ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Старейшина лирического братства

Татьяна ЯСНИКОВА   
02 Февраля 2017 г.
Изменить размер шрифта

 

К 85­-летию поэта И.Ф. Новокрщенных. Поэта, литературный стаж которого составляет более 60 лет, по праву можно назвать старейшиной лирического братства. Характерно, что сам Иннокентий Фёдорович в биографическом «автографе» назвал себя «лириком по складу души».

Иннокентий Новокрещенных родился 24 февраля 1932 году в бурятском селе Красное Полесье. Работать начал ещё мальчишкой – в тяжёлые военные и послевоенные годы ему было не до учёбы. Летом 1947­го, спасаясь от голода, выкосившего половину села, добрался до Улан-Удэ, где получил специальность электрика в железнодорожном училище. Затем – служба в военно-морском флоте, приезд в ставший навсегда родным Ангарск, работа на нефтехимическом комбинате, заочная учёба на отделении журналистики Иркутского госуниверситета и первые публикации его стихов в газетах и журналах.

Начало солидной творческой биографии ознаменовалось званием лауреата 2­й конференции «Молодость. Творчество. Современность» и выходом первой книжки под символическим названием «Пробный камень» в серии «Бригада». Около десятка книг и огромное количество публикаций в коллективных сборниках и журналах перечислять не будем. Важно, что поэт с первых шагов в профессиональной среде был на виду, его сборники пользовались популярностью у читателей, на него обращали внимание известные литераторы. Так, первую рекомендацию для вступления в Союз писателей СССР ему дал Сергей Марков, поэт, прозаик, историк, географ, этнограф и путешественник.

Немало путешествовал и сам Иннокентий Фёдорович, пройдя тысячи километров вдоль великих рек Сибири, что дало ему богатый творческий задел. В те же годы он освоил стезю переводчика, работая со стихами монгольских, бурятских, чукотских, юкагирских, эвенкийских и якутских поэтов. Особо стоит отметить его работу с литературной молодёжью: некоторые его воспитанники получили дипломы профессиональных писателей.

ТОМЛЕНИЯ СТРАНСТВУЮЩЕГО

Что может быть в жизни нелепей

бездомной чужбины земной.

Увидел я облако в небе,

что словно следило за мной.

Лукавое море лежало,

на солнце лаская бока,

на лоне своём отражало

плывущие вдаль облака.

Лежало, глядело, молчало.

От думы моей в стороне.

А в эту минуту звучала

тяжёлая песня во мне.

Надрывисто. Многоголосо.

И – дерзок, изменчив, хитёр –

вдруг ветер сорвался с утёса

и крылья вокруг распростёр.

О! Если б в пути я не встретил

тоску в нелюдимом краю...

Послушай, сказал бы мне ветер,

осеннюю оду мою.

Уступы ленивые моя

и рифы круша под собой,

послушай, сказало бы море,

как в бурю играет прибой.

А песня всё сдержанней, тише...

И с ветром пропала во мгле.

Пройдя по уступам повыше,

я долго стоял на скале.

Плыл мир фиолетово-синий:

и остров, и горы, и лес.

И облако пухлой гусыней

куда-то упало с небес.

Представ отчуждённым сначала,

не видя, что я одинок,

теперь море тоже скучало,

лениво вздыхая у ног.

ГОРЕСТНЫЙ СОНЕТ

Сегодня принимающий всерьёз

лишь свой покой да хлеб, который сдобен,

ты не способен горевать до слёз

и заболеть любовью не способен.

Однажды после лёгкого дождя

увидишь невзначай на солнце пятна, –

недоумённо руки разведя,

ты равнодушно скажешь: – Непонятно.

И вот вдали от суеты мирской

на «умников» ворчишь, на непокой

беззлобно, лишь бы время скоротать.

Есть для тебя единственный совет:

запомни этот горестный сонет...

А сердца нет? По блату не достать.

СКВОЗЬ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЗАНАВЕС

И древний город, и тенистый сад

мне снятся вновь, когда бушует ветер.

Сосульки в тихой полночи висят,

и клумбы расцветают на рассвете.

И на рассвете просыпаюсь я,

я восстаю из тлена Древней Трои.

Здесь воины-герои – как друзья,

мои друзья как древние герои.

И я иду к бойницам отстоять

мои полуразрушенные стены.

Сжимает век меня, как рукоять,

бросает жизнь меня под задник сцены.

Идёт спектакль...

И знать бы, сколько лет

проходит от рассвета до рассвета.

Сию минуту нужен мне ответ

(я завтра обойдусь и без ответа).

Сию минуту нужен мне пророк:

узнать бы, что там в новом акте пьесы,

и на какой из тысячи дорог

мои сойдутся с миром интересы?

На первом плане сцены – короли.

Им за руины города не стыдно.

Зарёю занимается вдали

рассвет...

как занавес...

И ничего не видно.

* * *

С весны обжитой уезжаю,

где солнце растопило льды...

Мне вечным пленом угрожая,

пришла ты, юная чужая...

С какой планеты иль звезды?..

В меня вселенностью вплеснулась...

как будто только что проснулась

любовь в галактике земной.

Так нет – откуда-то иной,

совсем на бренных непохожий,

(хотя был просто так – прохожий)

явился бравый звёздный князь.

Ты с ним в свой прежний мир вернулась,

со мною даже не простясь.

А мне – вагонный борщ на ужин.

Буфетчик, чарочку налей!..

Я снова никому не нужен

в системе Солнечной моей.

* * *

Сегодня я лечу

как все,

сквозь бездну,

волнуясь,

уставая

и скорбя.

Потом меня не будет –

Я исчезну:

оставлю горстку строк взамен себя.

Сегодня и судить меня не надо,

но там,

когда я перейду мосты...

Всё значимое началось

с мечты;

Как и любовь в нас началась

со взгляда.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: