ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Осень ушла. Стихи остаются

Владимир Максимов, литератор   
26 Ноября 2012 г.
Изменить размер шрифта

alt

В начале ноября у малоизвестного, но весьма значительного на мой взгляд иркутского поэта, не только регионального, а и российского масштаба, Анатолия Змиевского вышла новая книга стихов: «В полушаге от звезды».

Отрадно отметить, что книга вышла благодаря финансовой помощи Министерства культуры Иркутской области в издательстве «Сибирская книга», очень хорошо зарекомендовавшем себя при осуществлении ряда грандиозных проектов, связанных с изданием книг к 350-летию нашего славного града Иркутска.

Однако от издательства вернёмся к поэту, ибо первичен, всё-таки, он, а всё остальное вторично.

В конце прошлого века, а точнее в 1996-ом году Анатолий Змиевский подарил мне свою первую книжку стихов: «Среди божественного хлама», изданную «Восточно-Сибирским книжным издательством». (До сих пор жалею, что такое великолепное государственное издательство перестало существовать.)

Книга сразу обратила на себя моё внимание, необычностью и мощью стиха.

И я полностью согласен с небольшой аннотацией предваряющей ту книгу:

«Первая поэтическая книга А. Змиевского должна была выйти по крайней мере лет восемь назад, но либо автор был чрезмерно строптив (замечу в скобках, что он просто всегда оставался самим собой, что весьма ценно для любого человека занимающегося творчеством, поскольку только в неповторимости создателя проявляется уникальность им создаваемого) для начинающего поэта, либо творчество его не укладывалось в административно-бюрократические издательские требования, во всяком случае рукопись ему возвращали много раз. Однако с отчаянием обречённого человека А. Змиевский продолжал писать, писать по-своему, от чистого сердца, из глубины души…»

Последние слова, в приведённом мною фрагменте издательской аннотации, кажутся мне ключевыми: «Писать по-своему, от чистого сердца, из глубины души…»

По-другому Анатолий писать просто не может. И это его не умение подлаживаться под общепринятые стандарты, ох, как часто мешало ему. Но, к счастью, поэт не изменил себе и своей манере письма. И даже свою недавнюю, довольно обширную подборку стихотворений в журнале «Сибирь» назвал, как бы в пику всем, и, в том числе, прекрасному писателю Лескову у которого есть повесть «Очарованный странник», назвав её: «Разочарованный странник». Кстати за эту подборку он получил литературную премию имени иркутского поэта Геннадия Гайды, учреждённую иркутской фирмой «СибАтом». Но об этом чуть позже, а сейчас о стихах. Ведь ещё в позапрошлом веке Александр Полежаев, современник Пушкина, тоже Александр, сказал:

Что остаётся от поэта?

Мундир? А, может быть, грехи?

Нет. Это достоянье Света.

Стихи, друзья мои. Стихи.

 

Почти о том же говорит в своей новой книге и Анатолий Змиевский:

 

У Бога воздуха прошу,

за грудь хватаюсь,

ведь я пишу не как дышу –

как задыхаюсь.

 

Или ещё:

 

Земного мира посещенье

есть лишь возможность молвить слово

да проследить за превращеньем

себя живого в неживого.

И, как бы, предваряя свой разговор с Создателем, поэт признаётся, что: «Кроме искренних стихов мне оправдаться будет не чем». Действительно предельная искренность поэта подчас просто ошеломляет. Иногда за него даже становиться страшно. Как же жить в этом жестоком, продажном мире с такою ранимой душой? И поэт сам отвечает на этот риторический вопрос:

…гладя плакучие ивы

над омутами кабаков…

Но если б я был счастливым,

Я б не писал стихов.

И ещё, почти о том же, но уже в другом стихотворении:

Нет ничего души дороже,

и оттого в лесах людских

дерусь я с чёртом за хороших,

молюсь пред Богом за плохих.

Ловлю себя на мысли о том, что хочется цитировать и цитировать дальше стихи этого самобытного поэта. Однако я оставлю все эти приятные, неожиданные, завораживающие открытия читателям новой книги Анатолия Змиевского «В полушаге от звезды».

В заключение же хочу сказать, что я нередко поражался той удивительной образности, которой блестяще владеет поэт. Порою мне даже казалось, что я наяву вижу живые картины, нарисованные словом.

И ещё одно. По тем книгам, которые у меня есть, я знал, что Анатолий Змиевский хороший поэт. Очень даже хороший. Но я, всё-таки, не предполагал, что Толя ещё и глубокий философ. А об этом, в частности, говорят такие циклы из его новой книги, как: «Зари иконостас», «Тропа к Вифлиему» и «Звезда Вифлиема».

И закончить это небольшое эссе мне хочется фрагментом ещё одного стихотворения Анатолия Змиевского из его новой книги:

Но и самою беззвёздной,

бесконечной самой ночью

подаёт нам знак в морозном

мраке лучик одиночный,

что никто, никто не брошен,

не отвергнут, что за Летой

мы потонем все в хорошем,

потому что смерти нету!

Небо высветится тонко,

сквозь песок цветы пробъются;

утро солнцу, как котёнку,

синевы нацедит в блюдце.

И ещё об одном значительном событии, уже упомянутом мною выше.

Известная в нашем городе, в частности своей постоянной благотворительностью, фирма «СибАтом» (Генеральный директор В.В. Бронштейн) с нынешнего года учредила благотворительный фонд имени Геннадия Михайловича Гайды, иркутского поэта, к сожалению, более четырёх лет назад ушедшему от нас в мир иной.

Средства данного фонда планируется расходовать на литературные премии авторам журнала «Сибирь». Причём, вручение премий планируется производить, как это было ныне, 21 ноября в день рождения Геннадия Гайды, о творчестве которого, по-моему, очень точно сказал писатель Анатолий Байбородин: «Чем больше нет с нами Гайды, тем в большей степени со временем вырастает в наших глазах его самобытное, талантливое творчество». А Виктор Владимирович Бронштейн, открывая своей речью церемонию награждения литераторов, сказал: «Пусть простят меня присутствующие здесь художники, премия учреждается всё-таки не им, а писателям, поскольку литераторам в наше время живётся ещё беднее, чем художникам». А при чём здесь художники, может спросить нетерпеливый читатель. А при том, отвечу я ему терпеливо, что нынешнее награждение литераторов было приурочено к 15-летию, со дня первой выставки иркутских художников из частной коллекции Виктора Бронштейна. Поэтому в зале на втором этаже Дома мебели «СибАтома» по ул. Октябрьской революции, 3, можно было увидеть много знакомых лиц знаменитых и менее знаменитых писателей и художников. Послушать хорошую живую музыку в исполнении блистательного пианиста Михаила Клейна. И просто пообщаться друг с другом за бокалом хорошего вина. Ибо хорошее дело затеяно его организаторами. И, дай-то Бог, чтобы оно не стало разовой акцией.

Первыми же награждёнными стали: прозаики Ким Балков, Альберт Гурулёв – можно сказать зубры сибирской литературы; поэты Василий Козлов, Сергей Корбут, уже упоминаемый нами Анатолий Змиевский – все иркутяне; прозаики – Анатолий Байбородин (Иркутск), Андрей Хромовских (Жигалово), Александр Никифоров (Верхоленск), Андрей Антипин (село Казарки, Усть-Кутского района) и архимандрит Тихон (Шевкунов), Москва.

Владимир Максимов, литератор

Уважаемый читатель МГ! Поставьте, пожалуйста, отметку о своем впечатлении от прочитанного. А если вам есть что сказать более подробно - выскажитесь в комментрии!

  • ПОНРАВИЛОСЬ

( 2 Votes )

  • НЕ ПОНРАВИЛОСЬ

( 0 Votes )

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: