ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

«Есть знамя – есть завод»

Беседовала Наталья ВОЛИНА   
03 Октября 2020 г.
Изменить размер шрифта

0210 20 1a

Датой создания Иркутского завода тяжелого машиностроения (ИЗТМ) заводчане считают начало ХХ века, когда в 1907 году с Дальнего Востока на окраину Иркутска была перенесена обозная мастерская. «Иркутская обозная мастерская учреждена для исправленiя и приведенiя въ порядокъ обозовъ войсковыхъ частей Сибирскихъ округовъ и изготовленiя разного рода предметовъ обозного довольствiя на образованiе запасовъ» – так написано во «Временном положении № 167 по Главному Интендантскому Управленiю» от Марта 21го дня 1907 года».

В цехе ИЗТМ

В цехе ИЗТМ

Так и было сначала – в мастерской выпускались патронные двуколки, хозяйственные походные кухни, лазаретные линейки, парные повозки. В 1920-е годы это уже сельскохозяйственный завод. Позже он передается «Союззолоту», и здесь начинают изготавливать буровое оборудование, скреперы, вагонетки, дражные части. По-настоящему завод стал развиваться и расти с лета 1929 года, когда был заложен фундамент первой мартеновской печи. Газета «Власть труда» 18 июня 1929 года сообщала: «С этого момента в Восточной Сибири зарождается крупная индустрия».

7 августа 1930 года впервые в заводских документах появляется новое название завода – имени В. В. Куйбышева. В 1932 году там трудилось более 2 тысяч человек в 12 цехах: сталелитейном, кузнечном, модельном, прокатном, чугунолитейном, механосборочном и др. Возводились ТЭЦ, заводоуправление, поликлиника, Дом культуры. С 1940 года на заводе стали изготавливать оборудование для предприятий черной металлургии (для домен и мартенов).

Завод рос, выполняя все более технологические задачи, создавая вокруг инфраструктуру, давая возможность жить и трудиться тысячам горожан. С тех пор разные изменения претерпевало производство. Но ИЗТМ всегда был местом, где ковались штучные кадры, где человека труда уважали.

Сегодня заводу уже 113 лет. С ним связано много судеб наших земляков. Именно поэтому ко Дню машиностроителя в Музее истории Иркутска имени Сибирякова совместно с сотрудниками завода была подготовлена выставка.

– Раньше все мероприятия мы проводили в Доме культуры завода, где располагался и наш музей, – рассказывает Вера Фомина, ветеран труда и почетный работник ИЗТМ, нынешний хранитель музея, как она шутит, «директор на общественных началах». – До меня музеем заведовала Хава Наумовна Геллер, и при ней в музее сохранилось много предметов и различной информации про завод 30–40-х годов и военного времени. А собирали экспозиции для музея на общественных началах наши пенсионеры. И, надо отдать им должное, они собрали богатейшую коллекцию. Раньше всех новобранцев завода первым делом отправляли в музей, и молодые люди понимали, куда они пришли работать, какая мощь, какая славная история у завода!

В 1945 году завод был награждён орденом Трудового Красного Знамени, а Государственный комитет обороны оставил на вечное хранение переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата тяжелого машиностроения.

На фронт в начале войны ушли 520 человек, и к станкам встали женщины и подростки. В период 1941–1942 гг. в Иркутск из Донбасса эвакуируется Старокраматорский завод тяжёлого машиностроения, который вошёл в состав ИЗТМ. Производство было перестроено на выпуск военной продукции: мин, авиабомб, миномётов.
За 1942–1943 гг. завод обеспечил оборудованием 52 мартеновские печи, 31 коксовую батарею, в 1944–1945 гг. снабжал оборудованием освобождённые районы Украины, шахты Донбасса.
К концу войны мощности завода выросли в полтора раза, он впервые освоил выпуск легированных сталей, горячий прокат меди.

За годы войны 467 заводчан-воинов были награждено боевыми орденами и медалями, а 3776 работников завода медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

Трое заводчан стали Героями Советского Союза: Г. В. Баламуткин, В. И. Давыдов, А. Ф. Шаманский.

В. М. Фомина на фоне того самого легендарного знамени 1945 года

В. М. Фомина на фоне того самого легендарного знамени 1945 года

– Когда я вышла на пенсию, – продолжает свой рассказ Вера Михайловна, – то председатель совета директоров ИЗТМ Марк Петрович Глухов поручил мне заниматься музеем. – «Если есть знамя, значит, есть и производственная единица», – сказал он мне тогда. И вот уже много лет я выполняю эту миссию». А на заводе я проработала более 40 лет, хотя в юности хотела, как мой папа, быть сыщиком. (Отец Веры Фоминой – легендарный иркутский сыщик Михаил Фомин, на счету которого раскрытие сотен грабежей и убийств в 20–60-х годах ХХ века, подполковник милиции. – Прим. авт.). Но после нархоза осела в финансовом отделе завода. И все эти 40 лет прошли при заводе. Поэтому мы с заводчанами благодарны музею города Иркутска за то, что свой профессиональный праздник можем отметить, как и раньше, в музее. Своего помещения у нас нет, архив завода находится в фондах, но кое-что мы привезли сюда, и теперь у иркутян есть возможность прикоснуться к истории ИЗТМ. Особенно этому рады наши ветераны, у которых по настоящему-то и осталось три красных дня календаря – День Победы, Новый год и вот ещё День машиностроителя. Своих ветеранов мы не забываем. Вот и сейчас, например, председатель совета ветеранов Антонина Демьяновна Дроняева развозит подарки старейшим работникам завода…

Почти 45 лет отдал заводу и Виктор Зайцев, и сейчас говорит, что ни дня не пожалел, что когда-то 17-летним пацаном после окончания ГПТУ пришел на ИЗТМ.

Виктор Зайцев на стенде узнаёт себя

Виктор Зайцев на стенде узнаёт себя

– Полгода я проработал в модельном цехе, – вспоминает Виктор, – и едва только вник в профессию, как меня призвали в армию. Служил в Киргизии в погранвойсках, со своим псом Тимуром, а как только вернулся, сразу пошел устраиваться в свой модельный цех. Тогда наш начальник Николай Николаевич Гуманюк сразу мне сказал: «Возьму на работу, если заявление напишешь». Я не понял сначала, что за заявление, оказалось – на получение квартиры. Говорит, вот женишься, будешь потом бегать, а так давай, думай заранее о семье. Как в воду глядел, на заводе я вскоре встретил судьбу свою, жену Ольгу, тоже в нашем цехе работала.

Вскоре Зайцев стал лидером в комсомольско-молодежной бригаде и одним из лучших бригадиров. Вспоминает, что активных сотрудников на заводе всегда поощряли. Даже за границу, в Монголию, ГДР, отправляли делиться опытом.

– Очень активная жизнь была у наших ребят, – добавляет Виктор, – и мы всё успевали: спартакиады заводские проводили, в хор при ДК ходили, КВН и вечера отдыха организовывали. С ребятами, что в армию с завода ушли, связь поддерживали: о делах заводских писали, посылки отправляли. Люди же всегда ценят такое вот человеческое отношение к себе – многие потом вновь на завод возвращались.

В 90-е годы, когда крупным производственным предприятиям приказали сверху перестраиваться на ширпотреб, мебельный цех выпускал детскую мебель. Трудно представить, сколько маленьких людей видели сны по ночам в кроватках, которые собирали иркутские спецы.

– Для такой деликатной мебели ведь нужна хорошая древесина, сортовая, без сучков, – объясняет Виктор, – ну и душу надо вложить. А как же, ведь ребятишки там будут спать, значит, должно быть все отшлифовано как надо! Надежно и удобно. В бригаде у нас тогда работало в две смены 60 человек, выпускали до полутора тысяч единиц мебели. Наша продукция большим спросом пользовалась, она расходилась по городам Сибири, Урала и Дальнего Востока. Но и этого не хватало, ведь таким производством только в Иркутске занимались мы да мебельная фабрика «Байкал». Даже работнику завода сложно было купить кроватку. Помню, нам Вера Фомина в этих вопросах помогала – заботились всегда о заводчанах...

Когда готовилась эта выставка, большую помощь в её организации оказал С. И. Дубровин, директор Музея истории города Иркутска.

«Заводской парень» – директор Музея истории города Иркутска Сергей Дубровин

«Заводской парень» – директор Музея истории города Иркутска Сергей Дубровин

– Ну а как же иначе? – делилась своими впечатлениями Вера Михайловна. – Он же наш, заводской парень!

«Заводской парень» Сергей Дубровин вначале своей трудовой биографии проработал на ИЗТМ несколько лет. Дальнейшую судьбу он связал с комсомольской работой, государственной деятельностью, но именно там, на заводе, получил на всю жизнь свою рабочую закалку.

– Уважение к человеку труда я несу всю жизнь. И считаю, что нет ничего важнее для формирования человеческой личности, чем получить вот такой опыт общения с настоящими мастерами, заслужить, чтобы они тебе доверили важное дело. Получить их одобрение и поддержку в юном возрасте – дорогого стоит.
Старт моей трудовой биографии – это тоже пример того, как шло формирование рабочего класса, как на производстве помогали развитию и росту человека.

Мои родители работали на мебельной фабрике «Байкал», ну и я там «ошивался». Отец был электриком, часто брал меня с собой, и я старался помогать ему как мог – «когти» носил за мужиками, провода, воду – всё, что попросили по мелочам.

В 7 и 8 классах подрабатывал в мебельном цехе на упаковке и часто наблюдал, как простой кусок дерева в руках мастера вдруг превращался в нечто фантастическое. Например, в фигурную ножку для стола – в этом было что-то удивительное. Я уважал родительский труд, но особого пиетета к нему сначала не испытывал. Фабрика располагалась рядом с домом, как раз за забором, так что на работу я ходил, что называется, с черного хода. А потом как-то старший брат мне говорит, мол, – а ты со всеми рабочими через главную проходную зайди на фабрику. Я не понял сначала, зачем он меня отправляет туда, но когда как-то утром попал в общий людской поток, то в душе что-то шевельнулось. Почувствовал, что я – часть этого большого коллектива. И я не только здесь зарабатываю деньги – мы все вместе делаем большое важное дело! Помню, поделился этим ощущением с мамой, она улыбнулась и сказала, что тоже самое было с ней во время войны, когда она пришла на фабрику работать.

После школы поступил в иркутский политех на машиностроительный факультет. После первых курсов пришла пора идти на практику. Я в составе большой группы студентов попал на ИЗТМ. Но вместо практики (она длилась что-то около 20 дней) подписал трудовой договор на два месяца в качестве слесаря-ремонтника в ремонтный цех № 20. На следующее лето передо мной уже не стоял вопрос, чем заниматься. А через год и преддипломную практику решил пройти на заводе.

Вначале мужики, конечно же, ко мне присматривались – проверяли. Потом стали и на подмену, и старшим в смену ставить, и станки с ЧПУ доверять. К ноябрю уже выталкивали меня с завода со словами: «Иди дальше учись, студент». Оканчивал учебу в бюро сборки – это очень важный элемент производства. Оттуда к нам в цех как-то зачастил начальник бюро. Поговорил со мной раз-другой и позвал к себе в отдел. Так что диплом я писал абсолютно понимая тему – всё, чему меня учили, пригодилось. После защиты у меня уже был вызов на работу в ИЗТМ – так проходил советский «рекрутинг» новой силы на производство.

К молодым специалистам в то время было пристальное внимание, обязательно прикрепляли наставника, который уже на практике учил будущего инженера азам профессии. И меня на заводе многому научили. Зациклись я тогда чисто на производстве – у меня были бы неплохие перспективы стать хорошим специалистом в своей отрасли. Но мы же были еще и молодые, активно участвовали в общественной жизни коллектива: спортивные соревнования, выезды на сельхозработы, комсомольская работа, праздничные демонстрации. Я активно во всём участвовал и в итоге перешёл на другую жизненную дорогу.

Но то чувство общности с коллективом, чувство ответственности и патриотизма, что привили мне на ИЗТМ, осталось со мною на всю жизнь. А это, согласитесь, дорого стоит. И я за это родному заводу безмерно благодарен…

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...
  • Череп под новостройкой: старинная традиция, где-то живая и поныне
    Эта странная традиция была распространена на Руси тысячелетиями и сохранялась вплоть до конца XVIII века, а в некоторых местах встречается и сейчас. Правда, не везде, а на северо-западе России: в Новгороде и на Ладоге; и в западной части Сибири, куда активно переселялись выходцы из новгородской земли.
  • М. Жванецкий «Баба Яга»
  • Вознаграждение за добрые поступки
    Однажды мирянин спросил монаха:
  • Повитухи на Руси: целая наука! А вы бы смогли?
    Женщины всех сословий прибегали к услугам повитухи. От её умений напрямую зависела не только успешность родов, но и дальнейшее благополучие младенца и роженицы. Неудивительно, что она должна была обладать особыми качествами и умениями.
  • Михаил Жванецкий - Подвиги
  • Просветлённый профессор
    В небольшом университетском городке в Индии работал профессор Бахкатаран Радухгартра.
  • Михаил Мишин - Гордимся
  • Зачем учителю ученики
    — Если у учеников, для того чтобы учиться, есть учитель, то кто учит учителя? Или учитель больше ничему не учится?
  • Рецепты красоты от японских гейш
    О секретах красоты японок, которые в 50 лет умудряются выглядеть на 30, ходят легенды. Ещё больше таинственности окружает всегда красивых, утонченных и вечно молодых гейш. Сегодня расскажем о некоторых из них, вполне доступных нашим дамам.
  • Григорий Горин - Встреча с писателем
  • Сын вернулся с войны
    Солдат вернулся домой с войны. Он позвонил своим родителям из аэропорта:
  • Видные китайские политдеятели: товарищи отец и сын Си
    Руководитель КНР Си Цзиньпин - потомственный коммунистический функционер, и это несмотря на то, что его отец был репрессирован в период между ухудшением советско-китайских отношений и началом Культурной революции.
  • Фильм «Блокадный дневник»: из нагромождений кошмара и ужаса — рывок в небеса?..
    Премьера фильма «Блокадный дневник» на Московском международном кинофестивале вызвала горячие споры. Мнения об этой ленте ходят полярные: такое надо снимать и наоборот. Тема ленинградской трагедии в основном, конечно, показывалась с героических позиций. Но была ведь и другая сторона медали – небывалые человеческие страдания, которые просто могли поставить на колени. И, наверное, как бы ни тяжело было в некоторых случаях принимать историю своей страны, мы должны знать о том, что происходило не однобоко.
  • Татуированный мусульманин — так не бывает. Если по шариату...
      Татуировками (они же "татушки", они же "наколки") сейчас увлекается молодежь - да и люди постарше, особенно на Западе. Интересно, как складывается отношение к этому неоднозначному явлению в разных странах и культурах. Например, ислам. Вариативность трактовок священных мусульманских текстов по поводу татуировок различными исламскими проповедниками на самом деле сводится к тому, что наколки греховны. Есть два основных подхода в исламском мире к нанесению татуировок на тело – радикальное и либеральное.
  • Добрый сказочник из Италии
    2310 1a «Прививая вкус к вымыслу и умножая способы выдумывания историй, мы помогаем детям проникать в действительность через окно, минуя дверь. Раз это интереснее, значит – полезнее». Джанни Родари
  • Леонид Филатов. Пародия на С. Михалкова
  • Историк культуры Ольга Ванштейн: Из поля зрения советской моды выпадали пожилые люди
    Мода СССР развивалась во многом отдельно от мировой, а советский тип красоты отличался от принятого на Западе. Общение москвичей с манекенщицами Диора на фотографиях 1959 года похоже на встречу двух инопланетных цивилизаций. Разные лица, другие фигуры и пластика — видно, что советская власть изменила не только души, но и тела. О советской моде и красоте состоялся разговор с историком культуры и моды, доктором наук Ольгой Вайнштейн, ведущим научным сотрудником РГГУ, основательницей журнала «Теория моды: одежда, тело, культура».
  • Россия провоевала две трети своей жизни
    Россия за 241 год провела с Османской империей 12 войн. В среднем, одну Русско-турецкую войну от другой отделяло 19 лет. Но были и другие войны в нашей истории.
  • Поклоны на Руси – целая наука
    Еще в первобытную эпоху поклон – преклонение головы и тела к земле – практиковался как ритуальное действие во время отправления культа божеству, выражающее смирение и благоговение перед высшими силами. Большое значение поклоны имели и в традиционной культуре России. За века своего существования традиция бить поклоны претерпевала многократные изменения, обрастая новыми смыслами, часть из которых сохраняется в Русской православной церкви до сегодняшнего дня.
  • Оружие для уничтожения мужчин
    Вы в курсе, что реклама – это оружие массового уничтожения мужчин? Как вида.