ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Штурман дальней – Виктор Помыткин

Олег СУХАНОВ, член Союза журналистов СССР и России   
22 Декабря 2018 г.
Изменить размер шрифта

В июне этого года не стало прекрасного человека, воина генерал-майора авиации Виктора Павловича Помыткина. Это рассказ о становлении и боевой жизни защитника нашей Родины, прекрасного семьянина, командующего юнармией Иркутска. Кроме того, будучи в отставке, он занимался возрождением отечественного машиностроения.

Генерал Виктор Павлович Помыткин (справа) на встрече с ветеранами

Генерал Виктор Павлович Помыткин (справа) на встрече с ветеранами

Взлётная полоса

Виктор Помыткин уральской закалки: родился в Челябинской области, окончил среднюю школу с серебряной медалью, в железнодорожной «фазанке» получил специальность помощника машиниста. Но его ждала другая дорога, которая привела в Челябинское военное лётное штурманское училище.

В памяти – парады в Свердловске, где всегда отличались строевым шагом курсанты из его роты, незабываемые лыжные гонки, особенно дистанция в 50 километров, что пригодилось на службе в дальней авиации, где полёты могут длиться более 20 часов. Но главная точка отсчёта в жизни – встреча с Таней, ставшей его судьбой.

Заявление в загс подали перед выпускными экзаменами Виктора. Их он сдал на отлично, получил золотую медаль, и сразу сыграли свадьбу. У лётчика дальней авиации появился крепкий тыл. Татьяна безропотно моталась за мужем по огромной стране, по отдалённым гарнизонам. Говорят, один переезд равен двум пожарам, а у семьи Помыткиных таких переездов было аж восемь.

Летающий замполит

Первый гарнизон для Помыткиных – Моздок. Молодой штурман влюбился в воздушный крейсер, мощный ракетоносец Ту-95. Совершал рискованные, с дозаправками в воздухе, полёты в Средиземноморье – отслеживал американские авианосцы. Виктор на «отлично» справлялся с поставленными задачами. Через три года получил старлея, стал штурманом 1-го класса. Не только профессиональные знания, но и высокая эрудиция Помыткина, и умение ладить с людьми не остались без внимания. Его назначили замполитом эскадрильи. Хлопот прибавилось. В постсоветские времена в любых военных подразделениях заместитель по политической части был вторым лицом после командира, но если первый выполнял роль уставного надзирателя за подчинёнными, то у замполита поле деятельности более обширное: он был не только носителем партийной идеологии, но и воспитателем, психологом, если хотите, священником в одном лице.

– В армии появились православные священники, – говорил генерал, – и верующие солдаты, будь то дембеля или первогодки, не позволят себе ничего дурного. Но не учтено одно: служат люди разных вероисповеданий. Как быть в такой ситуации?

Заместитель поспевал повсюду. Однажды произошёл такой случай. Полк получил задание на барражирование в акватории Северного Ледовитого океана. Экипажи уже готовились к полёту, а в эскадрильи Помыткина ЧП: повесился прапорщик, и основное время перед полётом ушло на разборки в семье покойного. Уже шёл рапорт командиров кораблей, штурманы ожидали своего часа, когда начал рассчитывать маршрут Помыткин. Он вычислил, что заданный курс не совпадает с расчётами. Виктор пересчитал несколько раз и обнаружил, что в задании не учитывалась формула Заполярья. Ошибка – в арктических условиях – беда. Он доложил штурману эскадрильи о результатах подготовки, а тот – по инстанции. Комполка перенёс время вылета, предполётная подготовка началась заново. Старшему лейтенанту объявили первую благодарность как штурману. Однако через много лет, когда его представили к почётному званию «Заслуженный штурман СССР», но политические органы возмутились: «Если все замполиты станут летать – когда им заниматься политработой?»

Дослужившись до звания гвардии капитана, Виктор получил предложение поступить в Военно-политическую академию. Вначале засомневался: как оставить семью – сыну Артуру исполнилось только два годика? «Может, в академию на заочное? Люблю свой полк». На что полковник ответил: «Чем петушиное пение отличается от соловьиного? – А Петух заочно учился в консерватории».

Татьяна же только и сказала: «Учись, а для нас в Москве снимем квартиру».

«Капралы» и генералы

В академии на факультете ВВС с капитаном-абитуриентом проводил собеседование заместитель начальника академии, полковник Д. Каждого вызывал по алфавиту и подолгу беседовал, кому поставит крестик – тот к экзаменам допущен. Д. долго разглядывал Помыткина и нараспев сказал: «Что золотой медалист – хорошо, но чересчур молод. Сейчас не поступайте, поезжайте к себе в Моздок, а через годик ждём. Вот так». На этом собеседование закончилось. Видимо, не любил Д. отличников...

Абитуриенты жили в палатках во дворе академии. Виктор пошёл к своей, чтобы свернуть матрац. Это называлось «полосатый рейс» – когда не поступивший готовился к отъезду.

Новый друг, майор Дуговейко, пришёл в палатку вовремя. «Ты что! С золотой медалью, всего один экзамен – на пять балов. Плюнь на этого Д., он здесь не главный, чтобы так судьбами распоряжаться. Всё, идём сдавать! А сдаваться ещё рано».

Виктор Павлович до последнего дня был благодарен тому майору. Так у него появился ещё один настоящий друг.

Помыткин пошёл сдавать партийно-политическую работу, а там в комиссии Д. сидит и улыбается. Виктор сдавал в первой четвёрке, ответить предстояло на 17 вопросов. На 16 – без запинки, а на последнем «поплыл». Сразу оценки первой четвёрке не ставили. Ждали. Вышел член комиссии, морской лётчик полковник Говорухин: «Лучший ответ у гвардии капитана Помыткина, но ему поставили четыре, остальным по пять баллов».

Пошёл Помыткин собирать вещи, ехать домой, а тут опять подоспел майор Дуговейко: «Сдаём дальше, не сдаёмся!».

Тактику ВВС Виктор сдал Герою Советского Союза Николаю Гастелло (сыну известного героя войны) и получил отлично.

Впереди – экзамен по военной географии. Накануне в газете «Правда» Виктор прочёл статью «Современное хозяйство Франции». Вытянул билет, первым вопрос: «Театр военных действий в Средиземном море», а второй – «Современное хозяйство Франции». «Можно без подготовки?» – спросил экзаменаторов Виктор. Ему разрешили, и комиссия заслушалась: преподаватели о театре военных действий в Средиземноморье узнали впервые – хоть конспектируй абитуриента! Много нового узнали они и о сельском хозяйстве Франции. «Газеты надо свежие читать», – с удовлетворением отметил для себя Помыткин. Ещё одна пятерка!

На последнем экзамене, по уставам, Помыткина ждал полковник Д. – председатель комиссии по данной дисциплине. Надежд на успешную сдачу не было, но на экзамене обязанности председателя взял на себя приехавший из командировки начальник факультета – Герой Советского Союза генерал-майор авиации Анатолий Павлович Артёменко. Виктор услышал шёпот Д. генералу, что абитуриенту Помыткину нужно поставить двойку, на что Артёменко громко ответил: «Я лётчикам двойки не ставлю». Виктор успокоился.

Герой Советского Союза не стал принимать экзамен как положено, а объявил всем, чтобы подготовили парадную форму и прошли перед ним строевым шагом. Абитуриенты весь вечер наводили марафет: гладили, чистили, а утром – все как на парад.

Помыткин вспомнил училищную подготовку и чётко прошагал до экзаменатора, отрапортовал: «Гвардии капитан Помыткин прибыл!»

«Вот так лётчики ходят!» – с восторгом проговорил генерал и поставил последнюю пятёрку. Виктор стал слушателем академии.

Генерал Артёменко оказался душой-человеком, а когда рассказал историю своей Золотой Звезды, то стал и любимцем слушателей.

Генерал Артёменко

В 1938 юноша Анатолий Артёменко стал курсантом Херсонской авиационной школы, а через год – инструктором аэроклуба в городе Николаеве, а после инструктором 19-й военной авиашколы. С началом войны молодой лётчик рвался на фронт, но его направили в Куйбышевскую область командиром авиазвена 43-й запасной авиабригады. Лишь в мае 1943 года в район базирования запасной прилетели его товарищи после Сталинградской битвы. Артёменко упросил их «похитить» его, или иными словами, дезертировал... на фронт. Его доставили в 93-й гвардейский штурмовой авиаполк, который вёл подготовку к Курской битве. Артёменко показал себя бесстрашным воздушным воином, но беглеца разыскали, и в полк прилетел начальник политотдела. «Дезертира» выручило то, что сержанту присвоили звание лейтенанта, и он был удостоен ордена Красной Звезды. Начальнику политотдела ничего не оставалось, как поздравить бывшего подчинённого.

Впереди были новые бои, в ходе которых многие лётчики его эскадрильи стали Героями, среди них и Артёменко.

Генерал-майор авиации Анатолий Артёменко в жизни слушателя академии Виктора Помыткина сыграл большую роль: в дальнейшем будущий генерал стал очень внимательно относиться к людям, и особенно к ветеранам войн. В дальнейшем Виктор Павлович стал генеральным директором Фонда поддержки ветеранов Вооружённых сил, участников боевых действий.

Золотые погоны, серебряная седина

Учёба шла своим чередом, жена с сыном были рядом в Москве: Помыткины снимали квартиру неподалеку от академии.

Один случай, когда Виктор сдавал очередной экзамен по философии, чуть не изменил судьбу. Он увлёкся этой наукой, ходил в кружок, читал Канта, Гегеля. Накануне экзамена все переживали и ходили грустными, кроме Помыткина. «Тебе что, – говорили товарищи, – ты сам философ». «Спорим на ящик коньяка, – предложил Виктор, – я сейчас назову каждому его оценку». Составили список, и Помыткин расставил кому пять, кому четыре, а одному сказал: «Даже не знаю. У тебя двойка, но её не поставят. Тройку с двумя минусами». Экзамен показал, что Виктор не ошибся ни с одной оценкой!

Сам он сдавал экзамен доктору философских наук генералу Миловидову, который зашёл в аудиторию послушать, как сдают философию лётчики. Помыткин вступил в жаркую дискуссию с учителем, они проспорили более часа, пока Миловидов не сказал: «Вы настоящий философ! Переходите-ка ко мне». Но небо перебороло. Окончив академию с отличием, он вернулся в боевую часть на прежнюю должность. Однако через короткое время его направили в Семипалатинск, где он стал летающим заместителем полка.

Вскоре – полк передовым, а замполиту досрочно присвоили звание подполковника и наградили орденом «За службу Родине».

Седина появились не случайно. В дальних полётах к ракетоносцу частенько пристраивались на опасном расстоянии американские истребители. Много было всего, и обо всём не расскажешь. Весь Северный Ледовитый океан на ладони, а сколько раз пересекали Северный полюс – и не сочтёшь!

Много лет прошло после окончания академии, как-то пришлось Виктору Павловичу приехать в Москву на курсы повышения квалификации, там-то молодой генерал-майор увидел своего бывшего преподавателя. Помыткин строевым шагом подошёл к полковнику Д. и чётко выговорил: «Товарищ полковник, разрешите обратиться генерал-майору!» Такая шутка. Тот долго смотрел на Помыткина и наконец произнёс: «Помню-помню, но вот только?..» «Слишком молодой для замполита!» – подсказал генерал. «Да-да, мой лучший ученик на факультете!» – сразу вспомнил Д.

Послесловие

В гражданской жизни Виктор Павлович с Татьяной вырастили двух сыновей, командовал фирмой «ИнтерСибКар», в которой работали пенсионеры от авиации. Мечтал о строительстве в Иркутске завода автопогрузчиков. Работал с компаньоном – полковником в отставке Александром Ширяевым. Рабочий день Виктора Павловича был рассчитан по минутам: проектов было множество: кроме завода – и жилищное строительство для военных пенсионеров, и многое другое, но...

На всех этапах своей жизни он оставался бойцом.

Загрузка...
Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ: НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО! Последние новости Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам