ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Людям, любимой, искусству пишутся песни мои...»

Борис АРХИПКИН   
02 Февраля 2017 г.
Изменить размер шрифта

 

К 65­-летию иркутского поэта Бориса Архипкина. Борис Михайлович Архипкин родился 7 февраля 1952 года в Иркутске. 46 лет прожил в старинном деревянном доме по улице Невского, 2, который отец Бориса перебрал по брёвнышку ещё до войны, когда родился старший брат поэта Валентин. Дом этот успел стать легендой. В нём бывали писатели, художники и режиссёры. Ему посвящены картины И.Г. Чулкина, Н. и Л. Статных, А.Г. Костовского. В памяти друзей остались эпизоды: вот на шаткой и ветхой лестнице поэт читает стихи, вот показывает свои акварели, ведёт к столику в запущенном поэтическом саду.

Поэтическая биография Бориса Архипкина начинается со второго класса. Однажды учительница литературы Галина Николаевна Малахова сказала: «Послушайте стихотворение, которое сочинила ваша одноклассница Люда Сотникова».

«А чем я хуже?» – подумал Борис. Всю ночь он сочинял стихотворение, начинавшееся со слов «Родная Родина». Так из соперничества с девочкой родился его первый поэтический порыв. И был вскоре им забыт.

Учился Борис на «отлично», с пятого класса стал посещать художественную школу, играл в хоккей и футбол. В художественной школе по итогам года он был премирован коробочкой акварели «Ленинград». Это было в 1964 г., но краски так и не были Борисом израсходованы, он пользовался ими в особых случаях.

В результате всех напряжённых занятий юный Борис так переутомился, что заболел. Скованный болезнью, он вспомнил, как однажды написал стихотворение. Стали рождаться новые строки. В факультетской клинике его соседом по палате оказался известный иркутский поэт Виктор Владимирович Кисилёв, к которому часто приходил Марк Давыдович Сергеев. Борис прочитал им стихотворение «Родная Родина», написанное во втором классе, и заслужил похвалу. Особенно поэтам понравилась его строка «Но если снова самолёт перелетит границу». Отметили они и умелое построение поэтической фразы.

Отстав от своих одноклассников на один год, Борис вернулся в школу со своими поэтическими переживаниями. До восьмого класса он учился на «отлично», пел и мечтал стать оперным певцом. Поэтом себя почувствовал с 8 класса – с 1968 года. Принёс стихи в редакцию «Советской молодёжи» и вскоре получил письмо, подписанное: «Литконсультант Глеб Пакулов». В этом письме шла речь о том, что говорить о публикации ещё рано, и предлагалось посещать по понедельникам Творческое объединение молодых – ТОМ. Что Борис и сделал. Примерно в это же время состоялось знакомство с художниками В. Шичковым, А. Шлыковым, Г. Кузьминым, поселившимися по соседству. Борис окунулся в стихию творчества.

Школу он окончил с тремя пятёрками: по поведению, пению и рисованию. Удалось поступить в сельхозинститут на специальность агроном-экономист, но только кандидатом. После первого семестра из-за троек был отчислен.

«Эх, сейчас бы жил! – восклицал повзрослевший поэт, – с экономическим-то образованием!»

Зато поэт стяжает славу. В 1970 г. Борис Архипкин обсуждался на конференции «Молодость. Творчество. Современность». Конференция была впечатляющая: приезжал Марк Соболь, из Красноярска был Роман Солнцев. Запомнилось Борису стихотворение Александра Плитченко: «Я Пикассо районного масштаба». Состоялась первая публикация – в «Советской молодёжи» – два стиха.

В 1973 году Борис стал работать с художником Вячеславом Шичковым, участвовал в монтаже подглазурной росписи Дома пионеров в Иркутске­2, в оформлении кафе в Лисихе. Там познакомился с Сергеем Кореневым, Александром Москвитиным. Мир изобразительного искусства участвовал в формировании его поэтики.

С 1974 г. Борис Михайлович работал рабочим на телевидении. Пришёл он туда по объявлению, которое по радио услышала его мама. «В первый раз я тогда послушал маму, – восклицал он, – и двадцать семь лет на одном месте!» Его юношеские стихи, как он говорил позднее, представляли бредь, фатализм. Он не успевал их записывать. Пригодных для печати среди них нет.

Кардинальное событие в жизни поэта — знакомство с семьёй Чернышовых, глава которой был кинорежиссёр, собкор газеты «Советская культура». Из этого знакомства выросло целое направление творчества. Цикл «Девочка на льду» – тема неразделённой любви к Чернышовой Галине.

Дорогая моя, мы с тобой не родня,

Ты моею, конечно, не будешь.

В этом городе ты разлюбила меня.

Ты кого в этом городе любишь?

Этой семье Борис посвятил картину «Квартира №14»: «Там столик, бутылочка, ложечка, дедушка Чернышов, Евгения Михайловна, сын Миша, Галя, внизу с папироской – Борис».

Стилистика живописных работ Б. Архипкина особая (он работал с акварелью, гуашью, но это, скорее, живопись, чем графика). Он многое взял у Алексея Жибинова, Филонова, 1920­30­х годов искусства. Напрямую развил направление Жибинова этого периода. Люди, предметы, сцены теснятся на поверхности плотно, наплывают друг на друга – много голов, глаз, напряжение цвета и линии.

Несколько лет Борис Михайлович писал поэму, посвящённую Г. Чернышовой, «Деревья в городе». Поэма всё ещё ждёт своей публикации.

В ТОМе Б. Архипкин подружился на долгие годы с поэтом Василием Козловым. Он вспоминал из тех лет шуточное стихотворение последнего:

Я предлагаю Пушкина расплавить,

Он без того известен всей стране,

И коллективный памятник поставить

На месте том Архипкину и мне.

В то же самое время познакомился он с Варламовым, Сокольниковым, Лией Болдырёвой. Их коллективный сборник «Бригада» Б. Архипкин помнил наизусть. Память у него была колоссальная. Вряд ли был другой поэт в Иркутске, который знал наизусть столько стихотворений других авторов. В «Бригаде» 1984 года он впервые участвовал сам со сборником «Стихотворения на льду».

Работая на ТВ, он мечтал получить художественное образование и несколько раз во время отпусков ездил в Палех. Надо сказать, палехская утончённость стиля с мельчайшей детальной обработкой поверхности изображения близка манере Архипкина: «Кисточки у них толщиной с иголочку!» – восхищался он. Село Палех поразило необыкновенной чистотой и ухоженностью – и фабрикой за колючей проволокой, где работали с расплавленным золотом «200 мастеров». Борис устроился в гостиницу, и консьержка принесла ему брошь с пастушкой (в то время «Палеха» в свободной продаже не было). Борис купил её в подарок Г. Чернышовой.

Поступить ему не удалось – в училище там брали только местных, детей художников, чтобы сохранялась в чистоте, не искажалась традиция.

До перестройки Борис Михайлович каждый отпуск путешествовал. Навещал Шичковых в Ленинграде, Галину Чернышову в Старом Осколе. Эти поездки многое давали его творчеству.

Я стихотворение привёз из Иркутска –

В стихах отражается Старый Оскол.

В 1993 г. вышла его книжка «Тон», в 1998 г. Бориса Архипкина приняли в Союз писателей России, в 2001 г. «Иркутский писатель» издал его последнюю книгу – «Яблоко из двух».

Архипкина-поэта не спутаешь ни с кем и узнаешь тотчас. Он пользуется всей современной словесной «конкретикой», ему свойственна определённая доза декларативности (узнаётся дух 1920­30 гг.) и вписанный в ореол православия мыслительный ряд. Каждое слово проверено им на звучание, на созвучие. Житель города, Б. Архипкин был неомодернист по натуре. Если классицизм был явлен прежде всего в архитектуре и проявился в современной ему поэзии поэтов пушкинского круга, то по этой аналогии с архитектурным стилем поэзия Архипкина близка зародившемуся в 1960­е годы необрутализму (сочетание стекла-бетона с природными материалами – деревом и камнем – и современной динамичностью). Непроявленность темы, уход от предметности и возвращение к ней обусловлены в поэзии Архипкина тем, что она представляет сложный сплав архисовременного и старого, лиричного и остросоциального.

Произнеси моё имя,

Почётное имя,

Высокое имя,

Бессменное имя,

Бессмертное имя,

Жестокое имя –

ПОЭТ!

«Самую печальную радость – быть поэтом» (Ф.Г. Лорка) Б.М. Архипкин испытывал на «все сто». Его поэзия – особенное явление в иркутской литературе.

***

ИРКУТСКУ

Как сердцу предназначено быть левым,

Так мне такая выпала судьба.

Иркутские дома великолепны,

То грани, то рельефы, то резьба.

Он вольно свои улицы раскинул

Повдоль и поперечно Ангаре.

Река, а волны катятся морские –

Прохладно даже солнышку смотреть.

А солнце специально в воду смотрит,

Любуясь отражением своим,

Байкал себя продлил

Иркутским морем,

Контракт взаимовыгодный продлим?

Как стебель появляется из корня,

Так звук родится в недрах тишины.

Спасибо, что ты есть, великий город,

На карте и в истории страны!

* * *

Видите, однообразие пошлое

В городе процветает.

Будущее, настоящее, прошлое –

Троица пресвятая.

Господи Боже! Куда же мы катимся?

Кажется, прикатились.

Не раскрываясь, в себе замыкаемся –

Импульсы прекратились.

Век завершится –

читай Нострадамуса –

Эрою Водолея.

Рифма простая предельно:

«Страдают все»

Кто же преодолеет?

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам