ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

...И умолкли колокола

Наталья ПОДОЛЯНЧУК   
05 Апреля 2018 г.
Изменить размер шрифта

 

Это произошло в Оптиной пустыни на Пасху 1993 года.

0504 8 1

Бывают на свете встречи поистине удивительные. Однажды в Москве, сидя на вокзале в ожидании поезда, наша землячка из города Братска – звали её Муза Юрьевна – услышала невольно разговор двух женщин. Одна из них рассказывала, как ездила в Оптину пустынь, и там, помолившись на могилке новомученика Трофима, чудесным образом исцелилась от опасной болезни.

– Так он же наш, Трофим-то, из Братска, – взволнованно проговорила Муза Юрьевна, обращаясь к соседкам.

Нетрудно представать, какие затем последовали возгласы, общее изумление и даже растерянность: вот так встреча!

Да, любой человек с религиозным опытом подивится здесь Божьему промыслу и тому, как Господь прославляет в народе своих святых избранников. Из уст в уста передаётся благая весть об их небесной помощи, и кому надлежит об этом узнать, тот непременно узнает. Вот и в книге Нины Павловой «Пасха красная» эту историю вспоминает уже сама матушка инока Трофима – Нина Андреевна Татарникова.

Видимо, не ошибусь, если скажу, что в новейшей православной литературе нет книги более трагической и горькой, чем «Пасха красная». Это летописное повествование о жизни троих молодых монахов, зверски убитых на Пасху в Оптиной пустыни ровно четверть века тому назад – 18 апреля 1993 года. Знаменательно, что двое из них оказались посланцами Сибири – Леонид Татарников, в постриге инок Трофим, и Владимир Пушкарёв из Красноярского края, в монашестве инок Ферапонт. Третьим был москвич Игорь Росляков, он же иеромонах Василий.

0504 8 2

Книгу эту я прочитала несколько лет назад и давно хотела написать о ней, но робела даже подступиться к такой непростой задаче. Мыслимое ли дело – нам, людям совершенно мирским, рассуждать о монашестве, хотя бы и опираясь на сведения из авторитетной книги? Где мы и где монахи... Конечно, сомнений хватает и теперь, но в преддверии печальной даты, думается, самое время вспомнить о святых братьях во Христе и особенно об иноке Трофиме. Ведь у нас, в Иркутской области, многие, наверное, и не слышали о своём российском новомученике...

Известно, что все трое пришли к вере ещё в советские восьмидесятые, то есть в результате своих собственных духовных исканий, далёких от существующей официальной идеологии. А выйти из общего строя, пойти другим, узким путём, зная, что этот путь может привести и на Голгофу, – на это всегда отваживались немногие. Зато и вера, обретённая в атеистической стране, под угрозой гонений, была выстраданной, непоколебимой и бесстрашной.

Ho если для Леонида Татарникова и Владимира Пушкарёва вера в Бога оставалась их частным делом, поскольку никакой светской карьеры в их жизни не предполагалось, то Игорь Росляков сразу столкнулся с серьёзными проблемами. Он был студентом факультета журналистики МГУ и известным спортсменом, мастером спорта по ватерполо, часто выезжал на соревнования за границу. А в зарубежных поездках команду всегда сопровождали люди из органов госбезопасности. Вот они-то, прознав, что Игорь Росляков – человек верующий, и завели на него досье.

Для Игоря наступил час выбора: либо крест, либо карьера. Причём карьера не только в спорте, но и в журналистике, ведь его, талантливого журналиста с поэтическим даром, приглашали на работу в центральные газеты. Он же отказался, признавшись одному из друзей: «Я знаю, как там пишут, и не хочу лгать». О монашестве Игорь тогда вроде бы ещё не задумывался, но уже было написано им стихотворение, в котором так явно слышится предчувствие судьбы: «И всё тянет за русские дебри умереть в предназначенный срок». Шёл 1986 год, а через два года он уехал в Оптину пустынь, чтобы стать монахом, отцом Василием.

«Душа не может примириться с миром и утешается лишь молитвою», – говорил преподобный старец Нектарай Оптинский. Сказано это о монахах разных времён, а кажется – будто об иноке Трофиме, настолько точно эти слова передают его духовное состояние, особенно когда он жил в миру.

Ничто земное его не прельщало – ни семейная жизнь (он никогда не был женат), ни разнообразные профессии, которыми он владел, а был он мастером на все руки – железнодорожником, электриком, пять лет проплавал на рыболовном траулере, занимался художественной фотографией, шил красивую обувь, увлекался бальными и народными танцами, яхтами, каратэ... Человек незаурядных способностей, он, кажется, перепробовал всё, что мог, чтобы в итоге во всём разочароваться.

Надо сказать, что всю молодость Леониду пришлось материально поддерживать семью, где было ещё четверо младших братьев и сестёр, и эти бесконечные житейские заботы о материальном, о «жратве и шмотках», как он выражался, только обостряли затаённую сердечную тоску по настоящей духовной жизни. И однажды он сказал матери: «Вот живём мы, мама, а как не живём. Неживые мы будто и давно умерли». Нина Андреевна таких странных слов сына просто не поняла. А его душа искала иной жизни, иного – жертвенного служения. Но служения кому, чему?.. Позже, в Оптиной пустыни, инок Трофим признается: «Жизнь у меня была тяжёлая... Да как же я раньше не знал о Господе? Я бы сразу ушёл в монастырь».

Вот она, невольно высказанная правда о нашем поколении безбожников, не знавших ни церкви, ни православного воспитания. Но тем удивительнее, что даже в советское время, случалось, являлся Господь человеку – и уводил его за Собой. Это всегда – избранники Божии. Вот как говорится об этом в Евангелии от Иоанна: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечёт его Отец, пославший Меня» /гл.6, 44/. Так произошло и с будущими Оптинскими новомучешками.

Леонид Татарников в 33 года уехал из Братска в Бийск, преодолевая тяжкий духовный кризис. Именно там, на Алтае, он пришёл к вере, воцерковился, прислуживал в церкви в алтаре, пел на клиросе. А перед уходом в монастырь удостоился чудесного явления: на праздник Святой Троицы 1990 года он нашёл на земле, в траве, икону необыкновенной красоты, где были изображены трое юношей в белых одеждах, пришедшие к Аврааму. И как будто дыхание вечности коснулось в тот момент его чуткой души.

Таким же непростым путь к Богу, а потом и в монастырь оказался у другого сибиряка, Владимира Пушкарёва. В таёжном посёлке в Новосибирской области, где он жил, церкви не было, о вере никто и не думал. После окончания лесотехникума Владимир работал в лесхозе на Байкале, в Бурятии. Православных храмов и там было мало, зато разных сектантов и чернокнижников предостаточно. И Владимир каким-то образом попал под их влияние и чуть не погиб. После обращения в православие, во всём разобравшись, он молил Бога только об одном – чтобы ему было прощено его языческое прошлое. В Оптиной он появился почти одновременно с иноком Трофимом.

А монастырь тогда ещё только восстанавливался после того как в ноябре 1987 года государство наконец-то возвратило его Русской православной Церкви. Но что к этому времени осталось от былого величия и красоты знаменитой в XIX веке Оптиной пустыни? Разрушенные и осквернённые храмы да захиревшая без монашеской молитвы и благословения плодородная когда-то земля. На яблонях не было яблок, в лесу – грибов и ягоды, из реки ушла рыба и даже птицы перестали петь. Словом, во всей округе безраздельно властвовали и торжествовали победу необоримые, казалось, силы зла.

Но вот свершилась первая Божественная литургия – «и такая волна благодати ударила вдруг в сердце, что незнакомые люди, как родные, бросились обнимать друг друга», – пишет Нина Павлова.

Так начиналась новейшая история прославленного монастыря. История, в которую теперь навечно вписаны имена иеромонаха Василия, инока Трофима, инока Ферапонта.

Вообще слово «инок» означает «иной». Но монашеская жизнь не просто иная по сравнению с нашей, мирской, а по сути совершенно ей противоположна. То, что так ценно здесь, ни в грош не ставится там. Вместо сегодняшнего культа богатства и всяческого потребления – обет нищеты и постничества, вместо стремления к успеху, славе, общественному признанию – идеал уединённой молитвенной жизни. Там, где у мирянина непомерная гордыня, у монаха – смирение и простота сердца. «Укоряют вас – благословляйте, хулят – утешайтесь, злословят – радуйтесь». Такова монашеская мудрость, призывающая к духовному совершенству.

«Один Бог да душа – вот монах», – говорил святитель Феофан Затворник. Потому и уходят они из греховного, жестокого мира, где всё – нескончаемая суета сует, и нет места для Бога, и всё меньше ценится человеческая душа. А монах думает иначе. «Что же реально существует? Душа. Очищенная от греха или замаранная им». Это – запись из дневника иеромонаха Василия.

В монастыре у всех троих были разные послушания. Отец Василий слыл учёным монахом – вёл летопись монастыря и свой личный дневник, а как священник стал любимым проповедником для насельников и прихожан. Инок Трофим был пономарём в храме и старшим звонарём. А звонить они обычно выходили вместе с иноком Ферапонтом. Занималась монахи и хозяйственными работами. Отец Ферапонт столярничал, а инок Трофим пахал землю на тракторе и на коне, пёк хлеб, работал в переплётной мастерской...

Всегда радостный, с открытой душой, всем друг и брат, он производил впечатление весёлого монаха, а на самом деле был тайным аскетом и большим молитвенником. «Я весь в Боге и живу только Им», – признавался он. Лучшей жизни, чем в монастыре, он для себя уже и не хотел. «Я нашёл духовную жизнь. Это моя жизнь. Это очень непросто», – писал он в своём последнем письме родным.

Конечно, жизнь любого монаха простой и лёгкой не назовёшь, но у инока Трофима был ещё и свой, уникальный духовный опыт, доступный немногим. И благодаря его рассказам мы можем представить, какая невидимая духовная битва велась за монастырь между силами тьмы и Света. Да иначе и быть не могло. Ведь многие десятки лет здесь господствовали силы зла, разрушив храмы и умертвив землю. И разве мог враг рода человеческого, дьявол, смириться с возрождением святой обители? Нет, он втайне негодовал и готовился напасть на братию со всей своей злобой и ненавистью.

Но прежде, однако, взялся гнать и запугивать одного из монахов – инока Трофима. Поразительно, но бесы являлись к нему наяву. Однажды они задумали столкнуть инока вместе с трактором в овраг, и он видел их воочию, мерзких и необычайно сильных. «Лишь Иисусовой молитвой отбился», – рассказывал он потом одному монаху. А по ночам они нахально лезли к нему в келью, и он опять спасался только молитвами.

Другого оружия, кроме молитвы, у монахов нет. И зная, что судьбы мира и участь каждого человека находятся в руках Божиих, они днём и ночью молятся о спасении своих душ, о спасении нашего многострадального Отечества и всего мира. Вообще, прочитав книгу «Пасха красная», я поняла, что монахи – самые близкие к Богу люди, потому так люто и ненавидят их духи злобы поднебесной.

Об этом же, как бы предчувствуя неминуемое, перед Пасхой 1993 года говорил отец Василий: «Каждый, любящий Бога, должен лично встретиться с духами зла. И чем сильнее любовь, тем яростней брань, пока на высшей точке этой нарастающей брани на бой с человеком, любящим Бога, не выйдет главный дух ада – сатана».

И он действительно вышел – слуга дьявола, профессиональный убийца. Когда ранним пасхальным утром над Оптиной плыл праздничный благовест и двое лучших звонарей радостно славили Воскресение Христово, палач подкрался к ним сзади и ударил мечом в спину сначала инока Ферапонта, потом инока Трофима. Но уже смертельно раненый, инок Трофим из последних сил успел ударить в набат. «Он любил людей и уже в смерти восстал на защиту обители, поднимая по тревоге монастырь», – пишет Нина Павлова.

«У колоколов свой язык. Иеромонах Василий шёл в это время исповедовать в скит, но, услышав зов набата, повернул к колоколам – навстречу убийце»...

Так оборвалась земная жизнь троих братьев во Христе и началась жизнь вечная. Молитвенники и заступники перед престолом Божиим, они с готовностью откликаются на горячие молитвы к ним, и тогда приходит к людям нежданная помощь, совершаются чудеса и исцеления.

А в Братске при храме преподобного Андрея Рублёва уже много лет существует музей Оптинского новомученика Трофима...

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам