ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Сад моей памяти»: капитан Казимир Андрулайтис

Александр КНЯЗЕВ   
28 Сентября 2017 г.
Изменить размер шрифта

 

Эта книга известного иркутского фотохудожника Александра Князева ещё не издана, но уже привлекла к себе любопытство многих. «Сад моей памяти» автор не просто написал, а сложил из фотографий и скупых воспоминаний. Получился цикл фотоэссе, где, кроме иркутян, вы встретитесь со многими интересными людьми... Читайте и смотрите!

Капитан Казимир Андрулайтис

В нашем провинциальном сухопутье встретиться с настоящим капитаном, согласитесь, большая удача. Его имя, Казимир Андрулайтис, было в Иркутске не просто на слуху, а окружено почтением и легендами. Сорок лет за штурвалом, сложнейшие проводки судов и караванов по Ангаре, штурманские реформы в пароходстве, блестящее знание фарватера, старая славная мореходная школа. А последняя в его судьбе шкиперская операция стала венцом его карьеры и вряд ли сравнится с чем-либо подобным.

Беспризорный ледокол «Ангара», легенда байкальской флотилии, доживал свой век в порту Байкал. Поверхностное обследование выявило ещё достаточно прочный корпус, и тогда было решено превратить ледокол в музей на плаву. Только для этого надо было провести судно через исток Ангары и дальше по водохранилищу до Иркутска. Фарватер в истоке так узок и неглубок, что даже яхты вписываются в него только при изрядном мастерстве рулевого. Разумеется, фарватер размечен буями, но течение настолько сильное и незаметное, что можно легко промахнуться. И вот через этот лабиринт надо было провести огромный неуправляемый корабль с осадкой 4,5 метра. По расчётам Казимира Александровича, с обеих сторон к «Ангаре» подвели две тысячетонных баржи, заполнили их водой, осадив до уровня ледокола, а затем завели под днище трёх судов сеть из крепких тросов, связали их в единую сцепку и принялись откачивать воду из барж. Корабль оттого поднялся на несколько метров и, отрабатывая двигателями направление, медленно вошёл в струю. Такого зрелища Байкал ещё не видывал. На главном мостике стоял капитан Андрулайтис и спокойно отдавал команды, словно исполнял обыденную работу. Спустившись к Большой Речке, матросы перевели дыхание. Шёл 1974 год...

Спустя год я пришёл к нему в гости. Его большой деревянный дом высился, что ковчег, на Глазковской горе. Гостиная, будто каюта, вычищена до блеска, сияет мебель красного дерева, какую только и признают моряки. В углу присел рояль, а за окном, казалось, несёт свои воды Темза... Несуетное спокойствие дома настолько смещало географические координаты нашего провинциального быта.

Улыбчивая доброта хозяина напоминала пасечника до той поры, пока не облачился он в капитанский китель и не подсел к столику, где лежала лоция Байкала. Когда же я спросил о секретах судовождения, он, не мудрствуя, отчеканил: «На воде всё написано, надо научиться читать эти письмена».

Мы попрощались вскоре, но слова его запомнились мне надолго, – я и сейчас учусь читать байкальскую воду с фотокамерой в руках...

Недавно я остановился на берегу Ангары, вверх по течению скорым ходом шёл корабль, я прочёл на борту его имя: «Казимир Андрулайтис». Я улыбнулся воспоминаниям и старому морскому поверью, что гласит: «Как назовёшь корабль, так он и ходить будет!».

За его кормой длился кильватерный след...

От редакции: очерк тех времён о Казимире Александровиче Андрулайтисе «Капитан и река» будет опубликован в одном из ближайших номеров нашей газеты «Мои года».

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам