ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Сад моей памяти»: учитель Николай Ревякин

Александр КНЯЗЕВ   
28 Сентября 2017 г.
Изменить размер шрифта

Эта книга известного иркутского фотохудожника Александра Князева ещё не издана, но уже привлекла к себе любопытство многих. «Сад моей памяти» автор не просто написал, а сложил из фотографий и скупых воспоминаний. Получился цикл фотоэссе, где, кроме иркутян, вы встретитесь со многими интересными людьми... Читайте и смотрите!

Николай Ревякин

Николай Михайлович Ревякин жил на Ольхоне неприметной жизнью сельского учителя. Тем и был знаменит, как любой настоящий учитель. Птенцы его гнезда, Хужирской средней школы, где он директорствовал, путешествуя со своим учителем по острову, совершили столько географических и археологических открытий, что на многие жизни с избытком хватит. Они первыми, ещё в 50-х годах прошлого века, раскопали более 20 стоянок древнего человека эпохи неолита. Сам Алексей Павлович Окладников, работая с археологическими памятниками Ольхона, восхищался открытиями школьников. Они обследовали подножье горы Ижимей и впервые описали рощу реликтовых елей доледникового происхождения. Каждая их экспедиция собирала попутно такое количество этнографического материала, причём уникального свойства, поскольку они были первыми, что скоро школьные кабинеты оказались переполненными, и пришлось так же сообща строить свой музей в школьном дворе.

В далёкие 70-е мне улыбнулась удача крыльями аэрофлотовского Ан-2. Взлетев над Байкалом в погожий июльский день «русфанер», скрипя, раскачиваясь и падая в воздушные ямы над Малым морем, приземлился на Ольхоне, в Харанцах, где был очень ухоженный и самый красивый аэропорт на берегу Байкала. Часовая прогулка по райскому острову, нетронутому и по таёжному благоуханному, закончилась в Хужире. Я остановился у школы, дождался явления первого живого человека, чтобы выспросить дорогу к гостинице. Признав во мне путешественника, мой собеседник, возрастом и обликом напоминавший нашего кумира «папу Хэма», тут же зазвал меня в ближний домик, что оказался школьным музеем. Так познакомился я с Николаем Михайловичем. Его музей ошеломлял уникальными находками, непритязательной чёткостью экспозиции и особым уединением, которое случается – это я понял позже – только в насыщенном благодатью пространстве.

Мы провели не один вечер вместе в его доме напротив музея. И здесь всё полнилось чудесами: я держал в руках и читал – в кои-то веки и где? – письма академика Обручева к Николаю Михайловичу, разглядывал фотографии совместных раскопок школьников с академиком Окладниковым – видано ли где такое? А потом взыскательно осматривал самодельную фотокамеру из фанерок и тряпочек, придуманную хозяином, и вполне рабочую. Я общался с умнейшим волшебником, каких прежде не знал...

И за что мне такое?!– вопрошал я потом.

Утром мы встретились у Шаманки. Николай Михайлович был на мотоцикле типа «Эх, прокачу!», но вполне на ходу. И я услышал рассказ, как его мотоцикл, оставленный на обрыве у Шаманки, налетевшим шквальчиком был сброшен в Байкал с приличной высоты и лёг на дно. Через пару лет водолазы его подняли в целости и сохранности, хозяин подсушил его, влил бензин, завёл и поехал. «Байкал сберёг!» – пафосно заметил Николай Михайлович и сверкнул улыбкой.

Музей теперь расстроился, носит его имя, а Капитолина Николаевна, дочь его, водит экскурсии, многочисленные и благодарные. В самом центре экспозиции горделиво, но без наездника, красуется тот самый мотоцикл...

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам