ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Морев (рассказ)

Вячеслав ПРОЦЕНКО   
12 Апреля 2019 г.
Изменить размер шрифта

1204 9 2

С войны домой, в Черемхово, Морев вернулся целым, но незрячим. Говорили, что где-то там, на войне, раздобыли его товарищи технический спирт и повеселились до смерти, он один отделался пожизненной слепотой. Инвалидов тогда было много – безруких, безногих, контуженных и совсем негодных к работе, но и работы было много, а у Морева не хватало только зрения, и он зарабатывал на жизнь в должности то ли завхоза, то ли снабженца какого-то заведения, возможно, детского садика. По служебным делам его возил кучер на дрожках с понурой лошадёнкой, и выглядел он, как все мелкие начальнички: чёрный пиджак с галстуком, тёмно-синие офицерские галифе, хромовые сапоги и серая фетровая шляпа. На дрогах он сидел боком, позади кучера, свесив ноги между передним и задним колёсами, портфель и тросточку держал на коленях. Дроги трясло – и вздрагивало его застывшее, побитое оспой лицо в чёрной бархатной маске вместо очков, чуть приподнятое, будто он всматривался сквозь маску в некую точку, движущуюся вместе с дрогами поверх крыш и заборов.

1204 9 22

Потом он то ли сменил работу, то ли вышел на пенсию, и больше я его не видел. И был удивлён, когда кто-то из моих одноклассников на улице толкнул меня в бок: гляди-ка, Морев, стиляга! Я не знал, что у Морева был сын старше меня, и не мог определить, кто из двоих парней, идущих впереди, Морев, а кто не Морев. До них было метров сто, и они были одного роста, в одинаковых серых костюмах – два силуэта-близнеца, ничуть не похожие на карикатурные изображения стиляг в журнале «Крокодил». Ни взбитых «коков» на головах, ни башмаков на «каше». Я был разочарован. Хотя кое-что в обоих силуэтах выглядело всё-таки необычно: их явно заказные костюмы с чересчур зауженными по нашим меркам брюками, да и причёски, название которых – «канадская полька» или просто «канадка» – дошло до нас позже...

Мы тогда поголовно стриглись «под бокс» и носили мешковатые штаны и вельветовые курточки с воротниками на застёжках-молниях, с так называемыми кокетками, – чуждое для того времени словечко пролетало мимо ушей, курточки охотно носились молодёжью обоего пола и украшались пионерскими галстуками и комсомольскими значками. А для зимних холодов швейная промышленность предлагала нам серые стёганые телогрейки в неограниченном количестве, от мала до велика. Такой стиль, несомненно, способствовал перевыполнению пятилетних планов и укреплению идеологической благонадёжности населения. Годился он и на случай чьей-то неблагонадёжности, упрощая переход из одной категории в другую. Словом, близилось торжество всеобщего равенства и братства.

Но в ход событий вмешалась так называемая «золотая молодёжь», которой, видите ли, приспело подражать моде загнивающего Запада. Неважно, золото ли возникло из гнили или наоборот, а важно, что выпендрёж в заграничных шмотках добавил хлопот спецслужбам и чиновникам, не готовым к таким кульбитам в развитии социализма. Да и большинство населения, исконно подозрительное к любым новшествам, особенно иноземным, поначалу проявило неприязнь к отщепенцам. Но те упорно гнули антипартийную линию и загнули до того, что запретный плод в виде брюк-дудочек и юбок выше колен стал просто повально, до неприличия вожделенным.

Чем дальше, тем больше – вместо борьбы за повышение производственных показателей разгоралось соревнование самостийных перелицовщиков фабричной одежды. Разлагалась армия: призванная на службу смена, вопреки уставу, ухитрялась зауживать просторные кавалерийские галифе и овеянные легендами матросские клёши. Не обходилось без казусов, когда ушитые в кустарной спешке штаны и юбки расползались на их владельцах по швам. Мало того – тлетворная мода, к общему изумлению, проникла в кремлёвские кабинеты! Перехватившие власть новые вожди безжалостно травили старых, несговорчивых, и чтобы отмежеваться от них окончательно, шили себе узкобрючные костюмы светлых тонов. Эту первую, начальную уступку предприимчивым буржуям зафиксировали документальные кадры кино и телевидения. Шестерни государственного механизма заскрипели, затрещали швы заранее перевыполненных планов, обнаружилась катастрофическая нехватка наличных мощностей. Ручеёк импортного барахла расширялся, размывал берега...

А вышедшие из моды штаны и телогрейки донашивали ни на что уже не претендующие старики и старушки. Может, и он, Морев-старший, слепой ветеран, донашивал те военные галифе. А может, успел ещё помодничать. Но в любом случае он свою задачу выполнил, даже если совсем о ней не задумывался.

Об авторе:

  • Вячеслав Борисович родился в 1945 г. в Иркутске, жил в Черемхово, с 1967 г. в Ангарске. Работал в «Оргстройпроекте» и механиком холодильных установок. Первый рассказ был напечатан в альманахе «Сибирь» в 1975 году. Книги: «Счастливчик» (Иркутск, 1990) и «Кто в тереме живёт» (Ангарск, 2007).

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам