ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Говорящий кот и другие

Даниил ЗЕМЛЯК   
03 Декабря 2010 г.
Изменить размер шрифта

Многие наверняка слышали, как говорят попугаи. Намного меньше тех, кто слышал речь ворон или скворцов. А уж таких, кто имеет опыт словесного общения с собакой, котом, слоном, дельфином, – считанные единицы. Более того, наверняка для очень многих последнее утверждение – просто чепуха. Лучше не настаивать – сочтут странным.

Между тем в Москве живёт учёный, на протяжении многих лет серьёзно исследующий проблему говорящих животных. Александр Петрович Дубров – биофизик, доктор биологических наук, действительный член Нью-Йоркской и многих других академий наук, автор сотен научных статей и десятков книг. Один из создателей Института общей генетики РАН, профессор Дубров известен во многих странах мира, куда его часто приглашают на научные конференции. Короче, ему можно доверять. В том числе такому его непривычному утверждению, что некоторые животные способны разговаривать по-человечьи.

– Александр Петрович, не сочтите мой вопрос каверзным, но Вам доводилось своими ушами слышать кошачьи речи?

– Представьте себе, да. Вы случайно попали в точку: информацию о говорящих птицах, дельфинах или обезьянах я добывал в научной литературе и периодике, а вот слова, произносимые кошкой, слышал сам. Было это год назад в Баку. Я специально прилетел в гостеприимную семью Бабаевых и трое суток провёл в их доме, даже не выходя на улицу, – дожидался, когда же их годовалая Мурка соизволит произнести хоть слово. Наконец, услышал. Но, к сожалению, только на азербайджанском, поэтому эффект для меня был не столь велик. Уезжая, я строго-настрого наказал Гюльчохре, Муркиной хозяйке: к следующему моему приезду непременно обучить кошку русским словам.

– А это реально?

– Животное говорит (если вообще к этому способно) на том языке, на котором с ним общается хозяин. Предыдущий кот Бабаевых по имени Мэси, к сожалению, умерший два года назад в солидном возрасте 26 лет, знал десятки слов – по-русски и по-азербайджански – и был героем множества газетных репортажей, телепередач и серьёзных проверок со стороны научной общественности Азербайджана.

– Не много ли гениев для одной семьи?

– Да, это вопрос. Пока учёные точно не знают, только ли в феноменальной способности животного здесь дело или ещё в исключительности хозяина. Когда Гюльчохра, в то время ещё школьница, подобрала во дворе котёнка, она буквально сутками не спускала его с рук. Бесконечно с ним разговаривала, он рос в любви, ласке, ощущал себя в доме всеобщим любимцем. Думаю, что только на таком фоне раскрылись его способности.

– В чём же конкретно они проявлялись?

– Мэси мог назвать себя по имени, умел говорить «спасибо» и «до свидания».

– Но, может, он, как попугай, умел повторять за хозяином ряд слов?

– Одно это, согласитесь, для животного уже невероятно. Но Мэси не раз доказывал, что он не просто повторяет слова, но использует их осмысленно, к месту. К примеру, однажды кто-то из гостей похвалил: какая у вас красивая кошка. Мэси с достоинством возразил гортанным голосом: «Я не кошка, а кот!»

Зацепившись когтями за занавеску и услышав окрик «Сойди немедленно!», нахально заявил: «Не сойду!» Мэси отвечал на задаваемые вопросы по существу: «Сколько тебе лет?» – «Двенадцать», «Зачем приехали журналисты?» – «Они приехали из-за меня, писать в газету».

Не вижу оснований не доверять врачу-терапевту Тамилле Казымовой, спросившей домочадцев во время своего визита в дом Бабаевых: «Что у вас случилось?» и услышавшей от кота: «Дедушка болен». Ошарашенная женщина спросила: «А что надо делать?» «Уколы», – вполне разумно ответил Мэси.

– Но не может ли во всём этом быть хитрого фокуса – некого подобия чревовещания хозяйки животного?

– Сотни актов чревовещания заслуживали бы внесения в книгу Гиннесса не меньше, чем говорение кота. Я полагаю, здесь может быть другой, тоже далекий от повседневности эффект – телепатическая связь между человеком и животным. Оно способно на расстоянии воспринимать мысленные распоряжения хозяина и точно их выполнять. Такую связь изучал зоопсихолог Н. Котик, ученик знаменитого психиатра академика В. Бехтерева.

– Ну, про людей-телепатов хотя бы много говорили и писали. А вот про котов-Мессингов…

– Тоже немало писали. Есть достоверные свидетельства Бехтерева об опытах дрессировщика Владимира Леонидовича Дурова. Хозяин отдавал мысленный приказ своей собаке Лорду, предварительно записав его на бумаге, – и пёс в точности исполнял задуманное Дуровым. Ну, например, приносил из дальней комнаты левую туфлю хозяина. Или в другом опыте подбегал к Бехтереву и вытаскивал из нагрудного кармана носовой платок.

Да, конечно, я вовсе не исключаю, что кот Мэси мог воспринимать мысли самых близких ему людей, которые – вольно или невольно – их ему передавали телепатически. Если это и так, уже удивительно. Но ещё более странно, что кот научился воплощать свои ответы в членораздельную речь. Вопрос – сам он или по наущению домочадцев формулировал ответ – всё-таки вторичен. Главное, животное разговаривало, как человек.

– Кот Мэси, надо думать, побил все рекорды? Или известны ещё другие невероятные случаи?

– Среди котов Мэси, несомненно, был личностью самой выдающейся. Но знаменитый слон Батыр из Карагандинского зоопарка мог бы составить ему конкуренцию. «Батыр хороший», «Батыр – молодец», «Напоите слона!» – разве могли бы вы спокойно услышать от слона такие фразы? Тем более если учесть, что артикуляционный аппарат гиганта не приспособлен к произнесению губных согласных, поэтому Батыру приходилось засовывать кончик хобота в рот и придавливать его губами, чтобы люди могли понять слона.

– Доиграю малопочётную роль скептика: а есть ли уверенность, что эти невероятные подробности – не плод выдумки моих коллег, тем более из не очень крупного провинциального города, где повседневная жизнь не так богата примечательными событиями?

– Сомнение справедливое. Но журналисты только создали известность Батыру. А уж потом на него навалились учёные. Нет оснований не доверять директору зоопарка Н. И. Епифановскому, кандидату биологических наук, который не просто информировал о проделках Батыра, но также пытливо искал разгадку. В частности, учёный видел причину феномена в том, что четырёхмесячного слонёнка почему-то отказалась кормить мать, поэтому его прикармливали работники зоопарка, жалели, ласкали его, без конца с ним разговаривали, как с ребёнком, сотни раз произносили слова, часть которых выдающийся слон мог запомнить.

– Говорящий слон – единичный случай в вашей коллекции?

– Совсем недавно, уже после выхода моей книги, пришло сообщение из Индии: там на лесоразработках есть слон, говорящий, естественно, уже не по-русски, а на бенгали.

– А кроме котов и слонов, какие звери отличаются красноречием?

– Собаки, при всём их несомненном интеллекте, в этом искусстве отнюдь не лидеры. Хотя в городе Тольятти афганская борзая Фарафоновых по кличке Мирей зовёт хозяйку словом «ма-ма» и просит есть, произнося «ам-ам».

В Токио показали по телевизору собаку, произносящую (естественно, по-японски) слово «мясо».

После выхода моей книги в региональной прессе сообщалось о говорящих собаках в Рязани и Пензе. Но выйти на следы хозяев этих животных мне пока не удалось.

Других громких успехов собак в овладении речью, кажется, не было. Но есть поразительные свидетельства того, что лучшие друзья человека способны мыслить. Столетие назад в Германии большую известность получила собака Рольф, овладевшая азбукой, составлявшая из букв слова и понимавшая их смысл.

Дочь известного писателя Томаса Манна Элизабет Манн-Боргезе обучила своего сеттера Арлекино писать под диктовку на специальной пишущей машине. Нажимая носом на клавиши, собака писала диктанты, но могла и нарушить правила игры, напечатав собственные мысли. Арлекино знал шестьдесят английских слов. Однажды сеттера спросили, куда бы он хотел пойти, и он напечатал «авто», так как обожал кататься на машине. А когда он увиливал от диктанта, всё же подошёл к машинке и в присутствии многих свидетелей напечатал: «Плохой, плохой пёс». Ну, разве юмор – не свидетельство высокого интеллекта?

– Меня почему-то проявления юмора у животных не так удивляют, как общение с помощью речи. Может, потому что я не раз видел, как хохмил наш Кысячок, – кидался на подоконник, делая вид, что охотится за сидящими по ту сторону стекла голубями, а потом лукаво посматривал на нас, точно выясняя: «Ну как, оценили?»

– А представьте, шутки шутит мелкая пташка – ручной попугай. Трактирщик, обслуживая клиентов, требовавших вина, приговаривал: «Не всё сразу, господа! По очереди, пожалуйста!» Попугай фразу запомнил и не раз повторял, веселя клиентов. А однажды вылетел на улицу, и когда вороны принялись его клевать, деловито вмешался: «Не всё сразу, господа! По очереди, пожалуйста!»

– Вы всерьёз используете понятие «интеллект» по отношению к «братьям меньшим»?

– Так ведь не только я. Американец В. Пэккард издал книгу под названием «Коэффициент умственного развития животных». В ней, кстати, сообщается, что индекс IQ вполне, надо сказать, объективно оценивающий интеллектуальные способности личности, у знаменитой годовалой обезьяны Коко, обучавшейся читать и считать, составил 85–95 баллов, что соответствует уровню двухлетнего ребёнка.

Измерял ли кто-нибудь интеллект птиц, не знаю, но думаю, что попугайчик Франтик, воспитанный жительницей Луганска А. Трубачевой, мог бы посостязаться с обезьянами и собаками. Его словарный запас составляет 600–700 слов – не меньше, чем у ребёнка двух с половиной лет. А главное – как использует птичка этот запас.

Вечером, отправляясь ко сну, обращается к хозяйке: «Я спать хочу. Пойдём с тобой спать». Утром, проснувшись: «Летать, летать хочу». Когда хозяйка выходит из комнаты, Франтик спрашивает её: «Пошла?» – «Пошла», – отвечает женщина. На что попугай реагирует: «Ну и катись». На ласковый лепет хозяйки «Ты моя лапонька, ты моя цыпка золотая» Франтик может язвительно ответить: «Всё мелешь и мелешь своим языком».

Может, он и повторяет дословно некоторые фразы хозяйки, но уместность их применения, конечно же, заставляет признать интеллект птицы.

А вот какой, я бы сказал, анекдот, если бы не совершенно правдивый факт, имевший место в цирке города Новочеркасска. Известная дрессировщица, представив публике говорящего попугая, обращается к нему: «Попочка, поприветствуй, пожалуйста, зрителей!» Птица встрепенулась и послушным голосом отличника заученно произносит: «Здравствуйте, дорогие товарищи зрители!» Публика довольна, благодарно аплодирует. И вдруг попугай, нахохлившись, громко крякает и грубым, пропитым голосом добавляет: «Ух, … вашу мать!» Обескураженный вид дрессировщицы исключает возможность программной шутки. Да и что за шутка в советские времена с матерным словом! За такие шутки тогда можно было и ответить по статье 131, часть вторая УК РСФСР «Умышленное оскорбление, нанесённое в неприличной форме» – а это как минимум десять месячных зарплат.

Но сам факт хамской шутки со стороны птицы свидетельствует не столько, полагаю, о плохом воспитании, сколько об интеллекте.

– Все эти эпизоды объединяет, как я понимаю, непреднамеренность произнесённых птицами слов. Тогда, выходит, выражение «Повторяешь, как попугай» не совсем справедливо по отношению к этим умным птицам?

– Просто вопиюще несправедливо. Птица может импровизировать, используя заученные слова. Так, питомец москвича Г. Стопани попугайчик Кеша однажды отреагировал на самочку, агрессивную и задиристую, подсаженную к нему в клетку: «Когда заберут эту заразу?» Ну, согласитесь, «сговор» такого рода между хозяином и птицей исключён. А тогда мы должны признать за ней разумное мышление и способность адекватной речевой реакции.

Мир, как вы знаете, вступает в эпоху Водолея. Это время общения животных на языке человека.

Примечание редактора МГ: моя собака, между прочим, тоже говорит «мама» и «ам-ам».