ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Человечество – это мужчины, женщины и дети.

Мария Мишина   
21 Сентября 2017 г.
Изменить размер шрифта

 

С лауреатом VIII Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь» Евгением Хохряковым, одним из семи лауреатов-иркутян, беседует журналист Мария Мишина, его старинная приятельница.

Диплом форума «Золотой Витязь» Евгению Хохрякову вручил Николай Бурляев

 Диплом форума «Золотой Витязь» Евгению Хохрякову вручил Николай Бурляев

– Помню, ты ещё на рабфаке ИГУ писал детские рассказы. Это ты с ними стал лауреатом форума?

– Нет. Они-то как раз у меня «невезучие». Помню, лет тридцать назад отправил рассказы о Шахе и его друзьях (повесть «Приключения Серёги и его друзей») в издательство «Детская литература». Месяца два ответа не было. Потом случилась командировка в Москву, и я зашёл в «Детгиз». Молодой был, дерзкий, поэтому пошёл сразу в приёмную главного редактора. Чего терять, я ж за славой пришёл! Сижу, жду. Тут входит высокий, сутулый, смутно знакомый человек. Здоровается: «Я Сергей Михалков. Вы к кому?»

Я еле вышептал своё имя – всё же светило стоит перед тобой! Мировое! А он мне: «Да, да, я помню ваши рассказы. Хорошие. Мы их в Иркутск отправили, в сборник рассказов. Пишите дальше, молодой человек!» И пожал руку.

– И что? В чём тут «невезучесть»?

– В том, что рукописи в Иркутске... потерялись. А так как были напечатаны в одном экземпляре, потерялись окончательно. И много лет они хранились только в голове. Значит, решил я, так оно тому и положено быть! А сегодня лауреатом стали другие рассказы: первым опять не повезло. Но, я думаю, им ещё придёт время, потому как «Девочка по имени Кошмар» разошлась вся по рукам и многие просят переиздать её. Меня это радует и вдохновляет.

– Сейчас у тебя изменился взгляд на детскую литературу или ты сохранил прежний, юношеский?

– В последние несколько лет я читаю много произведений, победивших на федеральных конкурсах. В единичных случаях встречается интересная, человеческая литература. Остальное вгоняет меня в печаль. Создаётся впечатление, что кто-то целенаправленно дебилизирует наших детей. Не поверишь – я был на круглом столе о детской литературе. И там организаторы сделали слайды с героями разных произведений. Так вот, из двадцати восьми рисунков только четыре были из русских сказок! Остальные импортные. Я этого не ожидал... Ведь это же наши дети, не заграничные.

Конечно, все эти Гарри вершат добрые дела и крушат несправедливость. Множество иностранных фантастических героев побеждают зло. Это профессионально сделано, но с глубинным расчётом показать, что такие герои живут где-то не в нашем мире. Не в нашем дворе. Не в этом времени.

Наверное, и такая литература нужна. Но не в таком огромном и исключительном количестве. Мы тоже читали зарубежную литературу, фантастику и сказки. Но самыми интересными всегда были книги «о настоящем человеке», о таких же ребятах, как мы, которым хотелось подражать, хотелось быть таким же храбрым и добрым, как Володя Дубинин, Серёжа Тюленин. Лично я мечтал стать юнгой Северного флота.

– Ты правильно сказал – другое время, другие сказки и другая литература. Может, так оно и нужно?

– Не думаю. Николай Бурляев во время форума зачитал проект хартии для деятелей культуры, писателей, артистов. Что можно и что нельзя. В частности, там были слова о том, что о зле можно писать, но только в том ключе – что это зло и оно не может быть симпатичным. Жутковато стало от того, что возражали против этого... студенты! Мол, автор и потребитель имеют право делать то, что они захотят. Никакой цензуры, никаких запретов. Они ещё по молодости ли своей, по глупости ли не понимают – речь идёт о внутренних установках самого автора. О внутреннем цензоре. Очень хотелось сказать им о том, что в том же Голливуде есть такой документ. Возьмите фильм «Рембо». В нём показано абсолютное зло, которое зрителю хочется уничтожить. И это зло... советский десантник! А мы рукоплещем победам над ним со стороны американского «зелёного берета»! И таких фильмов за границей полно. Обрати внимание – это снимается для внутреннего спроса. Для воспитания. Очень качественная и профессиональная американская пропаганда. А где наша?

Заметь, кто были киношными героями в 90-х годах! «Бумер», «Бригада», «Бандитский Петербург». Мы же коллективно сочувствовали БАНДИТАМ! Их уничтожали «мелкие и подлые» милиционеры. А прокуроры были сплошь продажные. Целому поколению был очень профессионально, талантливо сформирован определённый образ. Такие произведения можно писать? Я категорически против.

Ты же помнишь, как нам рассказывали о гонениях против Александра Пушкина со стороны власти. Как запрещали его. Но мало кто знает о том, что он сам говорил о роли государства в делах писательских. Извини за длинную цитату, но она важна: «Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство в праве не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придёт, и может остановить раздачу рукописи, хотя строки оной начертаны пером, а не тиснуты станком типографическим. Закон не только наказывает, но и предупреждает. Это даже его благодетельная сторона. Я убеждён в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось. Что составляет величие человека, ежели не мысль? Да будет же мысль свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом».

– Я с тобой согласна. А у тебя есть отрицательные герои?

– Ни одного! Только персонажи с плохими поступками, которые автор осуждает ненавязчиво. Герои же мои всегда только человечные. Специально. Ведь это детская литература. Дети должны расти в доброте. Если и есть в наших русских сказках злыдни типа Змея Горыныча, то они должны быть обязательно побеждены. Иначе ни о каком патриотизме речи быть не может.

– Ты уверен, что в детской литературе нужна идеология? Ведь тема патриотизма – это уже идеологическая установка.

– Сегодня мир стал суровым. Не дай Бог, что случится, как убедить пацана, что ему придётся защищать страну, в которой ему ничего не принадлежит, кроме собственного огорода? Ни электростанция, ни шахта, ни тайга вокруг посёлка, ни берег озера, ни пахотная земля. Или нам уже не надо защищать свою Родину? Это идеология? Или фундамент нашей безопасности? Или ты думаешь, что авторы Гарри Поттера или создатели «Рембо» вне идеологии?

Мне кажется, тема патриотизма сегодня слишком милитаризована и примитизирована. В последнее время мы зачастую о патриотизме начинаем вспоминать три раза в год: ко Дню Победы, ко Дню национального флага и в День поминовения павших – 22 июня. Мы говорим только о победах в войнах, олимпиадах, о новом оружии. И считаем, что ведём патриотическую работу? Но этого недостаточно. Воспитывать любовь к Родине, мне кажется, нужно с более глубоких душевных движений. Какой ты человек? Можешь ли ты предать? Умеешь ли защитить себя или котёнка? Что ты любишь? О чём мечтаешь? Отличать добро и зло – вот основа воспитания любви к жизни в любом творческом произведении.

В книге «Приключения Серёги и его друзей» я рассказываю простые вещи. О ребятах, которые ловят мальков на банку, и вдруг понимают, что это баловство и жлобство: губить рыбок ради забавы. О том, что без нужды не нужно бить зверя. И, отпуская из ловушки горностая, ты не просто спасаешь зверька, но и свою ещё не окрепшую душу. О том, что про свои героические поступки не всегда нужно кричать на весь мир. Они, герои, тем и хороши, что молчаливо делают свои добрые дела. У меня есть ещё две повести: «Звезда упала на ладонь» и «Битва за крепость, или Золото Колчака». Здесь герои взрослеют, а с ними взрослеют их поступки: они становятся более ответственными, жёсткими, умеют отстоять своё понимание жизни и перед родителями и даже перед учителями. Они осознают свое право быть Человеком. Вот такие парни и девчонки будут защищать Россию.

– Но ведь и сейчас среди наших военных много героев, отдавших жизни ради других.

– Я думал об этом. Интересовался их судьбами и биографией. Такие парни выросли не сами по себе, как трава в огороде. Истоки их героизма – в среде, в которой они жили. Рядом с ними всегда были те, кто научил их различать добро и зло: родители, учителя, правильные книги.

Недавно мне довелось разговаривать с одним известным человеком, и он рассказал мне поучительную историю. О том, что его дети занимались бизнесом, карьерами. И внучку «доверили» ему и его жене. Они старой закалки, как мы с тобой. И поэтому внучка выросла без иностранных мультфильмов, баров и ночных клубов. Хотя семья очень элитарная в нашем понимании: артисты, богема. Зато человек из неё вырос настоящий: умный, добрый, читающий, помнящий своё родство. У неё не произошло разрыва поколений в сознании, она не перестала понимать своих родителей и родителей её родителей. Вот что значит семейное воспитание. Большая сила в этом есть.

2109 8 2

– Кстати, ты всё время говоришь о семейном чтении. Что это в твоём понимании?

– Недавно мне сказали, что в детских садах появилась новая генерация детей – дети Барби. То есть подросли мамочки из числа тех, кто уже воспитывался не на красоте Василисы Премудрой и Прекрасной, а на топиках и туфельках известной куклы. Вот они и воспитывают маленьких Барби и Кэнов. Папы воспитывают в сыновьях не Илью Муромца или Пересвета, а Рембо. В первом случае мы имели ненавязчивое воспитание общечеловеческих ценностей, во втором – продукция воспитания рынка потребления: где-кто-почём. Именно на этом произошёл разрыв между поколениями. Старшим было не до детей – лишь бы выжить. Они отдали своих малышей на воспитание телевизору, компьютеру, соседям по парте. И началось полное и тотальное промывание мозгов. Помнишь видеосалоны и фильмы оттуда? Прилавки наводнились мерзотой в мягких обложках. Учебники с невероятной скоростью стали переписывать все кому не лень. И полностью исчезло домашнее чтение. А ведь оно – традиция русской культуры. Не прервавшаяся, кстати, с появлением радио и телевидения. Когда родители садились на диван, дети прижимались по бокам, и начиналось действо волшебное: мама или бабушка читали вслух Пушкина и Конан Дойля, Тургенева и Майн Рида, журналы детские или газеты! А потом рассказывали о своей жизни. И мы впитывали в себя эти немудрёные рассказы. Они остались в нас. И помогают жить. Потому что мы помним ту историю, которую никому не переписать! Вот это и есть семейное чтение. Я об этом пишу. И собираюсь издавать свои книги под рубрикой «Для семейного чтения». Понимаю, что обречён на вечный поиск денег для издания. Мне один друг сказал уже: вот, если бы твои герои из рассказов «Девочка по имени Кошмар» кого-нибудь до смерти закошмарили, как коллекторы должников, издавался бы ты по всему миру. А кому твои котята нужны? Как думаешь – нужны ещё «котята»?

– Я думаю, очень нужны. Надеюсь, есть свет в конце тоннеля?

– К счастью, многие взрослые в России сберегли в лихие и смутные годы своих детей и внуков. Сберегли своей любовью, вниманием. Я это хорошо вижу, потому что дети, как зеркало, отражают взрослых. Мне несказанно повезло осуществить, на мой взгляд, прекрасный проект: рукопись рассказов «Девочка по имени Кошмар» иллюстрировали школьники от третьего до седьмого класса. Несмотря на то, что они лучше меня разбираются в гаджетах и триллерах, они ещё душевно чисты... Ребята переживали за главного героя-котёнка, они его понимали, и многие рисунки были такими проникновенными, что даже я не узнавал своего котофейку: он получался более добрым и тёплым. Мы говорили с детьми на одном языке, и это было прекрасно и рождало надежду.

Человечество – это мужчины, женщины и дети. И никого между нами. Как мы договоримся между собой, как устроим сами свою жизнь, такая она и будет.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам