали, что он якобы не имел никакого отношения к данному объекту. Действующий депутат и кандидат в депутаты нового состава Госдумы выложил перед журналистами кипу документов, подтверждающих обратное. Взять лишь одно письмо к нему директора центра Игоря Ушакова от 15 июля 1995 года, и всё становится ясным: «Только прямой активный контакт с Министерством финансов и непосредственно с В. С. Черномырдиным оставляет нам шанс войти в японскую кредитную линию». И на самом деле, обращения Тена в Минфин и его личные встречи с тогдашним главой правительства помогли решить эту проблему.

...В итоге наша тактика «мягкой силы» оправдала себя. Юрий Михайлович снова опередил конкурентов, а их ни много ни мало было около десятка, в том числе заместитель губернатора академик РАН Гелий Жеребцов, депутат второго созыва Госдумы Вера Савчук, депутаты Законодательного собрания Геннадий Истомин, Антон Романов, директор пенсионного фонда Восточно-Сибирской железной дороги Евгений Полынцев, и в третий раз подряд получил право представлять жителей города в Государственной думе.

...и далее везде

За короткий, даже по меркам новейшей истории, период своей активной государственной и общественной деятельности Юрий Тен много раз выезжал за границу – в страны Европы, Америки и особенно, как член правительственной комиссии по связям с Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), – в Японию, Монголию, Китай, обе республики на Корейском полуострове.

Хорошо помню, как весной 1995 года в Соединённые Штаты Америки отправилась делегация Иркутской области. В её состав включили его как депутата Госдумы и меня в качестве журналиста. Мы встречались с губернатором штата Мэриленд, руководством местного университета, с которым в то время наладил связи иркутский университет, побывали на заводах «Блэк энд Деккер» и «Солорекс», специализирующихся на выпуске бытовых электроприборов и солнечных батарей. Во Всемирном банке прошла презентация наших областных инвестиционных проектов и круглый стол по развитию частного сектора в экономике России и роли в этом местных органов власти. Я наблюдал, как Тен не только своим присутствием, но и к месту заданными вопросами, содержанием кратких выступлений повышал статус возложенной на нас миссии...

Осенью того же года мы снова оказались вместе на форуме экспертов Института экономического развития Всемирного банка, который прошёл в России в городе Владимире. Тема была примерно та же – «Роль местных органов власти в развитии частного сектора, привлечении стратегических инвесторов и в постприватизационной структурной перестройке». Форум посетили тогдашние президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон и министр экономики России Евгений Ясин. От секции представителей власти в регионах на нём выступил Юрий Михайлович. Он говорил по делу, интересно, но было заметно, что в компании говорящих исключительно на английском языке чувствовал себя не очень уверенно. О чём потом за ужином не без самоиронии признался нам:

– Согласен, английский был бы полезен... Но, оказывается, неплохо бы знать и... французский. Завтра вылетаю в Париж, а потом поездом буду добираться до Страсбурга, где в Совете Европейского союза должен провести переговоры о сотрудничестве в реставрации исторических и архитектурных памятников Иркутска, подготовке к открытию в нашем городе Дома Европы. И на каком, разрешите спросить, языке мне там разговаривать?..

И всё-таки чаще всего он посещал Корейский полуостров, причём и индивидуально, и в составе делегаций на самом высоком уровне. В качестве не только депутата Госдумы, но и председателя совета Федеральной национально-культурной автономии российских корейцев он встречался и беседовал с лидером КНДР Ким Чен Иром и президентом Республики Корея, лауреатом Нобелевской премии мира Ким Дэ Чжуном, был горячим сторонником установления подлинного мира и согласия на земле предков...

Мост последний: память

«Юрий Тен, как никто другой, знал насущные проблемы города и области и помогал их решению. Неслучайно с 1993 года наши жители трижды поручали ему представлять свои интересы в Федеральном собрании. И всё потому, что он был профессионалом в своём деле и искренне желал помочь людям», – так отозвался на печальное известие о его безвременной кончине в июле 2003 года тогдашний мэр Иркутска Владимир Якубовский.

В память о Юрии Михайловиче в городе на Ангаре, ставшем для него второй малой родиной, назван проезд, на острове Шикотан Курильской гряды его имя носит школа, построенная специалистами АО «Труд», а на федеральной автодороге «Амур» – один из перевалов.

За вклад в укрепление законности в стране, активную законотворческую деятельность и многолетнюю добросовестную работу он был награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», а за вклад в укрепление российско-корейских отношений – орденом Республики Корея «За дипломатические заслуги».

И последнее. Ещё при жизни Тена под девизом «Слышать голос каждого, как бы тихо он ни звучал» был создан Благотворительный фонд его имени. И вот уже двадцать лет он помогает пожилым людям, общественным организациям, а главное – подрастающему поколению: тем, кто нуждается в лечении или реабилитации после операции, кто проявил себя в учёбе и общественной деятельности в школе, колледже, вузе, кто делает первые и уверенные шаги в музыке и других видах искусства.

«Я сам вышел из таких низов, что ниже не бывает, – часто в беседах признавался Юрий Михайлович. – Поэтому и стараюсь помогать людям, делиться с ними...»

  • Расскажите об этом своим друзьям!
Загрузка...
Загрузка...