ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Сценарий судьбы он писал сам

Павел КУШКИН   
02 Марта 2017 г.
Изменить размер шрифта

 

Год назад, 5 марта, в Краснодаре скончался Леонид Мончинский – известный иркутский журналист, писатель и сценарист.

Леонид Мончинский

Иннокентьевка, Ленинский район, Иркутск-II. Кому как угодно. Нет секрета, что это посёлок авиастроителей. Сюда по зову сердца перед Великой Отечественной переехали из Смоленска Мончинские. Здесь рос, работал и состоялся как личность Леонид Васильевич. Мне выпало знать его с юности, видеть разным, когда он сам не ведал, кем станет. Мы жили рядышком, корнями связаны с авиазаводом, оба бегали в один спортзал, путёвку в журналистику нам дала многотиражка под многообещающим названием «За коммунизм», а потом я трудился под его началом в оборонно-спортивном отделе областной газеты «Советская молодёжь». По воле судьбы оба на склоне лет переехали в Краснодар. Большими друзьями не были, но тёплые отношения сохранили до конца. Мои воспоминания – часть нашей жизни – предельно правдивы и искренни.

Искусство боя

В послевоенной Иннокентьевке мальчишек хлебом не корми – дай подраться за честь улицы. Тогда процветал культ силы и бои «стенка на стенку» – один из доступных способов утверждения. Юный Мончинский не был ангелом и при случае мог запросто начистить нахалу физиономию, но подобные бои презирал. Когда его допекали, что он не патриот улицы, Лёня остужал драчунов: «Есть желание подраться, приглашаю на ринг, там и посмотрим, какие вы патриоты».
Он серьёзно увлекался боксом и с первых шагов усвоил уроки тренера Александра Сергеевича Копытина: «Ринг – не улица, а бокс – не драка. Это искусство боя, сложнейшее искусство». Среди усвоивших это искусство оказались многие уличные авторитеты, один из них – друг детства Леонида – Анатолий Столяров, здоровенный рыжий битюк с пудовыми кулаками, гроза улицы. Однажды у них такой разговор вышел:

– Жаль мне тебя, Толя, ты свою силу используешь вхолостую.
– Как это вхолостую? Да вся улица ко мне с почтением...
– Это сегодня с почтением, а завтра? Махать кулаками – ума много не надо.
– Так подскажи, что делать, если такой умный.
– Из тебя классный боксёр получится. Но на ринге не только кулаки требуются, а ещё и голова. Приходи в спортзал, я тебя нашему тренеру представлю.
– Наслышан. Говорят, строгий дюже, не побалуешь у него.
– Ринг не для баловства. Ты это сразу поймешь, когда начнёшь заниматься у Александра Сергеевича. Он – тренер от Бога, человека из тебя сделает.
– Человека, говоришь? Хорошо, приду.

0203 6 3

Иркутский Дом актёра, 8 августа 2016 года; Автограф Леонида Мончинского для автора этой статьи. Иркутск, 2015 г.

Единственный на всю округу махонький спортзал знали все. Уму непостижимо, как в нём уживались сотни любителей разных видов спорта: там одновременно тренировались гимнасты и борцы, боксёры и штангисты. Но по тем меркам это был Дворец спорта. Работали в нём истинные энтузиасты, страстно увлечённые своей профессией. Копытин – из таких. Учитель и воспитатель, он даже в узком школьном коридорчике умудрился самодельный ринг соорудить. Его не пугало, что в секцию хлынули откровенные хулиганы, смотревшие на бокс как на средство реализации своего превосходства над сверстниками. Перевоспитанию они поддавались с трудом, но в каждом из них Копытин находил изюминку, в чём и заключались мудрость и талант наставника. Столяров оказался хоть и трудным, но способным учеником – он стал в итоге третьей перчаткой СССР в тяжёлом весе. Леонид Мончинский боксировал прилично, выигрывал областные турниры на уровне кандидата в мастера спорта. Но он не ставил перед собой особых спортивных целей, объясняя свой опыт на ринге так: «Школа Копытина – больше, чем занятия боксом, это жизненные университеты, проходя которые, искренне начинаешь верить в то, чем занимаешься. В молодости я хотел стать тренером – таким, как Александр Сергеевич, поэтому окончил «Школу тренеров» и несколько лет помогал Копытину. С возрастом и жизненным багажом появились иные ценности, я нашёл себя в журналистике».

«За коммунизм», «Молодёжка», Туманов, Высоцкий

В журналистику Леонида Васильевича привело желание делиться спортивными впечатлениями. В чём он и преуспел в заводской многотиражке «За коммунизм». Да настолько хорошо, что вскоре ему предложили место в редакции областной молодёжной газеты. Мончинского не смутило, что зарплата газетчика куда скромнее тренерского труда. Он по этому поводу всегда иронизировал: «Когда будущий великий драматург Александр Вампилов пришёл в «Молодёжку», там было лишь одно вакантное место библиотекаря со скромным окладом в 60 руб. А какие шедевры он выдавал? Так что не в деньгах счастье».

0203 6 4

Годы в «Молодёжке» для него – незабываемая счастливая пора. Из её гнезда выпорхнули десятки известных писателей – Вампилов и Распутин, Суворов и Жемчужников, Иоффе и Гурулёв. Славную эстафету подхватили Шугаев и Китайский, Харитонов и Ротенфельд... Мончинский этого же калибра. В оборонно-спортивном отделе он творил на пару с ещё одним зубром спортивной журналистики – Семёном Альтером. Дуэт в отделе настолько прочно держал оборону, что со стороны пробиться шансов не было. Помнится, меня уже приглашали в «Восточку», а я всё ждал, когда появится вакансия в «Молодёжке». Свои заметки нередко приносил Мончинскому на дом. Дверь, как правило, открывала мама Леонида – Валентина Людвиговна.

– Проходи, Паша,– приветливо приглашала она,– Лёня скоро придёт, а мы пока с тобой чайку попьём с вареньем.
Мягкая улыбка скользила по её лицу, морщинки у глаз разбегались лучиками. От неё исходила какая-то глубинная доброта. Удивительной красоты женщина, сердечная, общительная. Она нежно любила сына и его супругу Галину. И, конечно, души не чаяла во внучке Любочке. Та, бойкая и озорная, обычно кричала из соседней комнаты: «Бабуля, кто к нам пришёл? А, опять дядя Паша статью написал для папы»...

Спустя некоторое время, когда Альтер уехал за кордон – в «Софию-пресс», меня всё-таки приняли в штат «Молодёжки». До сих пор ценю участие Мончинского в моём становлении в этой профессии. «Следи за словом»,– говорил он каждый раз, вычитывая мой текст. Жаль, что поработали вместе недолго. Лёня перерос «Молодёжку», его усиленно сватали в журнал «Огонёк», а он предпочел Агентство печати и новости (АПН), став в этом серьёзном издании заметной фигурой...

Так было угодно судьбе, чтобы Мончинский встретился на Бодайбинских приисках с Вадимом Тумановым. Тот произвёл на него огромное впечатление. «Личность незаурядная, победительного жизнелюбия»,– скажет о нём позже Леонид Васильевич. После ужасных лет гонений и наветов Туманов поднялся и вырос в золотоискателя государственного масштаба. К тому времени и журналист Мончинский понял, что пора и ему менять образ своей жизни, и уехал в Витимскую тайгу. Сергей Наумов, не один год трудившийся на приисках, вспоминал: «Мы вкалывали на пределе сил, по 16 часов в сутки, но никогда не видел, чтобы смертельно уставший Лёня проявлял слабость. Скинет, бывало, робу, улыбнётся и скажет: «А славно мы сегодня поработали!».

В 1976 году судьба устроила ещё одну судьбоносную встречу: познакомила блистательного журналиста Мончинского и народного барда Высоцкого. Позже Леонид Васильевич так описывал неминуемость создания их будущего творческого дуэта: «Будучи человеком наблюдательным и любознательным, Высоцкий не мог пройти мимо столь удивительного явления, каким в то время была Тумановская артель, в которой старались бывшие зэки, отбывавшие наказание на Колыме. Тогда-то Володя и предложил мне написать сценарий фильма о прошлом и настоящем этих «джентльменов удачи». Я согласился, но высказал мнение, что первоначальным вариантом должна быть всё-таки книга, по которой всегда можно сделать сценарий. А если наоборот – то вряд ли получится. На том и сошлись».

0203 6 2

Высоцкий часто останавливался в Иркутске, в квартире Мончинского или у него на даче на Байкале. Как-то однажды они засиделись на балконе городской квартиры. Володя негромко напевал под гитару, и вдруг с улицы раздались аплодисменты. Лёня выглянул и остолбенел: под окнами стояла огромная толпа молодых людей. Они возвращались с танцев из заводского Дворца культуры и, услышав голос любимого певца, остановились послушать. Сначала подумали, что песня по радио звучит, а когда услышали приглушённые голоса с балкона, поняли – живьём!
– Что делать, Володя? – спросил хозяин квартиры, – время позднее, спать будем укладываться или «концерт» продолжать?
– Продолжать, если, конечно, соседи не возражают.
– Не возражаем! – дружно разнеслось с соседних балконов. Оказывается, никто и не спал...

«Чёрная свеча»

Эту книгу они писали трудно, текст в основном согласовывали по телефону. Совместно работали лишь урывками, когда Мончинский приезжал в Москву, и они сутками доводили рукопись до ума. Первая часть – «Побег» была практически закончена, когда Высоцкого не стало. Вторую часть – «Стреляйте, гражданин начальник» Мончинский дописывал уже один.
Читатели познакомились с этой повестью в 1992 году. К этому времени в Германии уже был издан роман Мончинского «Прощёное воскресенье», удостоенный премии им. Василия Шукшина. По этой книге режиссёр Николай Стамбула в 1995 году поставил фильм «Волчья кровь», а год спустя уже по мотивам «Чёрной свечи» в сжатые сроки сняли фильм «Фартовый», где прототипом главного героя стал Туманов. В написании сценария непосредственное участие принимал и Леонид Васильевич. На подаренной мне книге есть его автограф: «Павлу с любовью». А ещё были: «Особо опасное животное», «Лизавета», «Зверь, добытый в понедельник», получившие широкое признание и популярность.

...Его переезд в Краснодар в 2006 году широко не озвучивался. Оставшись без привычного круга общения, Мончинский, по словам его дочери Любы, тяжело переносил разлуку с родным Иркутском, жил уединенно. Наведывался в основном в Дом творчества Владимира Высоцкого. Здесь, в зале экспозиции «Высоцкий в Сибири», оставил памятный автограф под снимком, на котором запечатлён рядом с Владимиром Семёновичем. Здесь же Мончинского приняли в клуб друзей Дома творчества, вручив ему памятную медаль им. Высоцкого под № 1, учреждённую авторами проекта «Аллея Российской славы».

...В Краснодаре мы созванивались, но встретиться так и не довелось. Встретились в Иркутске на 80-летнем юбилее Леонида Васильевича. Замечательный, сердечный вечер друзей и многочисленных поклонников таланта Мончинского в Доме актёра. Юбиляр выглядел прекрасно, раздавал автографы, шутил, выпил бокал шампанского. Кто б мог подумать, что это был прощальный вечер...

...Он скончался в ночь на 5 марта на 81 году жизни от обострившейся пневмонии. В последний путь его провожали из небольшой церкви, где божественную литургию вёл его сын, Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Похоронили нашего земляка на кладбище хутора Ленина в пригороде Краснодара.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам