ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Сад моей памяти»: Художник Владимир Пламеневский

Александр Князев   
11 Января 2018 г.
Изменить размер шрифта

1101 8 1a

Эта книга известного иркутского фотохудожника Александра Князева ещё не издана, но уже привлекла к себе внимание многих. «Сад моей памяти» автор не просто написал, а сложил из фотографий и скупых воспоминаний. Получился цикл фотоэссе, где, кроме иркутян, вы встретитесь со многими интересными людьми... Читайте и смотрите!

1101 8 1 

«Прощайте, прощайте, калитка Вселенной открыта,

Как жалко, как грустно, как хочется крикнуть: до встречи!..

И только Байкал как осколок лежит лазурита.

И длинное – О! – как осколок законченной речи.»

О Володе Пламеневском говорить в прошедшем времени не пристало. Наши часы, наш календарь и летоисчисление наше отставали от темпа его жизни. Она вся вращалась c захватывающей скоростью вокруг единственной скрижали: «Затевается братство!». Унаследовав огромный мир собственной личности, он устремился строить мир снаружи по законам любви, дружества, братства. Архитектор и художник по разумению, поэт по призванию, мастеровой по жизни, он таил в себе замысел, уходящий за пределы жизни,– «взыскующий града» мыслил создать его для художников, смиренных и буянов, трезвенников и забулдыг, мыслителей и простофиль, гусар и инфантилов... Получив в наследство вместе с Крымом, где родился, идею волошинского Коктебеля, Володя щедро размахнулся на байкальском берегу, построив для начала картинную галерею в Листвянке. Сибирские волхвы кисти и мольберта тут же принесли свои дары, а ищущие красивых соблазнов почитатели искусств приезжали, не скупились и увозили грошевые, но лихие эти соблазны... Некий художник за полчаса изобразил тушку обглоданной воблы, в следующие полчаса её уже купили. И тогда Володя сказал ему: «Быстро рисуй ещё, только название измени, вместо ВОБЛА напиши ВО БЛЯ». Рисунок, скорее название, пошло в тираж, и эта востребованная эстетика длилась бы бесконечно долго...

«Забыли», – сказал он завтра. В галерее уже высились полотна Галины Новиковой, Альбины Цибиковой, Евгения Урбановича, Валерия Осипова, а выставки, одна другой громче, сменяли друг друга... Съезжались художники и поэты, непримиримые и почти в обнимку, застревали в кураже и веселии, а вкусивши бесхитростного братства, возвращались в мир с открытыми глазами, поскольку узрели себя в ближнем.

Володя, между тем, успевал писать стихи, сажать картошку, ставить новые срубы под жильё и выставки, встречать гостей, провожать посетителей галереи, засиживаться в беседе с дорогими друзьями. Круг их рос безудержно и для нормального человека катастрофически... Если б это смущало хозяина! Смущало только жену, и ту ненадолго – была отпущена.

Мир снаружи жесток и неправеден, безрассуден и корыстен, глух к красоте и ненасытен... Был задуман иначе, но стал таким. Увы! Оттого, слагая по годам собственный мир, мы лелеем в нём сад своего трудолюбия, корим за праздность и лень, уповаем на чудо, дорожим книгами, идеями, дарами свыше, отгородившись от иного мира китайской стеной, за которой может быть только параллельная реальность с её властями, чиновниками и опричниками...

Володя эту стену проломил, вышел во весь рост и сказал: «Затевается братство!»

Вскоре его не стало.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам