ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Сад моей памяти». Святые лики Иркутска

Александр КНЯЗЕВ   
25 Января 2018 г.
Изменить размер шрифта

 

Эта книга известного иркутского фотохудожника Александра Князева ещё не издана, но уже привлекла к себе внимание многих. «Сад моей памяти» автор не просто написал, а сложил из фотографий и скупых воспоминаний. Получился цикл фотоэссе, где, кроме иркутян, вы встретитесь со многими интересными людьми... Читайте и смотрите!

2501 9 2

Я учился фотографии на иркутских храмах. В давние студенческие времена, по неосознанной привычке, я приходил к Спасу со своей немудрёной фотокамерой, но с совершенно дивным по тем временам объективом, который расширял взгляд, а может, и сознание до метафизических величин.

Так было каждый божий день все пять лет. На Спасе тогда открыли фрески под слоем штукатурки... Рассказывали, как в давние времена, когда «обком звонил в колокол», фрески приказано было закрасить, и их забелили ночью известью... Наутро изображение проступило сквозь побелку. Тогда известь развели погуще – утром видят ту же картину: Спас восстал, словно явленный в нерукотворности... В ярости замесили цемент и замуровали, тем самым законсервировав и сохранив для наших смутных времён. Хорошо, что не соскребли и не взорвали. Собирались же...

Галина Геннадьевна Оранская, долгая ей память, рассказывала, как впервые оказалась в Иркутске в хрущёвские времена накануне визита президента Эйзенхауэра. Церковь собирались уничтожить, уже рассчитывали технику взрыва, от которого сдерживало единственное: пострадают не столько дома вокруг, сколько сам Серый дом. Галину Геннадьевну послало в Иркутск министерство культуры для экспертизы художественных достоинств храма, и она дала такую высокую оценку «памятнику архитектуры», что местные бонзы растерялись. Будучи женщиной с норовом, посоветовала им: «К приезду президента постройте вокруг церкви леса и расскажите ему про то, как вы собираетесь её реставрировать!»

Большевики и дерзость скушали, и леса поставили. А лет через пятнадцать началась реставрация...

Я приходил ежедневно с фотокамерой и снимал, как открывались купола, опадали леса, заново и надолго писались фрески. Потом я шёл к Богоявлению – там посреди развалин Гена Штанько творил свои бессмертные изразцы на фасаде. Не успел, надсадился непосильной работой и дикой травлей, умер... Тот же, кто писал на него доносы, долго ещё гулял по городу при орденах и с клеймом почёта.

Но изразцы – на храме! Сияют! Я снимал, сам не зная для чего, – фотографии храмов тогда не печатались, само слово «храм» тупо вычёркивалось из газет. Отделение журналистики переполняли платные стукачи, которые после защиты диплома шли работать в КГБ, только что выгнали из страны Солженицына...

Но «ночь дышала самиздатом»! Огромное удовольствие состояло в самих съёмках, обработке фотографий, услышанных историях... Радость, смысл и цель были заодно! А власть... Власть мельчала, существовала где-то ниже человеческого роста со всеми своими дубинками, колючками, баньками.

Не оглядываясь на неё и не ища славы, Галина Геннадьевна своей будничной и надсадной работой созидала нынешний лик Иркутска, который не представить без Спасской церкви, собора Богоявления, Троицкого собора... музея Тальцы.

Проходя мимо храмов и осеняя себя крестным знамением, вспомните великого архитектора Галину Геннадьевну Оранскую – она так беспокоилась, чтобы мы не забыли себя...

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам