ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Ремезовская летопись по Мировичеву списку

28 Апреля 2012 г.
Изменить размер шрифта

 

 

ИСТОРІЯ СИБИРСКАЯ

1-я статья. Искони Всевидѣцъ, християнский нашъ Богъ, Творецъ всея твари, Зижьдитель дому Своего и Снабдитель винограду и мысленныхъ овѣцъ, судѣбно предповѣле проповѣдатися чрѣзъ Сибирь Евангелие в концы вселенныя на край горъ Тобольску граду имениту.

2-я статья. Велій Господь Богъ нашъ християнский ежѣ подаетъ рабомъ своимъ отъ рожьдения якожь Самсону исполинство, тако Ерману Тимофееву сыну Поволскому даде силу, спехъ и храбрость с млада во единство сердца и вседушно храбръствовати.

3-я статья. И в таковой храбрости Гѣрманъ в дружине своеi Ермакомъ прослывъ и атаманомъ нарѣченъ, яко зраченъ, воюя бусы по Хвалынскому морю и по Волге со многими своеволными вои, яко и царскую казну шарпалъ.

4-я статья. Слышавъ благочестивый царь Иоанъ Васильевичъ на таковыхъ взыскание посла силныхъ своихъ вои, повѣле вся избити, а началныхъ поимавъ скончати, да не имутъ казны его разбивати и пути запирати.

5 статья. Начало заворуя Ермака Тимоѳеева, сына Поволскаго. Въ 7085-мъ і 6-мъ годехъ воѣваль і разбиваль на Оке і Волге і на море суды і катарги, торговыхъ караваны в скопѣ съ 5000 человѣкъ, хотя ітти в Кызылбаши для своеі власти з Донскими і Еіцкими. I преже, і в тѣ лѣта промчеся воровской слухъ его в Русіи, в Казане і в Астрахане, і что кызылбашскихъ пословъ пограбили Ермачко іменемъ со многими людми, у него жъ было в скопѣ на море 7000 человѣкъ. И то[го] жъ 86-го октября 1 день послань указъ отъ великого государя со столникомъ Іваномъ Мурашкинымъ по дороге і в Астрахань: гдѣ техъ воровъ ни застанетъ, тут пытать, казнить і вѣшать. Ермакъ же совѣтомъ з дружиною услыша грозное слово и дѣло августа , зъ 29 числа, и с возвратомъ здумали бежать в Сибирь разбивать, обратя струги по Волге і по Каме вверхъ. I тотъ ихъ государевъ указъ на станахъ не засталъ, а коихъ схватали, тѣхъ і приказнили, і кои с ними думали Ермака же и собраніе воѣводы не толико взяти, но ни подумать, сами бѣжали прочь. И сентебря 26 день объмишенилися, не попали по Чюсовой в Сибирь і прогребли по Сылве вверхъ і в заморозь дошли урочища, Ермакова городища нынѣ словетъ, и ідучи жителеi обира[ли] хлѣбы и запасы і тутъ зимовали, и поза Камени Вогуличь воѣвали і обогатели, а хлѣбомъ кормилися отъ Максима Строганова. I в походъ ходиша на Вогуличеі 300 человѣкъ і возвратишася з богатствомъ в домы своя і на подъемъ в Сибирь и к тому приправиша вдоволь лѣгкихъ струг[ов]ъ с припасы.

6 статья. И маія въ 9 день доспѣли обѣщаниемъ часовню на городищи томъ во имя Николы чюдо[творца]; овіи же поплыша сь Ермакомъ внизъ по Сылвѣ до усть Чюсовой, овии жъ оста[ща]ся (**) на городищи томъ с женами и з детми, вѣчно осѣлишася. Ермак же з дружиною съ усть Чюсовой, взявши у Максима запасъ на проемъ 5000 человѣкомъ и ружье, и молитъствова; въ 87-мъ іюня 12 день поидоша по Чюсовой вверхъ до Тагилскаго волока з боемъ. I вожи ему были Зыряне: добріи змерли, а іные бѣжали, а не знающие не попали въ Серебренику в устие, прошли выше в вершину и многие мѣшкоты в повороте до самой осени. И дошедъ Серебренки ідоша и тежелые суды покинуша на Серебренке и лѣгкие струги таскали чрезъ волокъ на Тагилъ рѣку; і на Бую городище зимовали і кормилися Вогуличами птицею, рыбою и зверемъ, якожъ і они. И многими бои улусы ихъ погромили и рухледи много взяли, и многие суды легкие вновь доспѣли доволно, и тѣ старые, гдѣ они лѣжатъ, сквозь ихъ дна дерева проросли.

7 статья. И въ 87-мъ вниде в слухъ к самодержцу государю Іванну Васильевичю, что Максимъ Строгановъ тѣхъ пресловущихъ воровъ Ермачка Поволскаго съ таварищи з запасы и с ружьемъ отпустилъ; и о томъ к Максиму об отъпуске воровъ слово писано в грамотѣ сице: «Мужикъ, помни, да какъ ты с такимъ великимъ и полномочнымъ сосѣдомъ ссоришь, и какая несостоятелная снова межъ намі учинится, и нѣ увѣдаешь, что я тебѣ за то учиню; а ежели доброе что в такомъ случае учинится бѣзпорочно, не вѣдаешь, чемъ ты со своими пожалованъ будешь в твоемъ опасеніи». II то писание Максимъ радостно с печалию принялъ і прочелъ слѣзно, а къ Ермаку в кровопролитіи его невмѣстно писать і не смелъ; точно слыхомъ отъ приходящихъ пренесеся слово, како в воинстве и о всемъ слышно ему в удаче, і о томъ веселящеся, не всуе туне запасъ и ружье и подмогъ и пушки далъ в отъпускъ. А в походъ Ермакъ на струги дружине своеі у Максима взимая с пристрастиемъ, а не вовсе в честь или в заімы, но убити хотѣша и жита его разграбить, домъ его і при немъ живущихъ разорити в конецъ і приступи к Максиму гызомъ Максимъ же увѣщеваше ихъ Богомь и государемъ, что числомъ имъ запасовъ дати і о томъ прося у нихъ кабалы, егда возвратитеся, на комъ те припасы по цѣне взяти, і кто отдастъ точно іли с лихвою; изъ них же воіска паче всехъ Іванъ Колцевъ сь есаулы крикнуша: «О мужикъ, не знаешь ли ты і тепере мертвъ, возмемъ тя и ростреляемъ по клоку, даі намъ на росписку по імяномъ на струги, поартелно 5000, по іменомъ на всякаго человѣка по 3 оунта пороху и свинцу і ружья, і три полковые пушки, по 3 пуда муки ржаной, по пуду сухареі, по два пуда крупъ і толокна. по пуду соли и двумъ полоти, і колико масла пудовъ, и знамена полковые с ыконами, всякому сту по знамени».

8 статья. Максимъ же страхомъ одержимь и с подданными своими отворилъ анбары хлѣбные, і по іменомъ полковыхъ писарей і вѣсомъ успѣвающе, дающе день і нощь коемуждо по запросу числу на струги; и струги ихъ грузу знимать не стали і подъ берегомъ тонути; они же принравили набой, излегчили приімать запасовъ помене по стругамъ, и управишася вси по совѣту вси в путь свой іюня въ 13 день смиренно и обѣща[ша]ся вси Максиму: «Аще Богъ управитъ путь намъ в добыче и здравіи імамы быти, заплатимъ і наградимъ по возвращеніи нашемъ; аще ли же избиени будемъ, да помянеть насъ любовь твоя в вѣчномъ успѣніи, а чаемъ воявращенія ко отцамъ своимъ і матерямъ». На городище же Ермаковѣ с женами Зыряне и книги ихъ писареі і память жилья ихъ, кто імены і отечествомъ домовъ, і донынѣ у Строганова в казне взыскуется. Было у Ѣрмака два сверсника Іванъ Колцевъ, Іванъ Гроза, Богданъ Брязга і выборныхъ есауловъ 4 человѣка, тожъ і полковыхъ писареі, трубачи і сурначи, литавръшики і барабаншики, сотники і пятидесятникі і десятники с рядовыми и знаменшики чиномъ, да три попа, да старецъ бродяга, ходилъ бѣзъ черныхъ ризъ, а правило правилъ и каши варилъ и припасы зналъ и кругъ церковный справно зналъ; и указъ на преступление чинили жъгутами, а хто подумаетъ ототти отъ нихъ и ізменити, не хотя быти, і тому нп донски указъ: насыпавъ песку в пазуху і посадя в мешокъ, в воду. И темъ у Ермака вси укрепилися; а болши 20 человѣкъ с пескомъ і камениемъ в Сылве угружены. Блудъ же і нечистота в нихъ в великомъ запрещеніи і мерска, а согрѣшившаго объмывши 3 дни держать на чепи.

9-я статья. Слыша Ермакъ отъ многихъ Чюсовлянъ про Сибирь, яко царь владѣлецъ; за Каменемъ рѣки текутъ на двое: в Русь и в Сибирь; с волоку рѣки: Ница, Тагилъ, Тура пала в Тоболъ, и по нихъ живутъ Вогуличи, ѣздятъ на олѣняхъ; по Туре же и по Тоболу живутъ Татара, ездятъ в лоткахъ и на копяхъ; а Тоболъ палъ в Ыртышъ, и на Иртыше царство близъ устья и многие Татара; і Иртышъ палъ в Обь, а Обь рѣка пала в морѣ двема устьи, а по ней живутъ Остяки и Самоедь, ѣздятъ на оленяхъ и с[обак]ахъ и кормятся рыбами; а по степи Калмыки и Мунгалы и Казачья орда, ѣздятъ на вѣльбудахъ, а кормятся скотомъ.

10-я статья. Собрании вои в лѣто 7086 і 7 съ Ермакомъ с Дону, с Волги и съ Еику, из Астрахани, ис Казани ворующе разбиша государевы казенные суды, пословъ и Бухарцовъ на усть Волги рѣки и сълыша посланныхъ отъ царя с казнью, овии отъ нихъ разыдошася, другіи отъ многаго числа разбѣгошася в различные грады і вѣси.

11-я статья. Ермакъ побѣжѣ вверхъ по Волге и но Камѣ и дошедъ Орла городка и ту многие запаси у Строгановых, ружье і вожѣй взялъ и бѣжа по Чюсовой и речкою Серебреною до волоку, и переволокли суды на Тагиль, волоку бѣ 2 дни ходу, иніи жь суды на волоку покинуша.

12-я статья. И приѣхавъ на станъ Тагила рѣки в урочище рѣчки Абугая в лѣто 7088 году со единомысленною дружиною, съ 3000 человѣкъ, и ту плениша многихъ Вогуличь улусы и [bъ] пленъ взяша, овіи же доброволно покоришася до Тавды, и воеваша во всю зиму Пелымскиe уѣзды до вѣсны.

13-я статья. Вѣсне же пришедши водополью, овіи жь не похотѣша съ Ермакомъ воевать и язвленными вспять в Русь возвратишася, иниі жѣ на станехъ умроша, инiи же в походѣхъ избиени, и остася плыти внизъ съ Ермакомъ 1636 человѣкъ и приемше запасы на пропитание свое.

14-я статья. Вѣсне же пришедши, яко храбрии казацы видѣвше и разумевше, что Сибирская страна богата и всемъ изобилна, и живущіи люди в ней невоисты, и поплыша внизъ по Тагилу маия въ 1 день, разбиваша суды по Турѣ, до перваго князя Епанчи, идеже нынѣ Епанчинъ Усениново стоить, и ту собрашася много Агарянъ и бои починиша по многи дни, яко лука велика, вверхъ ходу 3 дни, и в той луке биющеся велми до выезду, и ту казацы одолеша.

15 статья. И воеваша все лѣто, и августа въ 1 день взяша градъ Тюмень, еже Чингида, и царя Чингыза убиша и многие припасы и богатства взяша и ту зимоваша, яко видя множество бусурманского языка по Туре, и не смеяша плыть до Тобольска. . 16 статья. Первоначалные сначала вѣка цари бусурманские именемъ: Онсомъ ханъ кочюя по Ишиму и живше на усть Ишима рѣки, градъ на Красномъ Яру Кызылъ-Тура и трои окопи. По Онсоме ханѣ Иртышакъ царь: тѣмъ именемъ Иртышъ рѣка конца не имать, то и ево царство безконечно будѣтъ. Его жь Чингызъ царь Тюменской войною преодолевъ.

И по Иртышакѣ Саргачикъ царь до Кучюма; его жъ Кучюмъ пленивъ; Ишимские жь Татара и доднесь именуются Саргачики; Тюмень слыла Онцимки.

17 статья. Маметь царь Казанскаго царя Алима побѣдилъ и на усть рѣчки Сибирки градъ Кашлыкъ учинилъ, царство в Сибири распространивъ, и поддани учинилъ. И оттоле нача славнее зватися Сибирь, и цари, их же бусурманская история повѣдаетъ.

18 статья. По сихъ в Сибири в Кашлыке градѣ царствовали 20 Агишъ царь, Абалакъ Агишевъ, и по немъ Маметь; тажь Маметевы дѣти; при сихъ во вся лѣта видѣша царь и князи, агуны, муллы и абызы и протчие бусурманы на томъ мѣстѣ, идѣжѣ нынѣ градъ Тоболескъ і соборная церковь до колоколни, видѣшася християнский со свѣтомъ градъ в воздухѣ и церкви и звонъ вѣлий, яко ими дивитися, и ужасно недоумея, что будѣтъ се; сие ими видѣние начатся видѣтись яко примеромъ бусурманскихъ истори[е]въ съ 7060 году по вся зори и праздники имъ и до приходу Ермакова.

19 статья. При Маметевѣ сыне царѣ Сенбахтѣ і видѣшася в лѣтное время воды и земля и травы окрововлены и черны, на градском жѣ мѣсте по горѣ и долу искры златы и сребрѣны блѣщашася, мѣсто жь то идѣжъ нынѣ градъ, мысъ той зовомъ Алтынъ Яргинакъ.

20 статья. При Саускане царѣ на градскомъ мѣстѢ, идежь соборная церковь, видѣшася всемъ бусурманомъ, огненный столбъ отъ зѣмли и до небѣси і в томъ огне многи видѣния различны; и бусурманы и доднесь видѣнию тому и ужасу возвѣстить по лѣтописцу своему не умеютъ, точию единъ звонъ слышанъ.

21 статья. Поблизу жь городоваго мѣста, за рѣчкою Курдюмкою, на мысу, городъ и окопи зовомъ Бацикъ-Тура, живяше мурза Дѣвлетимъ Бай; людие жь видѣша в [с]толпѣ ужасное видѣние различное и битвы і взукъ; побѣгоша во градъ.

Кашлыкъ вне ума, овіи жь рѣшишась ума и умроша; нынѣ словѣтъ Паней Бугоръ.

22 статья. Царь Кучюмъ приидѣ отъ Казачьи орды со многими вои и побивъ царя и князи Етигера и Бѣкбулата п прославися Сибирской царь; и дани со многихъ низовыхъ языкъ взяша и городки свои разпространиша по многимъ мѣстомъ, названми своими владѣша.

23 статья. Кучюмъ бѣ вѣры бусурманские кланяшея кумиромъ и жруще скверно і пребываше бѣззаконно яко имети ему 100 жѣнъ и юношъ, тожь дѣвицъ, такожь и протчимъ Агаряномъ бѣззазорно, елико числомъ хощутъ; Богъ же Всевидецъ пресече царство его вскоре.

24 статья. Во второе лѣто ѣхавь Кучюмъ в Казань и дочь Казанского царя Мурата взятъ въ жену и с нею многих Чювашъ и абызъ і рускаго полону людѣй и приехавъ на Сибирку пребываше славно.

25 статья. Розсадивъ царь Кучюмъ жѣнъ своихъ болшихъ во блискихъ мѣстахъ, взятъ дочь у Девлѣтима мурзы и прѣбывать ей устроивъ близъ градскаго мѣста на Паньине Бугрѣ, другой жѣ на Сузгунъскомъ мысу, именемъ Сузгѣ; по той жѣне и городъ зовомъ Сузга, ныне жъ словетъ Сузгунъ мѣсто то; и езди к нимъ по пятницамъ.

26 статья. При Кучюме же предирѣченные знамение начастѣ видѣшась бусурманомъ всегда, яко имъ отъ таковыхъ видѣний велми во ужасе быти; і начата волховски пытати, что имать быти, и пленникъ вопрошати, что руски видѣние се; их жѣ волхвы и пленники согласно къ Кучюму провозвѣстиша, яко Богъ отдаетъ мѣсто то християномъ вскорѣ, и тебѣ изгонитъ, и скончавшись в зломъ пребываніи. I бысть тако. Он жѣ повѣле за се многихъ казнити.

27 статья. При Кучюме жѣ видение бысть: на усть вѣликихъ рѣкъ Иртыша и Тобола вѣликъ бѣ островъ пещаной, и много во многое время видѣша[ся] в полдни Агареномъ два зверя исходяще со сторонъ острова из Ыртыша и Тобола на среду и битву учиняша между собою велию; Иртышной жѣ белъ і вѣликъ, волосистой, с вола, подобие волку; Тоболной же малъ и чернъ, подобенъ псу гончему, якожь в битве одолевати болшаго и мертва излагати і в воду уходити, и болшей оживаше и в воду уходя.

28 статья. Се же видѣние многаши видѣвъ и самъ Кучюмъ с людми і вопрошаше агуновъ и абызъ и волхвовъ и абызъ своихъ: что се видитца; они же возвѣстиша: «Болший зверь твое царство, а малый рускiй воинъ, имать быти вскорѣ и тако тя умѣршвляти и пленити і в разхищенис отгнати и грады твои взяти». Кучюм же таковыхъ повѣле по лугу конми развлачати.

29 статья. Паки на предирѣченное возвратимся, о нем же слово налѣжитъ. Ермаку же прѣбывающу в Чингидѣ і воемъ его времено умаляющимся цынгою и недугомь чрева, Кучюм же изходящѣ в походы на Камышъ со всеми вои пребываше; благодариша Бога, яко рыбъ сухихъ и ячменя и полбы множество обрѣтоша.

30 статья. Вѣсна же близу приспе, время Кучюму ясакъ с подданныхъ своихъ збирати соболи и лисицы и прочихъ звѣрѣй и рыбъ; посла в Тарханской городокъ к Тархану мурзѣ дворѣцкаго своего Кутугая; он жѣ пришедъ для збору; в то врѣмя казацы плениша его въ Тарханахъ; Тарханской же бѣ заставной таможной Кучюмовъ городокъ, а не Чингызовъ; и привезоша его къ Ермаку и съ есакомъ.

31 статья. Ермак жѣ вопрошаше его с вѣликою честию о царѣ Кучюме и о всемъ житии его; похваляюще ихъ, глаголаше ему, яко в гости приехалъ, показующе казацы храбрость свою и стрелбу огненную и 5 человѣкъ атамановъ. Они жъ казаковъ прежь сего не имуще видѣти, дивишася; возвѣсти ему вся подробну о Кучюме и жителехъ. Ермакъ же, отпустивъ е[го] к Кучюму чесно и подаривъ Кучюму и челобитье и трезубъ, гостинца і всемъ женамъ челобитье княземъ и мурзамъ и протчимъ людѣмъ посла и сказа, яко вспять возвратится в Русь.

32 статья. Кутугаю же ѣдущу санми, по пути своемъ возвѣщающе во всехъ Кучюмовыхъ городѣхъ, яко гость славный и храбрый приехалъ с пятью казаками, яко стреляютъ невидимыми стрелами, и дары свои отъ Ермака кажущѣ многи, возхваляюще Ермакову добродетель, Кучюму челобитье и жѣнамъ ево всемъ и княземъ и мурзамъ и проччимъ, возвѣщаше.

33 статья. Пришедшу жѣ Кутугаю до Кучюма и внидѣ в ургу в рускомъ платье цвѣтномъ, ясаку же не привѣзѣ, возвѣщая, како поиманъ Ермакомъ і вопрошенъ и невидимое стреляние пяти казаковъ видевъ и челобитье посланное и трѣзубъ ему і жѣнамъ всѣмъ, челобитье княземъ и мурзамъ и протчимъ сказа со удивлениемъ и страхомъ вѣлиимъ.

34 статья. Слышавъ же се Кучюмъ и приятъ трезубъ и челобитье вземъ чесно и оскорбѣ, зѣло печаленъ бысть и посла во вся предѣлы своя собрати вся живущия подданные по градомъ своимъ, сам же с волхвы нача гадати, что хощетъ надъ нами быти; и уразумѣша вси, яко воинъ Еръмакъ князь пе поедетъ в Русь, но будетъ къ намъ вскорѣ и разхититъ всехъ.

35 статья. Ермаку жѣ тогда пребывающу в Чингыдѣ градѣ, внегда жъ приспе путь струговой, маия въ 9 день 7089 году, поплывъ внизъ но Турѣ со всякимъ искусомъ нѣспешно, доѣхавъ до усть Туры рѣки, ту ожидаше 6 князьковъ Маитмаса, Каскара, Варварпины, и бишась по многи дни.

36 статья. Вой же съ Ермакомъ остася 1060 человѣкъ; и многихъ бусурманъ побиша і Божиею помощию одолеша и множество имѣний взята, яко стругомъ ихъ не подняти, и погребоша то имение в земли на усть Туры рѣки.

37 статья. По первой брани с Кучюмляны июня 8 день поплыша внизъ по Тоболу рѣке воююще и живуще дѣлно; доплывше до урочища Бѣрезоваго Яру, ту бѣ велий бой по многи дни; быша бусурманы жь яко овцы изъ гнездъ своихъ стрекаще, казацы жь Божиею помощию и явлениемъ стратихъ силы Господни и техъ побиша.

38 статья. Оттолѣ поплыша внизъ по Тоболу июня въ 29 день и доплы[ша] до урочища Караулнаго Яру; ту бе на Тоболѣ место уское; Кучюмляне же оградиша чрѣзъ цѣпми железными, яко да удѣржатъ вся струги и казаковъ убиютъ; бе жѣ тутъ городъ опасной Кучюмовъ есаула Алышая, и ту бишась 3 дни, день и нощь, нещаднѣ; казацы жь одолѣша и цѣпи розломаша и проплыша с кусты таловыми.

39 статья. И проплывъ до усть Тавды рѣки и стояша недѣлю, размышляша, яко да идутъ с вожами вспять по Тавдѣ ввѣрхъ и чрѣзъ Камѣнь Вогуличами да возвратятся.

40 статья. Къ Кучюму жѣ вѣсницы непрестанно возвѣщаша о многомъ собрании казаковъ и о побивании своѣмъ, яко разорѣны, кажуще сечение бѣрдышѣй и палашей, раны своя; Кучюм жѣ плакашеся ихъ и паче ярвяшеся на казаковъ.

41 статья, Ермак жѣ со единомышленники своими, надѣяся на Божию помощь, поплывъ внизъ по Тоболу июля въ 8 день и доплывъ до Бабасана мурзы, и ту Ермаковъ ертаулной стругъ предний похитиша бусурманы предъ ними с вѣрсту; казацы жь вѣлми грянуша и удариша таково предивно, яко противнымъ многимъ вдругъ в одинъ разъ убиенымъ быти, овии жь вскорѣ разбѣгошась в различные мѣста; и ту своихъ выручиша вскорѣ, невредныхъ.

42 статья. Собрание же вои Чюваши, Казачьи орды, Вогуличи, Остяки і вси Татарове отпустивъ, Кучюмъ изъ города своего с сыномъ своимъ Маметкуломъ по Тоболу на встрѣчю Ермаку, сам жѣ учинивъ засѣку подъ Чюваши на Иртыше рѣкѣ и грады окопъми укрѣпивъ и на усть Тоболу крѣпкую стражу поставивъ.

43 статья. Таковая высылка с царѣвичемъ Мамѣткуломъ стрѣтоша Ермака июля въ 21 день в Бабасанахъ на усть озера на Тоболѣ, и сразишася нещадно и за руки взяшася, тако сѣкущеся, яко конемъ по чрѣво бродити в крови ихъ і в трупу поганскомъ; и бишася 5 дней стояще, не пропущая стругомъ внизъ; по семъ з Богомъ казацы одолѣша и протчихъ прогнаша, и царевичь бѣжѣ; и по явлению святителя Николы чюдотворца дѣрзати повѣле, и поплыша внизъ.

44 статья. И доплыша до усть Турбы, конецъ Долгаго Яру, июля въ 26 дѣнь на всходѣ солнца, і видеша бѣзчисленное бусурманское множество стояще, ждущѣ приходу Ермакова; казацы жь вси убояшася и присташа к острову вышѣ Яру, размыслиша, помолишася Святѣй Троицѣ, Пресвятѣй Богородицѣ и всемъ святымъ с жѣланиемъ.

45 статья. И по явлѣнию Спаситѣлеву, Его жь образъ, знамя любѣзное казакомъ, самовластно с мѣста и поиде преди внизъ по левому брегу Тоболу рѣки; видѣвше Ермакъ и казацы единодушно за немъ погрѣбоша по брѣгу тому; погании жь пустиша бесчисленно стрелъ, аки дожда, съ горы на струги; и сие мѣсто, спасени Богомъ, яко и власу ихъ не врежьдѣну бывшу, проплы; егда жь проплы, знамя само на свое мѣсто ста.

46 статья. В то время видѣша бусурманы вси, яко по брегу тому на облацехъ Царь велій и прекрасный зело во свѣтѣ вѣлице и мнози вооружении воини лѣтящи на крылехъ и несущи престолъ Его на плещу свою дивне, и грозяше имъ Царь, в левой же обнаженный мечь имуще на ня. О дивное чюдо! Божиимъ судбамъ, по их же бусурманскимъ повѣстямъ, яко коимъ силнымъ на даль стрѣляющимь в Него, таковымъ руце околевше и луки ихъ сокрушишася.

47 статья. И се видевше бусурманы, яко с казаками Царь вѣлий и страшенъ грядетъ с вой на разорение и запустение ихъ, зѣлне убояшася i ослабѣша, яко не помыслити, ни зрѣти на казаковъ за сие не могуще; и Кучюмови и сущимъ с нимъ возвѣстиша бывшее, и отъ сего видѣния Кучюмъ и бусурманы вѣлми убояшася.

48 статья. Августа въ 1 день рабъ Божий Германъ с предоброю и единодушною дружиною своею пребываше в постѣ, и зъ Божиею помощию устремишася на городъ Карачинъ, думного Кучюмова боярина Карачи, и в той часъ сражения ихъ паки видѣша бусурманы и сами Гѣрманъ и казаки самообразно Спаса помогающа и отвращающа лѣтящи стрѣлы на ня, вящее вооружишася секуще, в конецъ бусурманъ умерщвляша, видѣвше на себѣ явную Божию милость и помощь твѣрду.

49 статья. 87 году [7087], бывше Ермаку з дружиною і виде многое собрание Кучюмовьское стояще на Карачине озере і въ зборе, аки вода колыбащеся, и згониша с острова мурзу Карачю августа въ 1 день і восъхотѣша возвратитися въспятъ въ Русь и погрѣбоша вверхъ по 'Гавде рѣке, воюя с устия вверхъ обои Красноярскую і Калымскую волости і Лабутана со княжцы, и со всеми бѣзотъступно бишася и бѣзвозвратно до Паченки, и ту великій бой бысть, і раниша многихъ казаковъ, их же Татаръ прибиша до единаго и Печенега княжца убиша и наполниша трупомъ озеро, і то словетъ і до нынѣ Банное Поганое, полно костѣй человѣческихъ.

50 статья. И оттоле погрѣбоша вверхъ по Тавдѣ, августа 6 день в Кошуни пріидоша х Кошуку княжцу Ворлякову, и поимали перваго есаула Ічимка и допросиша: есть ли боевые люди? Онъ же вся возвестилъ Ермаку. Ермакъ же овыхъ изъ нихъ убилъ и есакъ взялъ; нападе же на нихъ страхъ велій, и приходяще кланяхуся съ есакомъ, і все тѣ волости и с Чандыри покорилъ боемъ и добровольно со старейшинами ихъ. I в Чандырскомъ городке великое болванское моление, что ихъ абызъ шеітаншикъ могуще демономъ чинити дива призываниемъ жертвъ ихъ: проклятаго связавше крепко и уткнутъ саблею или ножемъ в брюхо скрозь и держатъ связана, дондеже по вопросу всемъ скажетъ, и тогда выдернуть изъ него ножъ іли саблю, шеітаншикъ же ставъ наточить пригоршни крови своі, выпьетъ і вымажется, будетъ весь цѣлъ, что і язвъ не знать.

51 статья. И про возвратъ Ермаку тотъ же шеітаншикъ сказалъ, что воротится на Карачино езеро зимовать и доидетъ до Пелымского княжца, а «чрезъ Камень де хотя і думаешь, не пойдешь, и дороги нѣтъ, а поворотишься и побѣдишъ Кучюма и царство возмешь». I о томъ ідолское пророчество збылося, а о смерти его не сказалъ. И взялъ есакъ, ехалъ. И iдоша до городка Табаринца Бия, и ту бой на малые часы, потому что Ермакъ не становился долго і ворочатся за ясакомъ: что мимоходомъ урвалъ, то и наша добыча. И ту убиша багатыря две сажени высоты и хотѣша жива свѣсти с собою, но не далъся: ухватомъ человѣкъ десять загребѣтъ и давить, і того застрелиша на чюдо.

52 статья. И доидоша до Пелымскаго княжца Патлика и с нимъ велій бой починиша за многолюдство и пустой шумъ, ібо толико отобралися одне мужики на бой, а жены ихъ и дѣти свезены в растоян[и]е на Конду реку в урочище неприступное, и едины бойцы осташася у рыбиныхъ ловль; i техъ Ермакъ с таварищи прибили до единаго. И по допросомъ пути пѣтъ за Камень в Русь. Возвратишася внизъ по Тавдѣ октября 4 день, обирающе хлѣбъ вь ясакъ, провадиша в зимовье Карачинское со многими припасы сушеными і привозщиковъ отпустиша ихъ восвояси; і тотъ зборъ первое 30 ясачной хлѣбъ в Тоболску, и донынѣ хлѣбъ і денги і куны то вместѣ Ермакова прибору. И приѣхали на Карачино ноября 8 день і всегда покушашася напустить на Кучюма, и часъ воли Божіи по угадомъ не дошелъ; вси бѣша во опасеніи, і тако въ помыслехъ і в походахъ озимеша, бѣруще ясакъ рыбу і мяса на пропитаніе, скрывающе в улусехъ.

53 статья. И тотъ градъ Карачинъ взяша и в немъ бѣзчисленное богатс[т]во, злата и срѣбра и камения драгаго и жемчюгу и меду доволно и скота, и седоша ту 2 недѣли Госпожина поста; пребываше зелнѣ в постѣ і в молитвахъ, со всеусердиемъ моляшеся Богу, чтобъ сохранилъ живыхъ рукъ и подалъ побѣду на вся бусурманы, да с нимъ возвыситца и прославитца въ концѣхъ християнскій родъ и Божия дѣсница царю вѣрну прострется.

54 статья. Кучюм же отъ вѣликаго ужаса в бусурманы по всемъ дорогамъ до Карачина караулы несводные поставилъ, чтобъ никто отъ казаковъ ни птицою мимо ихъ не пролѣтелъ мнѣвъ: зряще твѣрдость, казаки возвратятся в Русь, яко бояшеся многосилства, и множицѣю подзираше казаковъ, чтобъ убити, и како живутъ крепцы, і видѣвше на пути отѣзжѣй казачей караулъ крылатіи воини, бояшеся ихъ.

55 статья. Кучюму же и всему бусурманскому воинству предиреченне знамѣния надъ мѣстомъ, идежь нынѣ святый градъ Тоболѣскъ и соборная церковь, видѣся образнѣ во облаке свѣтлѣ, и взуки и звоны і видѣние многое, яко и побиении видяти Кучюмлянъ своихъ изо огненнаго столпа, и велми бояшѣся рускихъ вой по первымъ пророкамъ, их жѣ і сам казнилъ, разумея, яко напрасно і безъ вины неслушне ихъ, знамения видѣся убо прѣдъ приходомъ Ермака вседневно, не якожь прежь в празники і в зборы.

56 статья. И предиреченныхъ же восходящихъ звѣрѣхъ изъ рѣкъ на островъ, въ статье въ 23 иль 24, и близъ предъ приходомъ Ермаковымъ не за многи дни видѣша поставлѣный караулъ на усть Тоболу, да и удержать казаковъ и убиютъ, яко по обычаю в полдни зверемъ изшедшимъ отъ рѣкъ на островъ, и зелне устремишася дратися, яко и теламъ ихъ изорванымъ быти вяще перваго, и умертвивъ малый звѣрокъ белаго звѣря, і видѣ умерша, и побѣже отъ него на стрѣлку в лугъ и не видѣнъ бѣ.

57 статья. Бѣлому звѣрку убиену, лежащу на острову в видъ бусурманомъ 3 дни мертву, на четвертый же хотѣша в малой лодійце видѣти бывшее чюдо зверя, каковъ лѣжить умрѣ; егда жѣ быша срѣди Иртыша, хотя приближитися к брегу, внезапу мертвой зверь скочилъ і рыкънулъ велми и кинулся в воду и отопе, и тии зрѣти поидоша, вси утопоша. И по сему проклятіи бусурманы о Сибири велми блазнятца, понеже шихи ихъ в повѣстехъ истолковаша имъ, яко малой звѣрокъ Ермакъ, бусурманство яко болшаго звѣря, и 3 день мертвой оживя, то по врѣмени паки возмутъ Сибирь бусурманы во владение нѣ надолго; и о семъ блазнятся в Тобольску до дне сего и покушаются взять и многие споны сибирскимъ жителемъ чинятъ по своей історіи.

58 статья. Ермаку же пребывающу в Карачинскомъ горотке во всегдашномъ постѣ и с дружиною сентября до 14 дня 7090 году, и с Воздвиженьева дни пустишася по явлѣнию на градъ Кучюмовъ; и доплывше усть Тоболу на Иртышъ рѣку, і видѣ[ша] бѣлые воды, и усумнѣшася; Кучюмовыхъ же вои толикое множество на усть Иртыша, яко горы и лѣсы, яко пѣску умножѣніе Ермаковы[хъ] жѣ вой остася отъ боевъ 45 человѣкъ; и погребоша по Иртышу вверхъ, по правому бѣрегу оборонскою рукою, бусурманы жѣ, гоними невидимою Божиею силою, бѣжаша невозвратно отъ него, яко огнемъ палимы.

59 статья. Поидѣ Ермакъ и с казаками до заостровныхъ юртъ и ту взяша городокъ Атика мурзы, и со всемъ именiемъ своимъ убрашася в городокъ к осаду, и тоя нощи всѣ безо сна пребываша, в велицемъ размышлении быша, овии хотѣша и покушашася бежати в Русь, овии жѣ рѣша: «Единаче ворующе в Руси, своихъ християнъ убиваша на Волгѣ, умрѣти хотяще; единодушно хотяще, и умираша; нынѣ же камо идѣмъ, яко зима близъ; суть Ермакъ и старѣйшины, довлеетъ намъ умрѣти християнски храбро за вѣру християнскую, яко да прославитъ Богъ и впредъ родъ нашъ».

60 статья. И пребываша вси в Атинскомъ городкѣ с вѣликимъ опасениемъ, яко видеша множество бусурманъ, яко битись единому противъ дѣсети и дватцати ратныхъ, и городокъ той вкругъ облѣжаша, аки облакъ темный; на городовомъ мѣстѣ, идѣжь нынѣ церковь соборная, ту видеша Eрмакъ же и сущие съ нимъ видение се: видеша огненный столбъ и градъ, и звонъ до облакъ, и указующаго перстомъ на мѣсто, и разумѣша, яко хощетъ Богъ прославити мѣсто се именемъ Своимъ святымъ и славнымъ.

61 статья. Октября въ 1 день изыдоша с Кучюмляны на брань до засѣки в стругахъ и ту приступиша крѣпце, бияхуся с самемъ Кучюмомъ, хотяще взяти Чювашский градъ на горѣ Чювашской и ту засясти на зиму, да «пребудемъ в сидении сохранно», яко крепокъ бѣ Чювашский градъ окоими. И того дни бишася, и невредимы помощию вѣликаго Бога проплывъ, вспять в Атинской городокъ возвратишася и сѣдоша ту.

62 статья. Седоша в Атинскомъ городкѣ долгое время дней, доприступая к засеке и паки возвращаяся в Атинской городокъ, размышляюще, яко зима бѣ, и потребы ясти себѣ напромыслиша точию мало ячмени и полбы и овса.

63 статья. Умыслиша жь вси казацы на совѣршенный ударъ, и се брань 4 с Кучюмляны. Кучюму жь стоящу на на горѣ и с сыномъ его Маметкуломъ у засѣки, егда жь казацы по воли Божии изыдоша изъ города единогласно глаголюще:

«С нами Богъ, разумѣйтѣ языцы и покаряйтеся, яко с нами Богъ». И разишася вси воедино, и бысть брань вѣлия октября въ 23 день, емлющесь за руки, секущѣ противныя своя. Кчюму же с горы стреляющу, казацы жь огнемъ поганыхъ множество попаляша бѣзъ исцѣлѣнии, убиваша; погании жѣ, нудими Кучюмомъ, отъ казаковъ велми оскудѣваша, плакашася, неволно биющеся, умирающе.

64 статья. Оружия жѣ не бѣ у Кучюмлянъ, точию луки и стрѣлы, копия и сабли; бѣ жѣ 2 пушки у Чювашъ; казацы жъ умолвиша голкъ ихъ; они же бросиша ихъ с горы в Ыртышъ. Стояше Кучюмъ на Чювашской горѣ и видѣвъ многое падѣние своихъ, зелно плакашеся самъ и вси погани, и повеле агуномъ и абызамъ своимъ вопити велми кумиромъ молитву свою, спяша бо боги ихъ; и бѣзпомощенъ пребывъ и бѣзчестѣнъ, нудимъ нѣвидимою Божиею силою и помышля бѣжати; и бишася 3 дни бѣзъ опочиву нѣотступно.

65 статья. Октября 24 день первее всехъ низовые Остяки князки отъ Кучюмова повѣления и раменту отступиша і бегу яшася бѣзвозвратно бѣжати во свояси, вскорѣ и прѣбывати, яко скотъ в дикихъ лѣсехъ, да невидими будутъ человѣб комъ рускимъ; бысть же сей ихъ обычай и до днѣсь при родѣхъ нашихъ, ежѣ бежать и незнатнымъ быть.

66 статья. Октября въ 25 день, Кучюму отъ труда и отъ печали возлежащу на одрѣ его нощию, и видѣние отъ Бога видѣ: внезапу отвѣрзеся на небеси в четырѣхъ краехъ вселенныя, изыдоша идуще на него исътребити воини свѣтлыи, вооружѣни, крылати и страшны, и дошедъ до урги его облегоша вѣсь полкъ его, глаголюще: «Поганий сыне темнаго дѣмона Бахмѣтя, отступи отъ зѣмли сея, Господня бо земля и исполнѣние ея, и вси живущеи на нѣй христиане благословени, ты жѣ бѣжи в жилищіи своя до близу пропасти треклятаго дѣмона Бахметя». I воставъ Кучюмъ трепета всемъ тѣломъ и се глаголющу: «Бѣжимъ отсюду, велми мѣсто страшно, да не умремъ». И ангелъ Господень погоняя ихъ, яко путь имъ тма и ползокъ.

67 статья. Того жѣ числа, вѣчеру бывшу, тако жѣ в Богуличи тайно отъ заступления Кучюмова убѣгоша во сноя жилища за Яскалбинские непроходимые болота и озеа, да [не] взыскани Ермакомъ будутъ и злѣ умрутъ, но да з домы своими забѣжавше в непроходимые мѣста вскрытѣ прѣбудутъ, яко видимо и по днесь зарослые болота и озера идущему на лыжахъ валы бываютъ напреди и созади.

68 статья. Видѣв же Кучюмъ царства своего конечное лишение и разорѣние всемъ, бѣжавъ изъ града своего Кашлыка, еже Сибирь зовома, октября въ 26 день, по явлении нощию; воставъ тайно и всемъ своимъ рѣче: «Бежимъ немедленно, донележе вси злѣ не умремъ отъ казаковъ наглою смѣртию». И вси изъ града невозвратно бегоша на степъ в Казачью орду на прежное свое селение; грады жь Чювашской и Кашлыкъ, Сузгунъ, Бишикъ, Абалакъ и протчие, гоними невидимою Божиею силою, оставиша пусты.

69 статья. Вечеру бывшу, 25 день, и преста подчювашская брань: казаки отъидоша за рѣку и обначеваша со стражею; во утрии же восташа, помолишася Богу и прославиша явльшагося имъ заступати во градѣ ихъ великомученика Димитрия Селунскаго и поидоша безъ боязни во градъ Сибирь, еже Кашлыкъ, і внидоша во градъ в лѣто 7090 октября въ 26 день.

70 статья. Егда же внидоша во градъ в Сибирь і видевъ оставшаго имения и богатства множѣство и хлѣба, глаголаша: «С нами Богъ!» Тогда нападе на ня велие вѣселие и тайная радость, яко сохранени Богомъ живыми и пристанища достигоша и желаемое получиша. И слыша самообразно во услышание всемъ велий звонъ, яко [во] время Свѣтлаго Христова Воскресения, радости всего мира и ликования. Вси жѣ единодушнии друзи мирная другъ другу вещаша и полѣзная глаголаша, на многи дни славяще и моля Бога.

71 статья. Промчеся слыхъ о Ермаке и о казацехъ во всю Сибирскую страну, и нападѣ Божий страхъ на вся живущие бусурманы во всей стране той. I въ 4 дѣнь по взятии Сибири Демьянъский князь Бояръ со многими дары приидѣ къ Ермаку, и потрѣбные запасы принесоша, и ясакъ даша; Ермак жѣ, чесне жалуя, отпустилъ ихъ. По немъ же начаша приходити всегда во близу живущие Татаровя с жѣнами и з детми и с родичи, дающе дань; и повеле имъ Ермакъ жити в домехъ своихъ по прежьнему, яко жѣ жиша при Кучюме.

72 статья. Казаком же ездящимъ по жильямъ татарскимъ и по промысламъ смело, не боящеся ничего; ѣхавшимъ 20-ти казакомъ на Абалацкое озѣро для ловления рыбъ ноября въ 5 день и безъ опасения спящимъ нощию, отъ Маметкула царевича убиени быша, единъ жѣ притече, возвѣстивъ Ермаку, яко избиени умроша.

73 статья. 90 [7090], марта 5 день, послаша Ермакъ внизъ по Иртышу рѣкѣ в Демьянские и в Назымские городки и волости пятидесятника Богдана Брязгу съ пятьюдесятью человѣки все Назымъские волости пленить и привести к вѣре, и собрать ясакъ вдоволь розкладомъ поголовно. И приѣхавъ в первую Аремзянъскую волость и городокъ крѣпкий взялъ боемъ и многихъ лутчихъ мергенеі повѣсилъ за ногу и розстрелялъ, і ясакъ собралъ за саблею, и положилъ на столъ кровавую, і велелъ вѣрно цѣловати за государя царя, чтобъ имъ служить і ясакъ платить по вся годы, а не ізменить. I взяли у нихъ въ Сибирь ясакъ и запасъ хлѣба и рыбы и отослали в городъ; и того страху вси іноземцы ужаснулися и за страхъ грозы не смели не токмо руки поднять, ниже слова молвить во всеі волости Надцынской. И добралися до Тургайскаго городища, і собранные ту учинили с ними бой и того же часа побѣждени суть, и с князковъ ихъ і с началныхъ со всехъ ясакъ взятъ вскорѣ.

74 статья. И доѣхали конми до усть Дѣмьянки рѣки, до болшево ихъ зборнаго княжца Демаяна: и городъ ихъ великъ и крепокъ, і въ зборе 2000 Татаръ і Вогуличъ і Остяковъ; приступали по три дни, не могли попасть в крѣпость горы и хотѣша возвратитися и думали, какъ взять, и се роспутища ходу и голодъ близь. И спрашивали у тѣхъ, кои приѣхали с ними в подводахъ і сь есакомъ, како молятся; одинъ же в нихъ, Чювашенинъ, былъ у Кучюма рускаго полону, сказалъ: «Молятся де они рускому Богу, и тотъ дѣ руской Богъ литой золотой в чаше сѣдитъ, і в ту де чашу наливши воды, пьютъ и зовутъ его Христомъ; а сказываютъ де, привезенъ отъ Владимерова крещения, и для того живутъ смѣло. Отпустите де меня к нимъ, и я дѣ могу его унести, и что они думаютъ, скажю вамъ все».

75 статья. I в вечеръ дни пошелъ и по утру рано в табары пришелъ, сказалъ: «Ворожатъ де и говорятъ: лутче де намъ здатся живымъ, и на томъ де у нихъ і положено. А бога де ихъ взять не могъ: противъ де его вси сидятъ и молятся і стоятъ; а онъ де поставленъ на столь, і кругомъ горитъ жиръ, і курятся серою, аки в ковше». Егда же начахомъ приступати на косогоръ, они же видя мнози разбѣгошася с роды в домы своя иныхъ князеі Романа Славнаго; и ту въ городкѣ шертовали и есакъ взяли і весновали, а молбища не сыскали.

76 статья. И по полѣ воде доспѣли себѣ лѣгкие струги и поплыша внизъ, с покорныхъ бѣруще ясакъ. Романъ же, князецъ ихъ лутчеі, бѣжалъ с жилья своего вверхъ по Ковдѣ к Пелыми с родомъ своимъ, лыжами и нартами. Егда же доплыша Рачева городища, и ту котелние шейтанъшики збиратели со всехъ юртъ на молбище къ шеітану Рачю, і въ зборе ихъ многое, вси утекоша в лѣсъ до единаго в частой ел[н]икъ и жертву покинуша всю; и ждаша судки і не дождався ѣхали, собирающи ясакъ.

77 статья. Прочие же скопишася между дву мысовъ горы Иртыша выше Цыньялы рѣки, злобящеся в ускомъ мѣсте, мняще, что богъ ихъ казаковъ стругами не пропустит далѣ ѣхать внизъ, ту остановить, да побьютъ всехъ. И умыслиша в ущине оружье себѣ коварно, крюки и укрюки, засѣку і вѣревки, да удержать. Богданъ же с товарищи, слыша скопъ ихъ злѣ, остановишася и молѣбъствоваша; и на всходе солнца пустишася напоплавъ і доплыша ту быстрины; Остяцы же крюками своими и укрюками хотя хапати, они жь удариша в кругъ изъ ружья на обѣ стороны, и повалишася, собою мятуще другъ друга. И проплыша до Цыньялы і Наримъскаго городка, а в городке точию жены ихъ и дѣти і отъ страха омертвеша, плача, крыча и бѣгая. Тіи же вымышленники и в вечеру приходяще единъ по единому оглядаяся і виде, яко не бьютъ женъ ихъ и детеі, точию ласкаютъ, во утріи собрашася вси, овіи же разыдошася; оставшие же любѣзно данью и есакомъ поклонишася.

78 статья. Прияша же ясакъ маія въ 9 день и поплыша внизъ до Колпуховы волости і сотника ихъ і молбища шейтанскаго, і учиниша бой часа с три, и видѣша убиенныхъ, и здашася и ясакъ даша доволно. И того числа поплыша до Колпухова городка, бѣруще ясакъ з боемъ и бѣзъ бою. И маія въ 20 день доплыша до Самара княжца, и ту въ [с]боре 8 княжцовъ, ждуще побити силою. Богданъ же с таварищи, моляся Богу, въ день недѣлный приплыша протокою подъ самой Самаръ и засташа многихъ Остяковъ на карауле спящихъ твердо, бѣзъ опасения. Егда же на спящихъ удариша изъ ружья и убиша княжца Самару и с родомъ его, прочие же въ собраніи в разбѣгъ разлучишася по своимъ жильямъ, а жителеі осталося малое число, и принесоша ясакъ съ поклономъ и шертоваша ту. Богданъ же поживѣ недѣлю и постави князя болшего Алачея болшимъ яко богата суща и отпусти со своими честно.

79 статья. И оттоль поидоша на Обь і виде[ша] много пустово мѣста и жилья мало, и присташа на Бѣлогорье; ту бо у нихъ молбище болшее богыне древнеі: нага с сыномъ на стулѣ сѣдящая; приемлюще дары отъ своихъ, и дающе еі статки во всякомъ промысле, а еже кто по обѣту не дастъ, мучитъ и томить, а хто принесетъ жалеючи к неі, тотъ предъ нею падъ умретъ, имѣша бо жреніе и съѣздъ великіи. Егда же вниде имъ [въ] слухъ приѣздъ Богдана, велела спрятатися і всемъ бѣжати; і многое собрание кумирское спряташа и до сего дни.

80 статья. Богданъ же виде пустоту жилья, и размыслиша с таварищи ѣхать далѣ не по што, і возвратишася, пождавъ на мѣсте три дни, в Сибирь градъ. А кои бои и были по дороге на низъ пловучи, и тѣхъ всехъ описать трудно подробну: вои убитыхъ нетъ, а раненыхъ кажной многащи. И приѣхали в радости маія 29 день сь есакомъ; и ѣдучи по погромленнымъ городкамъ, смотря мнози утвердишася жити постоянно во всемъ покорни, стречающе и провожающе казаковъ и с провожатыми честно, а егда же приносяще ясакъ, и приемъшики вси в наряде въ цветномъ платье, чтуще честь, царскаго величества славу. И со зборщиками доѣхавши кь Ермаку здраво і в честности, в радости вси прославиша Бога.

81 статья. Ермак же с дружиною гнавъ немедлѣнно во следъ Мамѣткула и постиже в урочищи Шаншинъскомъ и опичнивъ бой вѣлий; и многихъ поганыхъ убиша, и протчии бѣгу яшася невозвратно отъ него. Ермак жѣ, возвратився вспять, и погребѣ своихъ на Саусканскомъ мысу на царскомъ кладбище, на край мысу для признаки. Се первое убиение казакомъ в Сибири.

82 статья. Декабря въ 6 день Яскалбинскихъ заболотныхъ волостѣй отъ непроходимыхъ мѣстъ и изъ Суклѣму приидоша княжцы Ишбѣрдѣй и Суклемъ со многими дары и есакомъ и потребнымъ запасомъ, поклонишася Ермаку и дружине его; Ермак жѣ, приимъ ясакъ, одаривъ ихъ, отпустилъ на свое жилища и наказалъ, да служатъ; и Ишбѣрдей князь, тако радея и служа, яко первее многихъ взыска князковъ и привѣде въ ясакъ и ясакъ принесе, и пути многи сказа, и на немирныхъ казакомъ вожь изрядной былъ і веренъ велми.

84 статья. По совѣту Ермакъ з дружиною своею единомысленною написаша послание благочестивому государю царю і великому князю Івану Васильевичю всеа Русии, принося вину свою, изъявляя службу, яко низложилъ Кучюма царя прегордаго і вся грады его поятъ і многихъ князѣй и мурзъ татарскихъ, вогульскихъ и остяцкихъ с протчими языки подъ державную руку его привѣлъ и ясакъ собралъ и послалъ к тебѣ государю с атаманомъ Иваном Колцовымъ и служилыми декабря 22 день волчьею дорогою, нартами и лыжи на олѣняхъ; им же вожь бѣ Яскалбинской князь Ишбѣрдѣй со своими Вогуличи в Великую Пермь, и оттолѣ к Москвѣ доидоша.

85 статья. Егда же доидоша Московскаго царства к благочестивому государю царю і великому князю Івану Васильевичю всеа Русии, і отписку и есакъ вручиша; егда жь начаша чести, и слыша государь, яко взятъ царство Сибирское і царя побѣдивъ, и языки Татаръ, Вогуличь і Остяковъ подъ руку его привѣдъ и ясакъ собралъ и послалъ с атаманомъ и протчими, велми возрадовался и прославилъ Бога и Ермаку послалъ великие дары: 2 пансыря і сосуду и шубу свою, атамановъ же кормомъ і выходомъ одаривъ, і вскорѣ къ Ермаку возвратилъ с жалованною и похвалною грамотою тоею же дорогою, ею жѣ приехаша.

86 статья. Вѣрный жѣ человѣкъ, слуга царевъ, аки слуга Христовъ и пернатъ, прелетевъ къ Ермаку того жѣ 90 году, марта въ 1 день, принесе оть государя радосные и похвалные грамоты Ермаку и атаманомъ 5 человѣкомъ и протчей дружине; Ермакъ жѣ приятъ царское жалование: 2 пансыря, кубокъ, шубу и сукно, прославивъ Бога, і велми возвѣселился, такожь атаманы и казаки —сукна и денги, радовашеся, ликующе похвално.

87 статья. Прииде къ Ермаку февраля въ 20 день ближний мурза ясашной Сенбахта Тагинъ с отъповѣдью во градъ лѣсно, бутто царевичь Мамѣткулъ стоить на Вагае, отъ города вѣрстъ со сто; Ермак жѣ отпустилъ искусныхъ юнныхъ ратныхъ мужей 60 человѣкъ, и дошедъ Куларово, нападоша на спящихъ и множество поганыхъ избиша и царевича жива в шатре взяша и з богатствомъ привѣдоша къ Ермаку во градъ ѳевраля въ 28 день.

89 статья. Ермак же приимъ царевича и показа ему царское жалованье и протчимъ бусурманомъ. Кучюм же приимъ вѣсть о сынѣ, яко плененъ, и болезненно плакашеся з домомъ.

I втории вѣсницы рѣша, яко Ермакъ с вои идетъ на него; ему же стоящу в Агитской лукѣ, и паки приидѣ вѣсть: «Бухарские земли князь Сейдякъ Бекбулатовъ идѣтъ противъ тебе и хощетъ отмъстити кровь отца своего. Тогда думной князь Карача со своими отъехавъ отъ Кучюма на озеро Чюлымское и кочева межъ Тары и Барабы и Оми, Кучюму же пребываю[щу] на дорогахъ на урочищахъ Вагаю, Куларова и Тарханъ в крѣпкихъ мѣстахъ.

90 статья. [Въ] 91-мъ году ехалъ Ермакъ внизъ Иртыша рѣки, воевалъ Кодские городки, князей Алазевыхъ с богатъствомъ взялъ и все городки Кодские и Назымский городокъ со многимъ богатствомъ, князя ихъ взятъ, и ясакъ с нихъ собрали, и тѣ платятъ и до днѣсь а возвратився во градъ свой июня въ 20 день. Июля въ 1 день того жѣ году ѣздили воевать по Тавдѣ: взялъ Лабутинской городокъ. князка Лабуту с богатствомъ и Паченку, и на Паченкѣ бой вѣлий бѣ, яко Поганое озеро наполнилъ трупами, тожь и Кошуки и Кондырбаи, и Табары; и собравъ ясакъ, вспять возвратился во градъ свой.

91 статья. 91 году, ноября въ 21 день, послалъ Ермакъ к Москвѣ царевича Мамѣткула и собранной ясакъ. И привезоша его ко царю Ѳѣдору Івановичю; и по цареву повелению была ему стрѣча, и на приѣздѣ пожалованъ, и служилые все, вѣлию честь приялъ и жалованье, и похвалу.

92 статья. Того жѣ 91, маия съ 10 числа, посланы воеводы с Москвы къ Ермаку, по указу вѣликаго государя Василья Івановича Шуйскаго, князь Семенъ Болховской да Иванъ Глухой съ 500 человѣки Волгою чрезъ волокъ. Егда жь доехаша до Сибири ноября въ 2 день, зимѣ жѣ пришедши и гладу вѣлию припадшу, яко понудитися и тела человѣческие ясти, и о[отъ] гладу мнози изомроша і воеводы. Весне жѣ приспевши, Татара и Остяки отъ новинъ своихъ рыбы І овощи и запасы принесоша, и казаки отъ глад насытишася.

93 статья. 92 [7092] году, сентября въ 10 день, приидѣ отъ Карачи оманщикъ посолъ и на посольствѣ шертовалъ по своей вѣре, прося у Ермака на оборону людѣй отъ Казачьи орды; и по совѣту, повѣря бѣзбожию ихъ, отпустилъ атамана Івана Колцова съ 40-ю человѣки. Егда же приидоша до Карачи, і внезапу избиени быша. Доидѣ слыхъ до Ермака, яко избиени, восплакася велми; видѣв жѣ нѣчестивыи, яко Колцовъ убиенъ, начата во многихъ мѣстехъ, в волостѣхъ і в улусехъ, побивати Рускихъ.

94 статья. Того жѣ 92 [7092] году, марта въ 12 день, в Вѣликий постъ, пришедъ Карача подъ Сибирь со многими вои и облежѣ градъ обозами и табары, самъ жѣ ста в Саусканской лукѣ, отъ града 3 поприща, и стоя до пролѣтия и многую гибѣлную поруху казакомъ нанесе гибѣлно.

95 статья. Того жѣ 92 [7092], маия въ 9 день, моляся Ермакъ и казаки Богу и святителя Николу чюдотворца на помощь призва; изыдоша изъ града тайно и дошедше ко станомъ Карачинымъ и нападоша на нихъ нощию, онемъ же живущимъ безъ всякаго опасения, и 2 сына Карачиныхъ убиша, овіи жь врознь разбегошася, и Карача с треми человѣки за езеро убѣжалъ.

96 статья. Обьстоящим жѣ градь вести доидоша, они жь скоро в Саусканъ прибѣгоша и учиниша с казаками бой с утра до полудне и много попроша, казацы жь крыющеся в кустехъ, и казаковъ одолѣть не могоша; видев же Карача погибѣль своихъ, что казаковъ одолѣть не мошно, и побегоша бѣзвозвратно; казаки же с Божиею помощию возвратишася во градъ радостно, славя Бога.

97 статья. Нощию жѣ тоя явися Ермаку молящуся и пяти человѣкомъ в нощи святый Николае Можаискии, повелевая в чистотѣ жити и прилѣжный постъ имѣти і всякие с братолюбиемъ добродѣтели проходити и прорѣче: «Будѣтъ на Красной горѣ домъ в жилище Богу и мнѣ впредь; вы же аще не послушаетѣ мѣне, престану помогати вамъ, і вскорѣ скончаетѣся за грѣхи свои, нѣ внемлюще в добродѣтели, в злобы впадаетѣ».

И сие видѣние Ермакъ всемъ возвѣсти.

98 статья. По попущѣнию Божию в лѣто 7092, августа въ 1 день, весницы изъ стѣпи приидоша, яко Кучюмъ Бухарцовъ не пропуститъ в Сибирь. Ермакъ же вскорѣ воставъ съ 50 человѣки и поиде ввѣрхъ по Иртышу на стрѣчю Бухарцомъ в стругахъ і в Агитской лукѣ чрѣзъ волокъ перекопь учинилъ: и до усть Вагая рѣки дошедь, а Бухарцовъ не обретъ, и вверхъ по Вагаю до Адбашу доідѣ, и оттолѣ возвратишась до перѣкопи и на усть Вагаю и перекопью розставиша станъ и обначеваша, а стража не поставиша, и без опасения крѣпцѣ спяху; Кучюм жѣ ихъ злобнѣ тайно назираше, всюду Татаръ розсылаше.

99 статья. По взятіи Сибири 92-го, августа 6 день. по вѣдомости оманшиковъ, поѣхали Ермакъ с казаки с тремя сты человѣкъ стретить прикочевныхъ Бухарцовъ со многими тавары, а Кучюмъ де стоитъ далѣче в урочище Вагая рѣки; егда же поидоша вверхъ по Иртышу, і все волости покорни бѣша во всемъ, а слыху никакова о Кучюме, і Бухарцовъ не обретоша; и прогребли вверхъ по Иртышу до Сартезеря и до болшего князя Бѣгиша Княжѣва городка и ту учиниша великоі бой со зборными Тотары і с Карачинцы; у Бѣгиша же две пушки железные изъ Казани привѣзены, их же казаки умолвиша, і не могоша лунуть на казаковъ в другорядь, и спехнуша ихъ прямо в Ыртышъ подъ гору; і ту прибиша всехъ сь ярости бѣзъ остатку, а малое число утекли; і взяша імения много і закопаша в погребы с пожитки. И погребоша к Шамше и Крянчикамъ, і в Салахъ бѣ малой бой; и погрѣбоша в Каурдакъ, ту бо Татара вси спряташася в темной елникъ и болота; і догрѣбоша до старости древняго поставления царя Саргачика Ішимскаго и з боемъ взяша его смиряюще.

100 статья. И оттоль до Тебѣнди, словеть нижной городокъ князка Елыгая, і тутъ есаулъ в малолюдстве; и слыша і видя, что Ермакъ покорныхъ не убиваетъ, принесли дары и есакъ, что яко прежде требовалъ что доброе в честь; и привелъ ему прекрасную дочь свою в честь і в даръ, Ермакъ же не приялъ і отвергъ и прочимъ запретилъ, ея же доступалъ Кучюмъ за сына своего взяти, та бо девка роду ханска Саргачика царя прекрасна. И оттоль погрѣбли до усть Ішиму, и на усть Ишиму бой великой, яко не оружьемъ, но руками, хто кого можетъ, і в томъ бою убито Ермаковыхъ казаковъ 5 человѣкъ; і одолѣша бусурманъ, а своихъ погрѣбоша; и о тѣхъ пяти человѣкахъ Татара поютъ с плачемъ при бѣседахъ в пѣсняхъ, припеваючи: «янымъ, янымъ, бишъ казакъ, бишъ казакъ», сирѣчь: воины, воины пять, пять человѣкъ побѣдиша и разориша. I сия пѣсня ихъ словетъ Царицынъ плачь.

101 статья. И оттолѣ ѣхаша в городокъ Кулары, і той опасной краіной Кучюмовской отъ Калмыкъ, і во всемъ верхъ Иртыша крѣпче его нѣтъ; и того Ермакъ, приступающе 5 днеі, взяти не могъ и оставилъ, говоря: «Назадъ де воротяся прибѣремъ!» И погрѣбоша к Ташатканскому городку; і в томъ городкѣ сналъ камень с небеси, вѣличество какъ бы возъ с санми, видомъ багровъ, и отъ него де временемъ возходитъ стужа, дождь и снѣгъ; и о семъ Ермакъ с таварищи дивился Божію дѣянию; сущи же житѣли во всемъ покорны и, еже требовалъ Ермакъ, все отдали, потому что застращаны и бои вси на Сибири и подъ Чюваши видѣли и бѣжали к сродичемъ, ту живущимъ. И размышляюще вси, яко не слыхали о Кучюме и Бухарцахъ николи, и гдѣ бы вѣсть перенять.

102 статья. И поидоша до усть Шиштамаму и ту конечно обретоша бѣглецовъ и Карачинъцовъ, и кои бѣглецы были у Ермаку в полону, узнали его, что у него в стану жили; и та словетъ волость жителеі Туралинцы; і видѣша вси, яко зѣло скудни, и ничимъ ихъ вредиша. И оттолѣ возвратишася на низъ в скорости; і в Ташаткане сказали имъ, что пришли Бухарцы в Сибирь, прогребаючи все городки і волости до усть Вагаю реки; и погрѣбоша вверхъ по Вагаю реке с поспѣшениемъ до Агитьскаго городка в трудности, і ничто же обретоша, ни слыху, ни виду видѣша; и ізождавъ поворотилися внизъ до устия и остановилися, не внимая назирателя Кучюма и Карачи, вѣдомыхъ воровъ, стояще в прикрытѣ за речкою в трехъ верстахъ і менши, в темномъ дикомъ суземье, при речке крутой и топкой велми; по неі же Кучюмъ учинилъ бродъ широкой, какъ в три или в четыре тѣлеги проѣхать, в одномъ мѣсте каменьемъ і пескомъ засыпалъ плотно; а хто не угодаетъ, утопаетъ.

104 статья. Бѣ бо у Кучюма Татаринъ в смертной казни, и сего посла провѣдати Ермака и броду чрезъ перѣкопь: Татарин жѣ перебредъ и виде казаковъ всехъ спящихъ, возвѣстивъ Кучюму: и не верно бѣ, и паки посла, вѣле унѣсти что; и пришедъ второе, взять 3 пищали и 3 лядувки, и принесе; бѣ жѣ нощи тоя дождь умноженъ, яко судбами Божиими постижѣ рокъ, и приидѣ на воиновъ смерть.

105 статья. 92 году, августа въ 6 день, в полунощи, нападѣ на Ермака с дружиною Кучюмъ со множествомъ вои, яко спя[тъ] бѣзъ опасения, часъ прииде смертный, и побита ихъ, точию одинъ казакъ угѣче во градъ и возвѣстивъ бывшимъ.

106 статья. Ермакъ же, видя своихъ убиение и помощи ни откуду животу своему, бежа в стругъ свой и не можѣ скочити, бѣ одѣянъ двема царскими пансыри, стругъ же отплы отъ брѣга, и не дошедъ, утопѣ мѣсяца августа въ 6 день. Егда жѣ приемше протчие казаки во граде вѣсть, горко плакашася об немъ, бѣ бо велми мужьствѣнъ и разуменъ, и человѣченъ, и зраченъ, і всякоі мудрости доволенъ, плосколицъ, чернъ брадою і власы прикудрявъ, возрастъ средней, и плоскъ, плечистъ.

107 статья. Видевше оставшие казаки, яко наставника своего и зъ дружиною убиенныхъ, плакаша в разлучении; осташася всехъ 150 человѣкъ, и противъ бусурманскихъ силъ стоять не кемъ, а живяще помрутъ гладомъ; седоша в струги своя августа въ 15 день и погрѣбоша внизъ по Обѣ, і с воеводою, і по Иртышу, и по Собѣ и черезъ Камѣнь приидоша в Русь на свои жилища, градъ же оставиша пустъ.

108 статья. И видевъ се Кучюмовъ сынъ Алѣй, кочюя Абугиновыхъ городки, оставль же казаки градъ пустъ, пришедъ, вселися во граде Кашлыкѣ с вои своими. Услышавше про се, Сейдякъ князь Бѣкбулатовъ сынъ, яко Ермакъ убиенъ на перекопѣ своей и протчии бѣжаша в Русь, а сынъ Кучюмовъ Алѣй градъ заселъ, собрався з домашними вои и пришедъ во градъ і побѣдивъ Алѣя і воинство его, и кровь отца своего Бѣкбулата отмстилъ и приемъ отчину отцову и прѣбываше во градѣ.

109 статья. Ермаку отъ утоплѣния августа въ 13 день восплывшу, и принесе его Иртышною водою подъ Епанъчинъские юрты к брегу; Татарину жь Янышу Бѣгишеву внуку, ловящу рыбу и наживляющу перѣмѣтъ, и виденъ у брега шатающесь человѣческие ноги и накинувъ петлѣю переметною веревку, за ноги извлече на брегъ и видѣ одеяна пансыри и разумѣвъ не просту быти, а знающе, яко казацы утопоша мнози, и тече на гору въ юрты, возвѣстивъ жителемъ, и созва всехъ вскорѣ, да видятъ бывшее.

110 статья. Уразумѣ[ша] вси по пансыремъ, яко Ермакъ, и знающе, что государь прислалъ ему 2 пансыря, и каковы видеша; егда жь начаше снимать Кайдаулъ мурза с него, тогда поиде кровъ изъ рота и изъ носа, что изъ жива человѣка; зря жь Кайдаулъ, понежѣ старъ, течение крови живой не замерло, и разумевъ, что человѣкъ Божий; и положиша его нага на лабазъ и послаша пословь во окрестные городки, да снидутся видѣти нетленнаго Ермака, точащаго кровъ живу; и отдаде, ругаяся на отмщение своей крови, и о семъ диво да разумѣютъ христтянскаго Бога и пребывающаго во вѣки прославляющаго Бога.

111 статья. Егда жѣ начаша сходити по завѣту всѣ, аще кто приидетъ, да вонзитъ стрелу в мертвое Ермаково тѣло; егда жѣ унзоша, кровъ свѣжа тѣчаше, птицы же облеташа, не смея прикоснутися ему; и лежаше па лабазѣ; 6 недѣль ноября по 1 день, донележе отъ конецъ приидоша Кучюмъ с мурзами и Кондинские и Обдаринские князи и унзоша стрелы своя, и кровь его течаше, яко изъ живаго; и многимъ являся в видѣнии бусурманомъ и самому Сейдяку царю, да погрѣбуть; овіи жь отъ него рѣшишася ума; и именемъ его и до днесь божатся и кленутся; и тако чюденъ и страшенъ, егда глаголати имъ і в повѣстехъ между собою, бѣзъ слезъ не пробудутъ.

112 статья. И нарѣкоша его богомъ и погрѣбоша по своему закону на Баишевскомъ кладбище подъ кудрявую сосну, и пансыри его раздѣлиша на двое: единъ отдаша в прикладъ Белогорскому шайтану, и той князь Алачь взялъ, той бо во всехъ городахъ славѣнъ; 2-й отдаша Чайдаулу мурзѣ Закайдаме; его кафтанъ жѣ взять Сеидякъ царь; поясъ жѣ и с саблею даша Караче, и собрата абызомъ на поминки 30 быковъ, 10 барановъ и учиниша жрѣние по своему извычаю, поминающе рѣша: «Аще ли жива тя учинили бы себѣ царя, і се видимъ тя мертва бѣзпаметна рускаго князя».

113 статья. Бе бо отъ Ермакова тѣла и отъ платья чюдотворѣние, болезненнымъ исцеление, родителницемъ и младенцемъ на отгнание недугомъ, на войне і в промыслехъ удача.

Се же виде[въ] абызы и мурзы, что законъ ихъ скверненъ и престаетъ чюдотворение, запретиша всемъ отъ мала и до вѣлика же поминать имя Ермаково, да задлитца честь и слава, и могила его не явлена будѣтъ. Бе же видитца бусурманомъ и до днесь во всѣлѣнские суботы огненной столпъ до небеси, а по простымъ свѣща велия, горяща надъ главою его: се же Богь своихъ проявляетъ.

114 статья. В лѣто 129 году [7129] великий государь Михаилъ Ѳѣодоровичь с патриархомъ по совѣту воспомянулъ Еръмака, каковъ бѣ и гдѣ и како живѣ и скончася, и указалъ по грамотѣ первому архиепископу Киприяну Сибирскому розпрашивати. Во 2-е лѣто священства его испытоваше Рускихъ і Татаръ, кто что знаетъ, паче жь Ермаковыхъ казаковъ; бусурманы по курану своему потаиша, казаки на писмѣ принесоша, архиепископъ же повѣлѣ ихъ имѣны в сенодик і вписать и историею прославляти.

115 статья. В лѣто 7158-е приидоша в Тоболескъ послы отъ Калматского Аблая тайши и просивъ государевыхъ вышеписанныхъ пансырѣй в жалованье, и Кайдаула мурзу именоваху, и Кондинскаго князя, что у нихъ пансыри тѣ.

И по такому посольству в лѣто 7159 году указалъ великий государь Алѣксей Михаіловічь у Алачевыхъ князѣй и у Кайдауловыхъ дѣтей взять пансыри и послать к Обрею. I в то лѣто бояринъ князь Іванъ Ондрѣевичь Хилковъ с вѣликимъ пристрастиемъ пансыри у Кайдауловыхъ дѣтей взятъ, а низового у Алачевыхъ не верять, и до днесь не слышится; и послали ис Тоболска июля въ 18 день с Тобольскимъ сотникомъ стрелецкимъ Ульяномъ Мосеевымъ Ремезовымъ с товарыщи.

116 статья. Егда жь Ульяну доѣхавшу до урги, и по чину Аблаеву учинѣна с честию стрѣча и кормъ; егда жъ дары понесоша по наказу, Аблай же спросивъ у Ульяна: «О честь ли пансырь Ермаковъ, ему жь в дарахъ нѣ рядъ поднесену быти?» Ульян же повѣда: «Посланъ». Аблаи же по росписи чинъ вѣсь оставилъ: «Подайте ми пансырь».

И подаша, он жѣ приятъ вселюбезно облобыза и на главу свою поднялъ, хвалящѣ царское величество и любовъ, како бъ ему утѣху надежну подалъ. Пансырь жѣ битъ въ 5 колецъ мудростно, долиною в 2 аршина, в плечахъ с четью аршинъ, на грудехъ и межъ крылецъ печати царские златые орлы, по подолу и рукавамъ опушка мѣдная на 3 верьшка.

117 статья. И паки Аблай вопрошаше: «Знаеш ли, Ульянъ, где вашъ Ермакъ лежитъ?» Улиян жѣ снискателенъ бѣ и хитръ о дѣлехъ, к вопросу отвѣща: «Не вемы до днѣ сего, і како погрѣбенъ и скончася». И нача Аблай повѣсти деяти о немъ по своей истории, какъ приехалъ в Сибирь и отъ Кучюма на перекопе побежа и утопѣ, и обретенъ, и стрѣлянъ,

і кровь течаше, и пансыри раздѣлиша и развезоша, и какъ отъ пансырей и отъ платья чюдѣсъ было, и какъ Татара смертной завѣтъ положиша, что про него Русакамъ не вѣщати. Аблаю же приемшу пансырь и Улияну стоящу глаголаше о Ермакѣ: Улиян же испросивъ у Аблая сказку за его знамѣны и печатью, онъ жѣ обещася о Ермакѣ подробну возвѣстити.

118 статья. Прият же и протчие подарки седя и сконча посольство, радошенъ бѣ и со своими, что любезно великий государь послуша его послалъ. Лѣто 7159 году, сентября въ 4 день, повѣда о Ермакѣ все подробну, како живе, по своему писму, і како скончася согласно наши[мъ] историямъ, точию какъ обретенъ и чюдо творяше, яко жъ выше написано [въ] 81 статье. «Азъ дѣ много лѣтъ доступалъ; егда же я былъ малъ и утробою боленъ, и даша мнѣ з зѣмли с могилы его пить, здравъ явихся до нынѣ; егда же земли с могилы взято, и еду с нею на войну, побиваю; егда жь нетъ земли, тощь возвращаюся. И того ради просивъ пансырей у государя, да пойду на Казачью орду. Ермак жь вашъ лѣжитъ на Баишевскомъ кладбище подъ сосною, и [въ] родителския ваши дни столбы огненны надъ нимъ, і в ыные свѣча кажется Татаромъ, Рускимъ жѣ не кажѣтца». Въ томъ и печать свою приложилъ.

119 статья. Во второе лѣто по смерти посланы воеводы с Москвы Іванъ Мансуровъ с таварищи, с нимъ сто человѣкъ ратныхъ. Егда плыша по Иртышу і видѣша по Иртышу по брегу, яко пѣска, поганскаго войска, ждуще на побиение, по вѣдомости, яко в малости, посланнаго войска и стужившеся; и поплыша за страхъ и до Оби рѣки; видевъ жѣ смерзѣние лда, поставиша градъ над Объю противъ устья рѣки и сѣдоша зимовати.

120 статья. Собрашася с Ыртыша и с Оби множество Остяковъ и обступиша городокъ и бишась день, в онь же погании в вѣчеръ отступиша; во утрии жь принесоша с собою болшего Белогорскаго болвана и поставиша подъ древо бѣрезу и молясь и жряху, да возмуть градъ; і во время жрения ихъ стрѣлиша изъ города в дѣль ис пушки и кумира ихъ з древомъ на многие части раздробиша. Поганіи жѣ зело устрашишася, не знаша, мня жѣ, что из лука такой человѣкъ розбилъ, і вси разыдошася по своимъ и по семъ ясакъ принѣсоша; і в вѣснѣ чрѣзъ Камѣнь проидоша.

121 статья. Лѣта 7093 посланны воеводы с Москвы Василей Борисовичь Сукинъ да Иванъ Мясной, да писмѣной голова Данило Чюлковъ, с тремя сты человекъ, поставиша градъ Тюмень июля въ 29 день, еже Чинги слылъ, и церковь воздви гоша Всемилостиваго Спаса, первую в Сибирѣ, и ясакъ со многихъ Татаръ собраша по Турѣ и по Тоболу и Исѣте и Пышмѣ.

122 статья. Лѣта 7095, при царѣ Ѳѣдорѣ Івановичѣ, указъ воеводѣ Данилу Чюлкову: прислано 500 человѣкъ поставити градъ Тоболескъ. И по промыслу Божию доплывъ воевода Данило Чулковъ и противъ устья Тоболу поставилъ градъ именемъ Тоболѣскъ на горѣ, первый столной во всехъ городѣхъ, и церковь первую воздвижѣ во имя Святые Троицы и другую Всемилостиваго Спаса на звозѣ.

123 статья. Князь Сейдякъ владѣлецъ бѣ и Салтанъ царевичь Казачьи орды и думной Кучюмовъ пущаша за птицами ястрѣбовъ; і воевода послаше пословъ къ Сейдяку, чтобъ жити имъ в мирѣ и приѣхалъ бы к нему во градъ, любѣзно да совѣтуютъ и живутъ по братски заедино.

124 статья. Егда жь доидоша послы къ Сейдяку, он же совѣтова с Салтаномъ и Карачею, и по совѣту взя с собою 100 человѣкъ; и приидоша к воеводамъ во градъ и седоша за столомъ и бояшася глаголя оману в словѣ. Сейдяк же задумалъся, пи пъетъ, пи есть; і воевода глаголя Сейдяку: «Что на насъ мыслиши зло?» И взять чашу, поднѣсе ему

и рѣче всемъ тремъ: «Аще не мыслитѣ на насъ зла, выпѣйтѣ чашу сию во здравие». Егда жь Сейдякъ приимъ нача пити, и поперхнуло в гортани его; по семь и Салтану, та жъ и Караче: обличи бо ихъ зломыслие Богъ.

125 статья. Воевода жь і вои видятъ, что мыслятъ зло, и с тихостиы махнувъ рукою казакомъ, и нача[ша] бить поганыхъ; видѣв же Сейдякъ убийство своихъ кинулся в окно, за нимъ Салтанъ, та жъ и Карача; и пойманы быша и связаны быша, а стоящеи внѣ града, слыша, яко побѣждѣнъ Сейдякъ і вси с ними, отъ вѣликаго страха побѣгоша і во градъ свой Сибирь нѣ внидоша, но мимо; протчіи жь слыша во граде и на бѣжа[н]и[е] устремишася на Вагаи до Кучюма.

126 статья. Лѣта 7097, сентября въ 10 день, послалъ воевода Данило Чюлковъ Сейдяка, Салтана и Карачю ко государю к Москвѣ; егда же привѣзоша казаки ихъ к Москвѣ, и повѣле ихъ государь крѣстити и указалъ имъ кормъ и вотчины на проживъ; есть же родъ тотъ на Москвѣ и до днѣсь.

127 статья. Кучюм же в побѣгахъ мѣсто жительству своему скитаясь нигдѣ не обрѣтѣ и всегда покушаяся на Тоболѣскъ и за страхомъ нѣ смеяще, единою же собра вся вои своя 98 году, июля въ 23 день, итти хотяще подъ Тоболѣскъ, и подошедъ подъ полки Агаренъ своихъ тайно и побилъ своихъ и побѣже в стѣпъ скоро, и паки покушаяся на градъ; и нападе на него страхъ и трепетъ и ужасъ, и не поиде на градъ и побивъ Агаренские вѣси Каурдацкую и Салинску.

Статья 128. В лѣто 7099 слыша жалобу Тобольской воевода князь Володимеръ Васильевичь Масальской-Колцовъ, собрався с ратными и с тарскими и с Татары, июля въ 8 день, и гна в следъ Кучюма и изшедша его на степи близь Ишима рѣки на озере Чиликулѣ; и нападоша на нь августа въ 1 день и побита многихъ и взяша полону сына его і двѣ жѣны и возвратишась з Богомъ здрави з богатствомъ и съ конми и со многимъ плѣномъ, славя Святую Троицу.

Статья 129. Кучюм же отъ убиения с протчими не со многими Татары и зъ женами и зъ детми своими отъ неначаяния рати руской утече на Калмытскоі рубѣжь, на вершины рѣкъ Ишима и Норъ-Ишима, Оши и Камышлова, между озеръ, в крепкие мѣста, и ту живяше скрыто и пакостяше Рускимъ и ясачнымъ зѣлнѣ поблизу Тарского города, и множицею покушашеся на Тоболской на отмщение, и бояшеся страхомъ велиимъ зѣло, еже бо изообилне страху перваго в немъ бысть отъ Рускаго полку, яко его самоволне друзи оставляютъ і врази бываютъ; ту живя Кучюмъ со своимі до лѣта 105 [7105] скитался. Провѣда Тарской воевода ясашными Кучюмовы станы и кочевья, писалъ к Москвѣ ко государю о походе на него.

Статья 130. I в лѣто 7106 году, маия въ 9 день, по указной грамотѣ великаго государя Бориса Ѳедоровича Тарскоі воевода князь Іванъ Масалской ополчениемъ ходилъ на Кучюмлянъ; изошли его во станехъ и множество Кучюмлянъ побиша і взяша Кучюмовы 3 сына, 2 дочери, 6 женъ и многоі полонъ взяли и з досталнымъ имениемъ и со скотомъ возвратишася здрави; и не мнози ранены быша, и не убиенъ ни единъ человѣкъ отъ 700 конныхъ і 300 Татаръ; на Тару пріидоша августа въ 23 день, славяще Святую Троицу.

Статья 131. И с Тары и с Тобольска полонъ домовыхъ Кучюмовыхъ дѣтей, трехъ сыновей, 2 дочери и 6 жѣнъ послаше к Москвѣ со служилыми людми воѣвода Еѳимъ Варѳоломеевичъ Бутурлинъ; егда же привѣзоша к Москвѣ тотъ полонъ того жь 106 году [7106] к царю Борису Ѳедоровичю, государь же приятъ и прославивъ Святую Троицу и Пречистую Богородицу и Московскихъ чюдотворцовъ, яко таковая покоривъ, Сибирцов же велми похваливъ, и коемуждо за службу ихъ золотыми і выходомъ и кормомъ пожаловалъ и протчимъ в Сибирь послалъ золотыми же послугу.

Статья 132. Кучюм же житию своему скитаяся и мѣста не обрете, яко обнаженъ всего дома, своего имения и скота и жителей лишенъ отъ живущихъ Сибирянъ, и не со многими людми убѣжа в Каинскую землю к вершинамъ Иртышу рѣки на озеро Зайсанъ-Норъ и похитилъ у Калъмыковъ коней многое число, и побѣжа на ино мѣсто со своими. Калмыки же гнаша во следъ ево и достигоша на Норъ-Ишимѣ у озера Кургальчина и ту многихъ Кучюмлянъ побиша, и коней свои стада отъяша, и досталное имение его пограбиша; Кучюм же убежа отъ нихъ с малыми людми в Нагаіскую землю жити и кормитца нищетою.

Статья 133. Егда же Кучюмъ со своими к Нагаямъ приходомъ явился, тогда Нагаи ни мало потерпѣша, собрався с роды своими, убиша Кучюма и протчее имѣние отъяша, а людей его похолопиша, глаголюще ему: «Ведомой ты и славной воръ, Муртазелеевъ сынъ, и отецъ твой намъ многа зла содѣлалъ, и ты, хотя и нищъ, тоже и намъ учинишъ, что и протчие твои люди отъ тебя же убиты напрасно и озлоблѣны».

Статья 134. Протчие бусурманы Кучюмляна, живущеи по степи, егда жь виде[ша], яко Кучюмъ злѣ убиенъ, пріидоша ко граду Тобольску и приложишася ясакъ платити, яко же и до сего дни, овіи же крестишася во християнство и поверстаны в службу в новокрещеной списокъ, овіи же мурзы и мурзичи 300 человѣкъ поверстаны в службу, и окладъ имъ учиненъ по 15 рублей и по 7-ми, и поставиша рускаго голову чиновника, и тако служатъ и доселе. И по крещении многихъ бусурманъ по семъ Сибирь распространися; и поставиша грады и монастыри со всякимъ пре[до]вольствомъ.

Статья 135. В лѣто 7144 ѳевраля 16 числа, совѣтомъ освященного собора, свягѣйшіимъ патриархомъ Филаретомъ и государемъ царемъ Михаиломъ Ѳедоровичемъ всеа Русіи указанно правилно по грамотѣ первому Нектарию, архиепископу Сибирскому, Ермаку Тимоѳѣеву сыну Повольскому, идеже кіиждо убиени быша, кликати вѣчную память: в лѣто 88 году [7088], октября 23 день, 107 человѣкомъ, подъ Чюваши отъ Кучюма убиени[мъ], вечная память болшая; во второе лѣто 89, ноября въ 5 день, 20 человѣкомъ, на ловление рыбъ па Абалацкомъ озерѣ безъ опасения спящимъ убиеннымъ, вечная память меншая; в лѣто 89, июля и июня [въ] мѣсяцехъ, воюющимъ внизъ Иртыша по Обѣ, по Тавдѣ, взяша Назымскис и Кодскис и Лабутинские городки, вечная память средняя; в третие лѣто по взятіи 90 году, апреля 17 день, оманомъ Карачи льстиваго побиенымъ атаману Ивану Колцову съ 40 человѣки вечна память болшая; в четвертое лѣто 91, августа въ 6 день, Ермаку Тнмоѳѣеву съ 300 человѣки вѣчная память, возгласъ болшей. И оттолѣ уставися и до нынѣшнаго лѣта помяновѣние вселенское на Москвѣ и здѣ в Тоболску Ермаку и подобнымъ ему нынѣ верно служащимъ вѣчная память убиваемымъ за православие, возгласъ болшей.

О прорѣченiи древле

Статья 136. О семъ Кучюмѣ збыстся пророчество Исаино, и християнскимъ воиномЪ Ермакомъ со единодушною дружиною в Сибири исполнися глаголъ; им же образомъ рѣкохъ, тако будетъ, и еже совѣща, тако уставися; не веселитеся, вси иноплеменницы, сокруши бо ся яремъ веселящего васъ, отъ семени бо зміина изыдутъ внучата аспидомъ, і внучата ихъ изыдутъ змия лѣтящая, и упасутся нищіи Господемъ, и убозіи человѣцы в мире почиютъ; потребитъ Господь гладомъ семя твое, аспиде, и останокъ твой, возрыдаютъ врата градовъ, і возмутъ гради тверди иноплеменскихъ всехъ, яко дымъ отъ севера грядетъ, и несть пребывати в числехъ его. И се завѣщание скончается на Туркахъ в совершенство.

Молебная Сибирянъ

Статья 137. Егда же возвратишася отъ плена в Тоболескъ 106-го, августа въ 23 день, отъ радости благосовѣтно обще началные и церковницы единогласно глаголюще: «Поемъ Господеви, славно бо прославися Отецъ нашихъ, Боже в Троицы, благословенъ еси Ты, Господи, сокрушилъ главы змиемъ в воде, яко же и Кучюмляномъ злымъ». I всенародне Святей Троице и Богоматере і всемъ святымъ молебно отъ сердца благодарение воздаша со звономъ, и симъ бусурманомъ наипаче ужасиша, правоверных же сердца возвеселишася і все уповающе вседушно на Бога и на Пречистую Его Богоматерь, заступницу всего мира, надежду возложиша, глаголюще вси тишину и миръ подати рабомъ своимъ и милость прияти и сущая посреде насъ распри и мятежи умирити, расточити належащіи на ны страхъ и трепетъ, да ко многимъ благодеяниемъ и Сибирское приложимъ взятие, проповедующе явление, заступление і великую милость и чюдеса отъ древле 88 году ноября в 28 день всегда и до днесъ.

Благословѣние жизни с небеси Сибиряномъ

Статья 138. Имать Сибири дѣйствия дѣло и благослови Богь Ноя и сыновъ его и рѣче имъ: Раститеся и умножитеся и исполните землю и обладайте ею, и страхъ и трепетъ вашъ да будетъ на всехъ зверехъ зѣмныхъ и на всехъ скотехъ земныхъ, и на всехъ птицахъ небесныхъ, и на всехъ движущихся по земли, и на всехъ рыбахъ морскихъ, и всяк гадъ подъ руки ваша дахъ, яже сотворихъ в жизнь вся дни, на земли сеяние и жатву, зиму и зной, лѣто и есень, день и нощь не престанутъ.

Явление возсия Сибирь и прославися

Статья 139. [Изд]ревле Сибирь идоложертвиемъ омраченна бѣ, нынѣ же Сибирская земля и страна, паче же богоспасаемыі началнейшіи градъ Тоболескъ, наполнися божественныя святыя славы явленніи. В лѣто 96 году самого Вседержителева образа в славу имени Своего, таже въ 144-мъ.году, июля въ 20 день, Пречистые Богородицы, Заступницы всего мира, таже Іоанна Предтечи, на Шамъталыке Михаила Архангела, Ермаку з дружиною святителя Николы чюдотворца во 110-мъ году і в приходе Ермака великомученикъ Димитрій въ 89-мъ году, ноября въ 23 день, и таковымъ озарися свѣтомъ неизрѣченнаго веселия Сибиряномъ во исцеление и просвѣтися просвѣщениемъ всесвятаго и животворящего Духа во образѣ орли, яко орелъ покры гнездо свое Сибирь со птенцы своими и на всякiй градъ даде перо славы своея; благодать возсия, везде сый і вся исполняя, и прославися во всехъ сибирскихъ концехъ, имать же в мало явленіи некои ради тайности и мощи угодившихъ Богу святыхъ молебники о сибирстемъ снабденіи, еще же священствомъ і воинствомъ, христолюбиемъ и братолюбиемъ пребываетъ злата свѣтлейша и свѣта полнейша, псточающе благодать духовную, концемъ бо наставникъ божественная являя, собирая пресветло православныхъ лики союзомъ духовнымъ.

140 статья. Бытия в лѣто 6672, августа въ 1 день, великиі князь Андреі Боголюбскіи, живе и умре въ 6683-мъ, имяше обычаі: егда идяше на брань противъ супостатъ, взимаше себѣ в полки честную и святую ікону пречистую Владычицы нашей Богородицы с ІІревѣчнымъ Младенцемъ, Христа Спаса нашего на руку держащу, вкупе же і честный крестъ Господень за еже два презвитера во священныхъ ризахъ носяще в полцехъ и обхождаша на рать с пролияниемъ многихъ ко Христу Богу и Пречистой Богоматере молитвъ слѣзныхъ, причащающе святыхъ божественныхъ пречистыхъ таінъ тѣла и крови Христовы, таковымъ оружиемъ непобѣдимымъ вооружився паче, неже мечемъ і копиемъ, множае надеяся на Вышняго помощь, нежели храбрость и силу воинства своего, по Давидову словеси, псаломъ 146: «Не в силѣ констеі, ни в лыстахъ мужскихъ благоволить, но благоволить Господь на боящихся Его и уповающихъ на милость Его», і паки: «Оружие мое не спасетъ мене, спаслъ бо еси на остужающихъ намъ».

141 статья. И все войско возбуждаше в моление благоговеінства своего в дѣле к молѣбнамъ предъ иконами со слезами припадающе, усѣрдне моля, взирая на іконы, глаголюще: «О Владычице, рождшая Христа Бога нашего, всякъ уповаяі на Тя не погибнеть; азъ же, рабь Твой, имею Тя но Бозѣ стѣну и покровъ, и кресть Сына Твоего, оружие на враги обоюдоостро; умоли Его же убо на руку держиши, Спасителя миру, да сила крестная будетъ яко огнь, попаляяй лица сопротивныхъ, хотящихь с нами брани, i на зачинающихъ Твое всесилное предстателство да поможетъ намъ и поборетъ враги наша». И по досто[до]лжныхь молитвахъ святую ікону і честный кресть вси лобызаша на утвержение.

142 статья. Грядуще дерзновенно на враги своя, и пособъствоваше имъ Господь силою крестною, и Пречистая Богородица помогаше во всемъ, зане к Богу ходатаіствы, якоже древле великиі Констянтинъ царь, изшедъ імуще; на щитъ бишася с силою Болгарскою и одолѣша я и гнаша по нихъ і взяша 4 грады ихъ, пятой же Бряхиновъ на Камѣ рѣцѳ, и егда возвратишася отъ сѣчи поганыхъ в станъ свой, видѣша іконы Спасителевы и Пречистые Его Богоматере лучи пресветлыѳ аки огненные изводяще, в весь полкъ осеняюще августа въ 1 день; і пріимъ мужество в дерзновение, обративъ силу свою на поганые, і попаливъ огнемъ грады ихъ і положивъ землю ихъ пусту; і на проччие оставшие грады наложилъ дань тяжку. Тако же и Грѣческiй царь Мануілъ, с вои своими на Срацыны исшедый, то же чюдо і видение виде, лучи отъ образовъ святые Богородицы, и с воі своими и честнымъ крестомъ побѣдивъ; и по Писанію, другъ другу составиша праздникъ сеі благодарственный августовъ, возблагодарение силы крестные, лобзающе і прославляюще Бога в Троицы вѣчно.

143 статья. 6888, маія 9 день, во время, великиi князь Московъскіи Димитріи, імея брань с царемъ Татарскимъ Мамаемъ, стражъ нощныи Ѳома Халцыбѣевъ видѣ откровенное отъ Бога ему видѣние сицевое: на высотѣ облакъ изряденъ зряшеся, и се аки полки некия великия отъ востока изхождаху, отъ полуденные же страны пріидоша два юноши свѣтліи, імуще в рукахъ своихъ свѣщи и мѣчи обнаженны остры; сіи бяху святіи мученики Борисъ і Глѣбъ и рекоста полковникомъ татарскимъ: «Кто вамъ повелѣ отѣчество наше, отъ Господа намъ дарованное, потребляти?» И начаша сѣщи противныхъ, яко ни единъ отъ нихь цѣлъ избысть.

144 статья. И во утріи стражъ онъ повѣдаше великому князю видение свое; князь же, очи свои на небо возведъ и руцѣ воздевъ, со слезами моляся, глагола: «Господи человѣколюбче, молитвами святыхъ мученикъ Бориса и Глѣба помози ми, яко же Моисею на Аммалика, яко Давиду на Голияда, яко Ярославу на Свѣтополка и яко прадеду моему великому князю Александру на короля Немецкаго, сице мнѣ на Мамая подаждь помощь!» I в той день Димитріи съ помощию святыхъ страстотерпецъ Бориса и Глѣба побѣдилъ Мамая царя Татарскаго, яко же о томъ пространная обретается істория; і Мамая убиша, и паде трупия человѣческаго на 40 верстъ; Рускихъ бѣ на службѣ числомъ 200000, Татаръ же вдвое 400000.

145 статья. В лѣто, генваря въ 13 день, некогда Саворіи, царъ Перскиі, пріиде со многою силою войска своего и объсѣдши градъ Нисивию, прежде бо побиваше Савория, чрезъ многия времена молитвами святаго Іякова епископа градъ бывше необоримъ і крѣпокъ; тогда Саворій реку, чрезъ градъ тѣкущую, камениемъ і перстью выше града заятъ и быстрину воды удѣржа, собра множество водъ, абие всю на градъ пусти, и падоша стѣны градские отъ рѣчнаго устремления, величиемъ водные силы и града часть немалу потопивъ, и бысть боязнь гражданомъ, радость же Персомъ, мняще в руку свою градъ имети, и того дни не приступаху ко граду для мокроты воды и до утрия отложьше еже всею силою на градъ устремитися.

146 статья. Нощи приспѣвши, весь народъ градскіи яшася дѣла и труда возбуждениемъ епископа, поспѣшными молитвами, направиша стѣны градския, елико не возмощи коннымъ, ниже пешимъ бѣзъ лесницы внутръ влѣсти, ни града удобно вдругь взяту быти можаху; виде[въ] же граждане і яшася за помощь Вышняго, и молитвами святителя Іякова взыдутъ вси граждане на стены, да прокленутъ сопротивныхъ силу; взыдѣ святитель і виде бѣзчисленные полки войска перскаго, моли Бога, да послетъ на нихъ комары и песиа мухи, во еже бы имъ познати Божію силу і отъитти отъ града.

147 статья. Послуша Богь моление раба своего і наведе абие на перские полки облакъ великъ комаровъ и мухъ, их же угрызеніемъ толь люто бѣ, яко кони и слоновѣ, терпѣти не могуще, разтерзаху бразды и узды и бѣгаху неудержанно сѣмо и овамо зѣлно; и не точию бѣзсловеснымъ, но і самымъ Персомъ зѣло тяжки і нестерпими бяху комары оны і мухи, горче паче вооруженныхъ воевъ. Виде же нечестивый царь, яко труды его вотще бяху і сила воинства его отъ комаровъ и мухъ побѣжденна, еще же виде на стенахъ градскихъ божественнаго оного человѣка Іякова епископа ходяща і мняше его царя быти, видеся бо ему в перѳире царстей, і вѣнецъ царский на главѣ его зѣло блещаше; разгневася на своя повѣдавшия ему, яко нѣсть царя во граде, і казні смертию. Отступиша отъ града, бѣжаша во свою землю, гонимыи мухами і комарами.

Древле християне страшни языкомъ и Ермакъ

Статья 148. В прежняя лѣта везде и повсюду, аможе идутъ правоверныі християне в пути своя и на войну, страшни бусурманомъ и проччимъ, не знающимъ Бога, понежь святая наша христианская вера, возлюбленная благовернымъ царемъ і великимъ княземъ Владимеромъ всеа Російскимъ, егда твердыни нашей Спасителя святое еуангелие во огни не згорѣ, и таковая намъ християномъ оттоле дадѣ Богъ вышниі власть, силу, храбрость и спехъ надъ всеми наступати на змию и на скорпию и на всю силу вражию и горы преставляти, и сицеваго ради повѣления Господня единъ християнинъ гонитъ тысящу бусурманъ, а два двигне[с]та тмы, и се быста дѣле благообразно Сибиряномъ примеръ.

О скверныхъ бегунахъ роксолянехъ

Статья 149. Скверниі Роксоляне бѣгуны возгордѣшася на Бога, прияша мерзость латынскую отъ сатаны, а не Божию помощь, уповаша на луки оружия своего, падаша, аки снопы во время жатвы, с несмысленною мудростию, а не духовною, и аки неплодная смоковь отметашѳ пупы своя, отъ вѣтра велика движима зѣлно, и бежаша храбро с пыхою своенравнѣ в зиму, и попущениемъ за грѣхи мерзостѣи реченныхъ отъ вышняго Бога прияша казнь: единъ Агаренинъ гоняще 1000, а два двигне[с]та тмы, и се во историяхъ ихъ яве написано: Аще праведникъ едва спасется, нечестивыі же и грѣшныі гдѣ явится?

Бытия воиномъ воздаяние— с коня да в раи

Статья 150. О предивное чюдо, дѣло великихъ Божіихъ глубокихъ чюдесъ! Древле на поли сшедшеся хотящи языцы бранемъ многочисленные полки, благочестивых же християнъ Христовымъ словомъ надежне дерзающихъ малое стадо во обстояниі, аки овцы посрѣде волковъ, егда же сразишася в велией сечи, со обоихъ странъ обои видеша в противѣнствѣ небесный рай отверзенъ и безд[н]а открыта. Егда жь часъ умерщвенну отъ бусурманъ Христову рабу, приемлюще душу его святіи ангели с коня да в рай. Егда бусурманъ исчезаше, приемлюще демони с коня да во адъ к своему сатанѣ, за се бусурманы престаша отъ сечи, християна же, видя свое знамя, паче дерзаша за вѣру християнскую и за святые Божие церкви, за самодержца и за сродство свое, Агаренъ посекая і умерщвляя и низлагая.

Примерь о покорѣниi языкъ християномъ

Статья 151. Отъ плода правды Сибиряномъ древо жизни растетъ: уроженцы, творящей доброе, ищутъ благодать благу; пришелцы ищуще зла, не яко злая постигнетъ ихъ. Аще бы стрегли себе отъ пріидущаго зла, то яко Адаму в раи вся тварь покарялася, тако яве і всякому християнину; приятні Богу вси непорочніи путемъ, корение благочестивыхъ твердостне и не отъимутся отъ нихъ; сеяеі правду пріимутъ мзду верну; сынъ праведенъ раждается в животъ, желание праведныхъ все благо; не угодно праведну ничто жь неправедно, и лутче обрести благодать отъ Господа Бога, служити верно, творяй жѣ вѣру приятенъ Ему есть.

О мирномъ поставлении

Статья 152. О мирности упражняяся в примеръ словесъ в народъ владении делнаго розговора, понежъ благоухищреннъну мужу подобаетъ ведати различны я обыкновения и разные сонмовъ уставы и законы, дабы моглъ лутшее искуство прияти грады и тверды и похвалныи уставъ о чинехъ установити, кресгъ в мире, вѣрность и ангеломъ радость; ѳилософне довлеетъ правду во всехъ дѣлахъ хранити, отъ сего велия любовь межь всеми роды добрѣ живѣтъ, и новыхъ вещей не вносити, а пришлецовъ за рубежь высылати, обаче попечение имѣти должни есмы, да нашему Сибирству во вѣки пребывати, дабы отчизна наша, когда тогда нынѣ требуетъ совѣта и мудрости, и подлиннымъ совѣтомъ здравымъ, а не спылчивымъ, что исцѣлити добрыми обрасцы, которыми мочно междуусобные и градские ухищрения і злобы утишити ниже сокрушатися; отъ повѣстеі не искуства смотрѣти подобаетъ ведомо мирное поставление крепце в мире чистѣ, ини же не согласни і не стоятъ, крѣстопреступне леть лѣсть в сердцы дѣлающемъ злая. Хранящеи мира возвеселятца: конь познаваетца въ день брани, отъ Господа помощъ.

О несчастiи воинскомъ

Статья 153. Истинная и пригодная мудрость мѣсто дати иногда времени, а нужде всегда пособляти, паче в писание разумъ прилагати, зане ухищренныi мужь не имать протиитися нещастию, но парусы свои отпустивше, стояти до времени потребна, дабы возмоглъ после выправить якори и по той воде надежно плавати, которая преждѣ необычно волновалася; хотя нагло, невинне потонѣтъ, ибо в разуме противитися вѣтромъ противнымъ и зѣлнымъ бурямъ и небу, ничего иного не бываетъ, токмо самовольне сзаранѣе в тихость стати и подлинному опасению вдати, да по сѣмъ искусни доволнѣ будемъ и ізберемъ мудрѣ сущимъ посредняя; и когда ни есть сызнова в тиски свое учение воинъское справлено буди, да отъ несовѣтовъ нашихъ посторонные не смеялися, пачежь неприятели да не радовалися, и несуменно, тщателно, разумно, конѣчно в совѣте і в любви пребывати.

Положение святыхъ отецъ о верныхъ слугахъ

Статья 154. Во время видѣвше святіи отцы грѣческую чѣсть в тесноту достигшу и пасти хотящу, совѣтующе самодержцемъ о вѣрномъ слугѣ глаголаша: Лутче единъ праведенъ, нежели 1000 прошаковъ, и лутче мудре укрѣпити единемъ, неже многимъ неразумствомъ, той бо не лютымъ оружиемъ посполитымъ плоти низлагая, но словом, отъ Бога враги вскоре низлагаются и грады и многи тысящи своихъ спасенны содѣваютъ, яко мужь мудръ, паче крепкаго мудрость имея и лутше тяжатѣля. Велика с разумомъ сила мужество глаголется, крепость душевная мудрость есть, побеждаяй видимыя враги всячески побѣдитъ и невидиміи. Аще свой домъ добрѣ стоитъ, то и все добрѣ строить; прилепивыйся с Господомъ единъ духъ имать; мудрость укрепляетъ мудраго паче силныхъ и лутче храбрыхъ, храбръствующихъ без ума; мудраго дума паче многихъ рѣкъ, и тою просвѣтитца лице его. Сего ради самодержцемъ мудръствовати подобаетъ или мудрымъ последовати, похъваляюще святіи отцы, на нихъ же во истинну, яко на престоле, Богъ почиваетъ. Мудрость надо всеми добродетелми царствуетъ и паче силныхъ во граде обладаетъ і всемъ царствуетъ.

О храбрости воинской

Статья 155. Еще на подвиги приведъ. Оружия предлежитъ златая: требе есть взяти сия в руку и дѣйствовати, ими ты хощеши не славне спастися и ничтоже благо содѣлати, рцы ми, аще брань стояла бы и царь былъ бы ту и овехъ убо виделъ, еже в самыя в полки супостатъ впадшихъ и посекающихъ и ратная содѣловающихъ тмами, друзих же на особь с собою борющихся, инехъ на конехъ урышущихъ и похваляемыхъ отъ царя, чюдимыхъ, соплескуемыхъ, венчаемыхъ, другихъ, паки любезно вещь мнящихъ, аще ничто пострада[в]шихъ зло и послѣдніи чинъ хранящихъ и в безмолвіи седящихъ, таже по скончаніи брани видимъ овыхъ убо призываемыхъ и почитаемыхъ великими дарми и проповѣдуемыхъ, онехъ же ниже имени явленну бывшу, зри, отъ коихъ чина служебникъ хощеши быти воздаяня, аще бы и каменносердеченъ и нечювственъ і бѣз душевныхъ гнуснейше, паче жь ленивъ, не бы вожделелъ тмами благихъ бо дарованну быти, при очию похвално всенародне воздаяния благая и похвалу в роды, яко не обладаютъ елени лвомъ, но лвы еленемъ.

Не влаятися семо и овамо, но царскимъ путемъ идемъ

156 статья. Суета суетствій, всяческая суета, глагола мудрецъ, видевъ бываемая подъ солнцемъ, и се суета. На рати железо дражайше злата, а при животе [нашемъ] паче богатства; и сего ради лѣпо не уклонятися ни на десну, ни на шую, но царскимъ путемъ да тецемъ жително, понеже в житіи [нашем]ъ ничтоже стоятелно и ничтоже утверженно, но все предлагателно: отъ утра до вѣчера день пременяетъ, горняя бо не суть долу, а долняя горѣ; и сего ради довлеетъ ни во благопослушныхъ веселитися, ни в неудобныхъ испадати, паче быть во обоихъ кротку ко единому [сол]нцу тщатися, и нерастлѣнное житие присвояетъ к Богу; аще великъ хощеши быти предъ Богомъ и предъ человѣки, посему смирися, ино во всемъ прославишися небесные ради красоты, мирские хранися слѣпоты, понеже с премудростию зиждется храмъ, с разумомъ исправляется, [дѣй]ствиемъ исполняются сокровища, отъ достигшаго богатства всекрасная слава; а неразумнымъ юность и доброту телесную [изм]еняетъ старость, а печаль славу, а богатъство разоряетъ смерть и тля, і всякое веселие века сего с плачемъ скончае[тся], правда же пребываетъ во вѣки. Тать ненавидитъ солнца, а гордый смирѣннаго. Мудрый мужь смысленнымъ другъ, а несъмысленнымъ врагъ; идѣже бо свары и рвения, оттоле удаляется Богъ. Брате, буди слепымъ око, хромымъ нога, алчющимъ [пища], нагимъ одежда, болнымъ посетитель, отъ бедъ свободитель, отъ всехъ чести не іщи и о семъ до здѣ кончаемъ.

Конечная

Статья 157. Се до здѣ доплывше, ветрила словесъ спустивше, въ твердемъ пристанище исторіи охотнѣ почиемъ. Никто жь себѣ тако милуетъ, яко жь всехъ насъ Богъ. Ты же, читателю, зря вышеписанное, воспоминай Бога, паче дыхания чти его дѣломъ, а хвали Его словомъ и помыслы бойся Его, душу имей аки воеводу, тѣло аки воина, дабы воинъ воеводѣ во всемъ благопокорѣнъ, а не воевода воину, яко ества здравая из глинянаго блюда есть вкусна. Азъ же в Сибирьстей бытиа о единодушныхъ казацехъ вкратце глаголалъ, налично всположихъ в Тобольскѣ граде всенародному зрѣнию нескрытно, аще и языка свѣтлорѣчиваго не стяжахъ, еже железнымъ ключемъ отверзохъ, а златыи впредь уготовахъ ко утешней всенародной ползѣ. Имя же мое знакомъ симъ зовомъ с природными прослыти в Сибирьстѣй странѣ в началномъ градѣ.

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам