ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Канада – СССР: легендарная Суперсерия 1972 года

Иван ГАРБУЗОВ   
23 Августа 2018 г.
Изменить размер шрифта

история хоккея - 1972 год

Сентябрь 1972-го. Ледовый дворец спорта в Лужниках полон как никогда. Впервые в Советский Союз прибыли профессионалы – канадские хоккеисты, об игре которых во всем мире слагаются легенды. В начале поединка игрокам по традиции вручаются цветы. Капитан канадцев Фил Эспозито начинает мять букетик, после чего роняет его под ноги. Эти цветы станут причиной того, что он поскользнется и упадет на лед, когда выедет на несколько шагов вперед для приветствия зрителей. Бывает, и из таких анекдотов состоит история спорта!

Стадион ревет. Редко кому удается опозориться так забавно и при таком стечении народа. Однако канадец, не растерявшись, отвешивает гротескно почтительный поклон, обращенный не кому-нибудь, а лично генсеку Леониду Брежневу, который занимает со своей свитой правительственную ложу. Обстановка мгновенно разряжается. Но никто не знает, что в этот момент творится в голове самого Эспозито. Спустя годы он признается, что подумал в тот момент: «Боже, живыми мы отсюда не уйдем!»

Канадский этап

история хоккея - 1972 год

История хоккея, казалось, еще не знала таких страстей.

Начало 1970-х - особое время. На Олимпиаде в Саппоро в 72-ом сборная СССР по хоккею уже в четвертый раз приносит нашей стране золото, переиграв своих основных соперников: США, Чехословакию, Финляндию.

В начале семидесятых СССР готовится отпраздновать 50-летие своего существования. В этот период в мире начинает звучать слово «разрядка». Весной 1972 года к нам приезжает американский президент Никсон. Но, несмотря на этот очевидный всем прогресс во взаимоотношениях двух супердержав, холодная война не ослабевает ни на минуту. И спорт становится дополнительным инструментом данного противостояния.

К 72 году наша сборная по хоккею - уже четырежды олимпийский чемпион, 11-кратный чемпион мира и 14-кратный - Европы. Но что произойдет, если против любителей на лед выйдут профессионалы? И вот наконец-то мир ошеломляет известие: достигнута договоренность о проведении в сентябре 72-го Суперсерии из восьми матчей: по четыре в каждой стране. Сильнейшая команда любительского хоккея - сборная Советского Союза – встретится со сборной, в которую войдут самые яркие звезды профессионального хоккея Канады.

Нетрудно предположить, что руководство СССР при этом опасалось не чисто спортивного проигрыша, а поражения идеологического, политического. Неудивительно, что основным противником матчей СССР – Канада стал как раз главный идеолог партии Суслов.

Но Леонид Брежнев настоял на своем. Ведь хоккей – любимый вид спорта генсека ЦК КПСС. В семидесятых он частый гость дворца спорта в Лужниках. Когда речь заходит о матчах между канадскими профи и нашими любителями, страсть истинного болельщика берет в нем вверх над политическими соображениями.

До начала игр канадцы послали в СССР двух скаутов, которые должны были понаблюдать за игрой нашей сборной. Их вывод был таков: «Слабейшее звено сборной – ее вратарь». Ничего удивительного, ведь во время товарищеского матча между ЦСКА и сборной, которая вот-вот должна была отправиться за океан в Канаду, Владислав Третьяк пропускает девять шайб. Сам голкипер оправдывает свою провальную игру тем, что на следующий день он собирался жениться, поэтому все помыслы были только о свадьбе.

Владислав Третьяк показался канадцам слабейшим звеном

На Суперсерии-72 столкнулись два мира. Канадцам было смешно наблюдать, как приехавшие советские хоккеисты организованной группой пошли покупать джинсы. В свою очередь любой наш гражданин в ту пору от души мог посмеяться над Эспозито, прочитав, что легендарный канадец искренне убежден в том, что для нас кукурузные хлопья, которыми потчевали советскую сборную, – деликатес и царская еда.

До самого последнего момента самоуверенность канадцев, убежденных в том, что к ним приехала команда далеких от цивилизации «комми», не знает границ. «Комми» - сокращенное от «коммунисты». Именно так уничижительно называли нас на Западе многие.

Стоит отметить, что в то время «кленовые листья» относятся с достаточной долей презрения не только к хоккеистам из коммунистической России или Чехословакии, но и к финнам со шведами. Однако сам статус любителей в глазах заокеанских профессионалов психологически принижал советских хоккеистов.

На тренировках расположившиеся на трибунах канадские хоккеисты потешаются над нашими неуклюжими игроками, одетыми в устаревшие шлемы. Они не подозревали, что канадских наблюдателей, попросту говоря, водят за нос. Задолго до первой тренировки тренеры Бобров и Кулагин принимают решение, которое подсказывают им сами же канадцы. Нужно как можно дольше держать будущих соперников в счастливой уверенности, что победа над советской сборной будет легкой.

В итоге тренеры дают нашим игрокам четкую установку: во время тренировки они должны нарочно продемонстрировать будущему противнику свое полное неумение играть на высоком профессиональном уровне. Вот и потешались канадцы на трибунах, споря, сколько шайб вгонят в ворота этих «медведей с клюшками».

Мандраж перед первым матчем у нашей сборной был огромный. Меньше всех волновался, пожалуй, Владислав Третьяк, ведь успокоил его перед матчем не кто-нибудь, а прославленный голкипер Жак Плант. К этому времени он уже завершил спортивную карьеру, но все равно его появление в раздевалке соперников канадцев прямо перед матчем поразило всех. Третьяк до сих пор объясняет поступок Планта только одним: великий голкипер всего лишь пожалел молодого коллегу, который никогда еще не играл против звезд канадского хоккея.

Плант внушает Третьяку простую мысль: энхаэловские звезды - отнюдь не небожители, против них можно и нужно играть. И все же общая атмосфера зала оказывается настолько непривычной, что советские хоккеисты поначалу чувствуют себя откровенно подавленными.

Во время матчей Суперсерии-72 в Канаде прекращаются уроки в школах, закрываются магазины, перестают работать офисы – все смотрят хоккей. Ведь для канадцев он не просто национальный вид спорта и даже не только особая религия, это прежде всего шоу. Громкое, зрелищное, полное эмоций шоу, в котором принимают участие не просто спортсмены, а звезды шоубиза.

Наших хоккеистов поддержать в Канаде практически некому. Во времена холодной войны не то что простым болельщикам, но и женам игроков не позволяется выезжать за границу со своими мужьями.

2 сентября, Монреаль. В 19:15 начинается 1-ый матч Суперсерии. И его начало более чем наглядно подтверждает, что профессионалы действительно могут делать с любителями все что угодно. Уже на первой минуте Третьяк пропускает гол, через шесть минут – второй.

Столкнулись две совершенно различные школы хоккея. Но в момент столкновения нашей дружине некогда было думать о подобном. Было очевидно лишь то, что их бьют. Причем бьют в прямом смысле слова. Не спортивным умением, а кулаками и клюшками. В СССР не было принято играть так грязно, но наши игроки вынуждены были отвечать. Ведь трус не играет в хоккей – эту истину знали все мальчишки Советского Союза.

Счет 0:2 становится для наших хоккеистов решающим. Терять больше нечего. И наши игроки полетели вперед. Именно этот момент становится настоящим началом игры. Игры, которая вошла в анналы мирового хоккея как «битва титанов». Евгений Зимин забивает канадцем первую шайбу, а финальный счет оказывается 7:3 в нашу пользу.

По окончании матча трибуны стали закидывать площадку разными предметами, улюлюкать в адрес своей команды. Канадские же хоккеисты, отказавшись обмениваться рукопожатиями с нашими игроками, быстренько покинули площадку. Но даже хамоватый Фил Эспозито, немало выливший грязи и на наших хоккеистов, и на нашу страну в целом, со временем стал высказываться о соперниках не с презрением или гневом, а с уважением.

Впрочем, с гордостью будут вспоминать Суперсерию все ее участники – как с нашей стороны, так и с канадской. Ведь соперники действительно оказались достойны друг друга.
После победы нашей сборной в шокированной Канаде без преувеличения начинается национальный траур. В то время как в Союзе царит тишина и ночь. Ведь монреальская игра началась в четыре утра по МСК. Если весь мир смотрел ее в прямом эфире, то у нас был запланирован лишь вечерний показ видеозаписи. Вряд ли кому-то было интересно смотреть матч, заранее зная его результат. А потому все СМИ нашей страны получают директиву не обнародовать счет раньше времени.

Впрочем, самых рьяных поклонников хоккея это не останавливает. Многие, невзирая на неурочное время, всю ночь крутят ручки настройки своих радиоприемников, пытаясь поймать «Голос Америки» или другие вражеские голоса. А потом, не дожидаясь показа матча по телевизору, начинают праздновать нежданную, а оттого особенно прекрасную победу. Радость советских граждан была не меньше, чем после полета Гагарина.

Но как сложатся остальные семь матчей? Первый ответ на этот вопрос предстояло получить 4 сентября в Торонто. Стадион забит под завязку. На трибунах нервно топают ногами, свистят и улюлюкают 16500 зрителей. Игроки канадской сборной собраны и полны той самой спортивной злости, которая помогла победить советским хоккеистам в первом матче. Энхаэловцы понимают, что шутки закончились. Теперь уже им нечего терять. Проигрыш для них значит не только спортивное поражение. Помимо прочего, для них это отсутствие в будущем контрактов в НХЛ, а как следствие – отсутствие денег.

Ничего удивительного, что второй матч для нашей команды становится, пожалуй, самым тяжелым. Итог – проигрыш 1:4. «Кленовые» ликуют. Советская пресса полна осторожных комментариев, которые упирают на то, что по количеству заброшенных шайб мы, несмотря ни на что, впереди.

Во время матчей Суперсерии-72 в Канаде прекращаются уроки в школах, закрываются магазины, перестают работать офисы

Мировой спорт и его история уже немыслимы без эпизодов Суперсерии.

6 сентября, Виннипег. Напряжение, которое царит на трибунах и в душах спортсменов, не поддается описанию. Чаша спортивных весов клонится то в одну, то в другую сторону и наконец замирает в неустойчивом равновесии. Ничья 4:4. Наступает черед последнего матча из числа тех, что хоккеисты должны сыграть на родине хоккея.

8 сентября, Ванкувер. 15500 зрителей ждут, куда качнется чаша весов на этот раз. Выигрыш той или иной сборной в этом своеобразном полуфинале определит, победителями или побежденными приедут в чужую страну канадцы, и со щитом или на щите вернутся домой наши хоккеисты. И этот очередной решающий матч для нашей сборной вновь становится победным – 5:3.

Советский этап

Великие истории спорт: Суперсерия-72!

Предстояло сыграть еще 4 матча, но уже на родной земле, где советскую дружину могли поддержать болельщики, где был привычным размер игровой площадки, где должны были помогать сами родные стены. Теперь многим казалось, что наша победа – вопрос решенный. Но Суперсерия-72 никогда бы не стала легендой мирового хоккея и не вошла бы в анналы истории спорта, если бы все было так просто.

Ставки ясны: для того чтобы победить, канадцам нужно выиграть три поединка из четырех оставшихся. Задача непростая даже для профи. Кроме того, предстоит играть в чужой, опасной, как им казалось, стране.

Большинство игроков «кленовых листьев» никогда не покидало территорию своего континента. Это были простые парни, которые умели быстро бегать на коньках и метко бросать шайбу, но не могли блеснуть ни первоклассным образованием, ни умением фильтровать информацию. Для них Советский Союз был врагом, страной, где живут «комми», а всем правит зловещий КГБ. Ведь именно такой рисовала нашу страну западная пропаганда.

К примеру, кто-то из заокеанских журналистов написал, что советские спецслужбы любят под гостиничными зеркалами устанавливать «жучки», которые записывают все разговоры. Напуганный Уэйн Кэшмен сорвал зеркало в своем номере «Интуриста» и выбросил его. В итоге его жена была вынуждена до конца поездки прихорашиваться не у себя, а в номере своей подруги – супруги Фила Эспозито.

Но больше всего наделал шума – в прямом смысле слова – другой эпизод. После длительных поисков «жучков» в одном из номеров гостиницы «Интурист» канадские хоккеисты наконец-то нашли под ковром что-то непонятное - несколько болтов в полу, явно удерживающих некую конструкцию. Что это может быть, кроме какого-то дьявольского устройства КГБ!

Болты решено немедленно извлечь. И когда последний из них уже почти выкручен, внизу раздается ужасный грохот. Оказывается, канадские профи отвинтили большую люстру, подвешенную в зале для конференций. Люстра, естественно, разбилась вдребезги. К счастью, никто при ее падении не пострадал, ведь ЧП произошло глубокой ночью.

Что же касается еды, которую энхаэловцы привезли с собой, то с ней происходят совсем уж неприятные истории. Гостиничные повара разрезали пополам все стейки, которые показались им слишком большими. Канадцы возмутились – мясо, конечно, ужаривается, но не настолько же.

В начале семидесятых в Стране Советов жизнь была совсем не такой голодной, как, скажем, в начале девяностых, когда на прилавках холодильников в мясных отделах можно было играть в мини-хоккей. Там было холодно, просторно и совершенно пусто. В 70-х никто у нас не голодал, правда, никто и не шиковал. Так что стейки, привезенные с собой канадцами, наверняка произвели слишком сильное впечатление на поваров в «Интуристе».

А, может, они, воспитанные в спартанских условиях СССР, действительно не поверили в то, что один человек способен за раз съесть такой огромный кусок мяса. Исключать этого нельзя, несмотря на всю наивность предположения. Ведь у нас тогда все без исключения стремились сделать так, чтобы показать Москву и Россию в целом с самой лучшей стороны.

 

 у нас тогда все без исключения стремились сделать так, чтобы показать Москву и Россию в целом с самой лучшей стороны.

Советский Союз проявил тогда невиданное доселе добродушие и открытость. Ограничение гонки вооружений и разрядка давали о себе знать и в этом. Вместе с канадской сборной на игру было допущено 5000 канадских болельщиков. Впервые за всю историю СССР в страну одномоментно приехало такое количество иностранцев из капиталистического государства. И эта брешь, пробитая в железном занавесе, - еще одна несомненная и совершенно неожиданная заслуга Суперсерии-72.

Естественно, они получили билеты на все четыре матча, которые предстояло отыграть в Москве. А вот советским болельщикам в этом смысле повезло гораздо меньше. Билеты в основном распределялись через партийные и профсоюзные организации. И большинство билетов досталось людям солидным, серьезным, которые не могли позволить вести себя на трибунах слишком активно. Конечно, и они поддерживали нашу сборную, но простые работяги сделали бы это гораздо лучше.

22 сентября 72 года, Москва. В «Лужниках» пять тысяч канадцев и десять тысяч наших зрителей. Правда, слышны лишь первые, привыкшие болеть яростно и громогласно. Этот поединок Суперсерии оказывается до изумления похожим на самую первую игру в Монреале. Полчаса позади, и «клиновые листья» ведут 3:0.

И только тут наши хоккеисты словно бы просыпаются. Этот матч мы выиграем 5:4. Теперь уже никто не сомневается, что победа в турнире будет за СССР. И только очень немногие – те, кто лучше прочих знает, чем славятся канадские профессионалы, осторожно предупреждают: праздновать рано.

24 сентября начался второй матч в Москве и шестой в Суперсерии. Он уже может стать для нашей сборной решающим, победным во всем соревновании. Но тут судья явно ошибается и не засчитывает очень важный гол Валерия Харламова. А чуть позже Бобби Кларк абсолютно сознательно наносит Харламову тяжелую травму. По-другому канадские профессионалы не могли совладать с «легендой №17». «Кленовые» побеждают 3:2. Наша команда, ослабленная потерей лидера, проигрывает и следующую игру – 3:4.

Эти проигрыши не стали трагедией, общий счет просто сравнялся. Впереди был последний, теперь уже точно решающий матч. Интрига закрутилась так туго, что воздух вокруг лужниковского дворца спорта, казалось, звенит от напряжения.

Перед этой последней встречей, отчетливо понимая, какие ставки на кону, руководство нашей сборной решается на отчаянный шаг. Тренеры уговаривают травмированного Харламова все-таки выйти на лед. Всеволод Бобров убежден, что само его присутствие на площадке укрепит боевой дух нашей дружины и свяжет канадцев, которые будут вынуждены выделить для присмотра за номером 17 постоянного опекуна. Поначалу действительно все идет, как запланировано. А вот потом…

28 сентября, решающий день. Начала последней игры ждут 15000 зрителей – максимум, способный уместиться на трибунах ДС в Лужниках. И игроки не обманывают этих ожиданий, они буквально бьются, не щадя живота своего. Бьются, используя любые приемы.

Первый период заканчивается ничейным счетом 2:2, а вот после второго мы уже ведем 5:3. Но наши хоккеисты, видимо, раньше времени уверовали в победу и забыли неизменный принцип родоначальников хоккея: биться любыми способами и до конца.

Эта игра надолго запомнилась еще и двумя варварскими инцидентами, произошедшими с хоккеистом Жан-Полем Паризе и одним из руководителей «кленовых» Аланом Иглсоном, которые, похоже, собирались устроить хоккейным арбитрам «суд Линча». Этими инцидентами ритм игры был сбит, чем канадцы и воспользовались.

К этому моменту счет был уже 5:5, который нашу сборную устраивал. Но за полторы минуты до конца Пол Хендерсон забивает. Канада побеждает в игре и во всей Суперсерии. Заокеанские хоккеисты рыдают от счастья, что среди игроков НХЛ случается очень и очень редко.

Много позднее, уже в начале 21 века, социологический опрос, проведенный в Канаде, покажет, что шайба Хендерсона, которая принесла стране победу в Суперсерии, по значимости занимает для канадцев пятое место среди всех событий 20 века. Для того чтобы лучше оценить этот факт, стоит сказать, что Вторую мировую войну они поставили лишь на шестое место.

опрос, проведенный в Канаде, покажет, что шайба Хендерсона, которая принесла стране победу в Суперсерии, по значимости занимает для канадцев пятое место среди всех событий 20 века

Все игроки – и канадцы, и русские, сыгравшие в Суперсерии-72, навсегда войдут в историю мирового хоккея. А именно те, кто принял участие в этой «битве титанов», без преувеличения станут легендарными.

 Все игроки – и канадцы, и русские, сыгравшие в Суперсерии-72, навсегда войдут в историю мирового хоккея.

На портале для пожилых Мои года:

 

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
  • Внезапный уход из жизни некоторых знаменитостей без мифов и пересудов. Подробности в книге…
    Самоубийц на земле было (и, увы, будет) немало, встречались они и среди знаменитых людей. О конце жизни 14 значимых личностей рассказывает в своей книге журналист, политолог и историк Леонид Млечин.
  • Чего ждет душа от мелодрамы?
    Российские производители снимают немало картин этого жанра, но зритель не видит в них мелодрамы. Даже лучшие отечественные образцы неизменно отдают трагедией с идеологическим подтекстом.
  • Что мог рассказать кокошник о русской женщине?
    По головному убору - кокошнику на женщине легко определяли, богато ли она живет, а иногда и сколько у нее детей
  • Архитекторы от природы
  • Заметки на полях
    book Однажды между учениками разгорелась дискуссия о пользе чтения. Одни считали чтение потерей времени, а другие с этим не соглашались. Решили спросить у Мастера.
  • «Обратная зеркальность» потустороннего мира народа манси
    Погребение покойника – обряд, который может раскрыть менталитет того или иного народа, ведь похоронные ритуалы отражают не только отношение людей к смерти, но и их восприятие реальности. Например, манси верят в реинкарнацию человека и считают, что мир мертвых зеркально противопоставлен миру живых. Это влияет на погребальные обряды, делая их по-своему шокирующими для представителей других народов.
  • Странные смерти крестников Николая II: «проклятие Романовых» коснулось и их?
    О проклятии Романовых слышали все, кто хоть сколько-то интересовался судьбой династии. Трагический финал семьи Романовых нередко связывают именно с этим мистическим фактом, который особенно ужасно отразился на судьбе сына последнего императора. Ведь даже если бы мальчик не был расстрелян в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге, то с большой долей вероятности его жизнь все равно оборвалась бы преждевременно из-за гемофилии.
  • Легендами не рождаются, легендами умирают: история Че Гевары
    Удивительно, но о жизни Че Гевары, на редкость кинематографичной, до сих пор снято так мало фильмов. Видимо, актеров хороших нет. Ни Омар Шариф, ни Бенисио Дель Торо, ни даже Гаэль Гарсиа Берналь (хотя задача у него была куда как проще – сыграть не пламенного Че, а еще молодого Гевару в автобиографических «Дневниках мотоциклиста») не смогли и близко высечь из себя ту искру, какой Че зажигал все вокруг.
  • Возможности в 40, 50 и 60 лет теперь другие. Как пример – Дженнифер Лопес
    "(...) Теперь, когда "Супербоул-2020" и его шоу в перерыве остались позади, давайте уделим несколько минут, чтобы поразмыслить о том, что потрясающие выступления и спортивные достижения Дженнифер Лопес и Шакиры значат для зрелых женщин", - пишет Саманта Бреннан, философ и этик, декан колледжа искусств в Гуэлфском университете, Канада, в издании Slate.fr.
  • Чтобы детский рак не стал приговором
    Детские опухоли всегда высокозлокачественные, без лечения пациенты безальтернативно умирают. Иногда счет идет на дни и даже часы.
  • «Оттепель» в жизни СССР: как это было?
    Короткий период оттепели многое изменил в СССР. Это время интересно не только исследователям, но и достаточно широкой аудитории. Какие-то ответы о данном историческом отрезке можно найти и в книге Сергея Чупринина «Оттепель: События. Март 1953 — август 1968 года». Предлагаем ознакомиться с фрагментом, где описываются события апрельских дней 1956 года.
  • Как избавиться от эффекта «унылых» губ: гимнастика и массаж
    Разобравшись и скорректировав причины возникновения эффекта «унылых» губ, можно приступить и к исправлению ситуации. Сегодня мы расскажем, как приподнять уголки губ и вернуть их в прежнее состояние, не прибегая к филлерам, посещению косметологических клиник и применению декоративной косметики.
  • Птицы видео для кошек
  • Забывчивость любви
    apple tree blossom — Почему ты продолжаешь говорить о моих прошлых ошибках? — спросил муж. — Я думал, ты давно всё забыла и простила меня.
  • От каких заморских владений отказалась в свое время Россия?
    Россия за свою долгую историю имела немало шансов закрепить за собой территории, лежащие вдали от русских берегов. Они могли быть с выгодой использованы в военных, политических и экономических целях. Однако каждый раз российские правители признавали такие проекты нецелесообразными.
  • Молодежь с «воображением мятежным» — неужели всё, как полтора века назад?
    Воспитание молодых лидеров сегодня декларируется государством как национальный приоритет. Но на деле активным и пытливым, кроме незатейливых молодежных мероприятий, не предлагается никакой реальной программы развития.
  • Спасибо товарищу Сталину… за наши родные «шесть соток»!
    Считается, что понятие «шесть соток» как синоним личного огорода или сада появилось при Хрущёве. Однако впервые участки размером 600 квадратных метров для выращивания овощей и ягод стали выделять трудящимся по указанию Иосифа Сталина ещё в конце 40-х годов. Как была организована эта работа, наглядно показывает постановление Совмина СССР от 24 февраля 1949 года «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих».
  • Пророков в Отечестве нет, но Отечество есть
    Ничего хорошего от будущего ждать не приходится. Дальше всё будет так, как сейчас, а сейчас всё хуже некуда, или всё будет ещё хуже.
  • Далекие корни имеет дворянский род Колчаков, а гербом у него был единорог
    В переводе с тюркских языков фамилия адмирала Александра Колчака означает «боевая рукавица». По семейному преданию, родоначальником российских Колчаков был полководец Османской империи Ильяс-Хуссейн Колчак-паша.
  • Пение птиц в роще