ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Ангарск литературный»

Евгений Корзун   
12 Апреля 2019 г.
Изменить размер шрифта

В Ангарске недавно произошло значительное для культуры города событие: вышел весьма объёмный (384 стр.) справочник-антология «Ангарск литературный». Книга издана с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества. Руководитель проекта – Л.Г. Белякова, редактор и составитель – В.В. Дмитриевский (в выходных данных указано «и др.»). Оба – члены Союза писателей России. Кроме них в редакционную коллегию вошли В.Г. Балыков и В.В. Сазонов. Задача у этой группы литераторов была очень непростой, и, конечно, понадобилась помощь и поддержка многих других подвижников, которые добросовестно указаны в предисловии к книге. У нас на это перечисление места не хватит, ограничимся небольшими выдержками о том, как шла работа над справочником. Слово Валерию Дмитриевскому:

1204 8 11

«Мы как составители отчётливо понимали всю сложность и ответственность работы, за которую взялись. Ведь литературным творчеством в городе занимались и занимаются сотни человек, и уровень их, конечно же, чрезвычайно разный.

Здесь нам пришлось испытать немалые трудности с определением критериев, по которым происходил отбор имён для книги. Этими критериями, в первую очередь, являлись литературное мастерство авторов, а также известность и общепризнанная значимость их произведений. Кроме того, автор должен был жить и писать в Ангарске. И здесь тоже были сложности, так как многие прожили в городе совсем недолго, приехали – и уехали. Или, начав писать здесь, уезжали потом в другие города. Или, наоборот, приезжали в Ангарск уже состоявшимися писателями.

Но главная сложность заключалась в том, что не существует чёткой границы между хорошей и плохой литературой, между профессионализмом и дилетантством, и всегда есть сочинители, творчество которых находится вблизи этой границы. А вот по какую сторону от неё оно располагается, определялось только художественным вкусом составителей, который, конечно, не обязательно должен нравиться всем...

В настоящей книге представлены биографии, фотопортреты, сведения о публикациях и произведения более 70 ангарских писателей всех жанров: прозаиков, поэтов, драматургов, публицистов, критиков...

Всего в этой книге упомянуто более 180 фамилий ангарских литераторов. Но литературная жизнь нашего города продолжается, появляются новые имена, а значит, в будущем должны появиться и новые издания о писателях Ангарска.»

Сегодня – две публикации из этой книги: стихи ушедшего из жизни в первых числах марта Иннокентия Новокрещённых и проза Вячеслава Проценко. В следующих выпусках познакомим читателей и с некоторыми другими участниками «Ангарска литературного».

***

1204 8 1

Иннокентий Новокрёщенных

Дорожные строки

Отвяжись, худая жизнь.

Сибирская поговорка

Есть река и острова,

а лодчонка – утлая...

Есть родная голова,

да не очень круглая:

с лицевой стороны

бородой заросшая.

«Отвяжись, худая жизнь,

привяжись – хорошая».

Голова, она права.

Неправы сандалии:

тянут вновь меня куда-то

за порог и далее...

Есть и дом, и уют,

и жена законная.

«Отвяжись, шальная жизнь,

привяжись – спокойная».

Ну, а дома – вновь истома:

лопнуло терпение.

За нос, за ворот из дома

тянет птичье пение.

Спать в перине иль бродяжить –

это дело личное...

«Отвяжись, плохая жизнь!

Привяжись – отличная».

* * *

С высот слетает и мгновенно

чернеет у дороги снег...

Когда ж пред небом откровенно

мой исповедуется век?

Асфальт... Газуют полубоги...

А сосны, впитывая яд,

по обе стороны дороги

в дыму и копоти стоят.

Так под зарёй багряно-алой

зелёный дом идёт на слом.

И в суматохе небывалой

мы вновь друг другу руки жмём.

Горят материки и страны...

Когда ж прагматики поймут?

Снег забинтовывает раны

всего на несколько минут.

Постскриптум

То ворох никчёмной погоды,

то горстка безоблачных дней...

Во что превращаются годы

в течение жизни твоей?

Пустое болтается стремя –

не слышишь ты звона копыт...

Во что превращается время,

когда ты зарыт и забыт?

Во что же? Во мрак? В озаренье?

В неведомый холод? В тепло?

Но в тех же былых измереньях

остался твой конь и седло.

Всё стало неслышимой одой...

Застой. Ни друзей, ни врагов.

Лишь воспоминанье природой

твоих отшумевших шагов...

И вновь ветерка дуновенье.

Там, где-то во снах, на краю,

во что превратятся мгновенья,

пронзавшие песню твою?

***

1204 8 2

Анатолий Благополучный

Анатолий Александрович родом из Краснодарского края. Служил в военно-морском флоте, после окончания Омского института физкультуры работал учителем в иркутском ПТУ­2 и 30 лет преподавал в школе №12. Является чемпионом Сибири и Дальнего Востока по многоборью ГТО, мастером спорта по лёгкой атлетике; многократно побеждал в составе волейбольной команды Иркутского авиационного завода на многих областных и отраслевых соревнованиях. Является нештатным корреспондентом газеты «Иркутский авиастроитель», членом литературного объединения «Парус».

Арбузный кросс

Что такое бахча, мы, дошколята, знали давно. Невдалеке от деревни на огромном поле (по нашим детским меркам, километров десять, не меньше!) росли и поспевали арбузы. Школьники часто перед занятиями лакомились этой сладкой ягодой, а мы с завистью на них поглядывали и помогали дворнику собирать корки. Правда, он нас за это угощал конфетами-подушечками, которые назывались Дунькиной радостью. В послевоенное время в магазине в деревне только такие и были...

В детстве к нам «прилипают» прозвища, и меня ребята звали «Белый» – за белые от солнца волосы. Володю, который был старше нас, звали «Ряпол» за фамилию Ряполов, а «Рыжий», «Смелый» и «Голя» – такие прозвища получили: Саша – за конопатый нос, Ваня – за смелость в играх, а Коля за то, что в игре в футбол забивал много голов.

Володя Ряпол был у нас заводилой, и его предложение пойти в поход за арбузами на бахчу мы сначала не поняли. Но Володя всё объяснил.

Сбор запланировали ранним утром возле водокачки за селом. На следующий день, когда родители ушли на работу, мы, по совету старшего захватив по кусочку хлеба, вышли пораньше за околицу, чтобы нас не обнаружил сторож, шалаш которого стоял на краю бахчи. Возможно, что утром он ещё долго спит и нас не заметит. Ряпол назвал наш поход «арбузный кросс». Что такое кросс, мы не знали, но Володя сказал нам, что надо пробежать до бахчи, сколько мы выдержим. До бахчи было два-три километра, её окружала лесополоса, которая защищала арбузное поле от суховеев и жары. Мы с ребятами должны были подобраться к бахче через лесополосу.

Бежали мы недолго, минут десять: наш пухленький рыжик Саша быстро устал, и мы просто весело шагали. Солнышко быстро «съело» небольшой туман. Маленький Коля напевал: «Арбузный кросс! Арбузный кросс!» – и Володя попросил его не шуметь. Через часик пути показалось арбузное поле.

Мы спрятались в лесополосе и потихоньку выбрались на край поля. Арбузы были разные – и большие, и маленькие, и бело-полосатые, и зелёные.

Ряпол скомандовал: «Ребята, стой! Быстро достали хлеб! Я сейчас принесу арбуз, и мы устроим пир!» Арбузов в поле было тысячи, и мы уже облюбовали себе по одному. Ребята налетели на сладкую, рассыпчатую мякоть, забыв о хлебе. «Володя, можно я притащу ещё один?» Ряпол кивнул, и я отправился за вторым арбузом. Он был краснее и спелее первого. Мы уплетали арбузы за обе щеки. И вдруг из лесополосы раздался голос: «Встать! Смирно! Юные воришки, что, арбузиков захотелось?» Перед нами появился пастух из кино «Весёлые ребята», только вместо кнута в руках у него было новенькое ружьё. Мы, как солдаты, встали и с перепугу сгрудились в кучу, готовые при первой возможности задать стрекача.

«Нет, нет! Вы пришли за арбузами? Выбирайте! Какой кому нравится!»

Мы выбрали арбузы и, робея, подошли к деду.

«Я слышал, как кто-то из вас кричал: «Арбузный кросс!» Вот сейчас берём свои арбузики на руки и несём до деревни! Кто бросит – получит заряд соли. Стрельну, не вздумайте останавливаться!»

Ребята выбрали совсем не маленькие «шарики», а вполне приличные плоды... И обратный наш путь лежал не по лесополосе, а по пыльной дороге. Солнце припекало, и через некоторое время руки не выдержали у Коли. Он уронил арбуз, тот лопнул и рассыпался, показав свою спелую, рассыпчатую красную мякоть...

Мы все остановились, ждали, что дедушка выстрелит порцией соли в Колю. Но сторож скомандовал: «Так, положить арбузы, а этот быстро съели! Не то стрельну!»

Вторым уронил свой арбуз Саша. «Дедушка, – взмолились мы, – отпусти нас! Мы больше никогда не будем воровать!»

«Подняли арбузы!» – голос у деда был грозным, и мы повиновались. Жара не спадала, и, обливаясь потом, мы тащили свои подарки от дедушки. Эта дорога была самой длинной из воспоминаний детства. Через некоторое время мы съели ещё два арбуза.

Уже показалось село. Коля и Саша, стесняясь деда, шли в мокрых штанишках. Володя и я терпеливо тащили ар­бузы. На просьбу сходить в кустики дед отвечал, что стрельнет. Возле водокачки он действительно выстрелил, правда, в воздух.

Мы с Володей уронили наши арбузы, и дедуля вновь заставил их есть. Нас уже просто тошнило от этих спелых подарков, и мы хором заревели...

Помню заключительную сцену ар­бузного кросса: дед с ружьём, пятеро сидящих на земле ревущих мальчишек, а вокруг – разбитые арбузы... На звук выстрела пришли родители. Весь посёлок на другой день знал о нашем «арбузном кроссе», а у всех его участников болело мягкое место.

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске