ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Лунный человек

Андрей ТИМЧЕНОВ   
01 Июня 2017 г.
Изменить размер шрифта

1.

За рекой, за железным мостом

по степи он прошёл,

над холмами по воздуху ночи.

Громыхающий поезд,

пролетев по лицу его ртом,

обернулся молчаньем всеобщим.

И был снег его взглядом,

надкушенным яблоком марта,

где хохочущий ветер полощет

беззубую горечь,

и редкий кустарник в степи,

как крестовая карта,

мечет вдоль повиди полночь.

Отворяй свои жилы,

входя в города и селенья,

словно синие в синем

пройдут вампировым бредом.

Той звезде,

под которой свершается Воскресенье,

понедельник неведом.

2.

Белое солнце мёртвых,

солнце ночных скитальцев

монетой скользнёт затёртой

из онемевших пальцев

Лунного человека,

отражением в небе

плывущего с грустью светлой

на созвездии Лебедь.

У этого солнца втуне

гулкое сердце бьётся.

Мать моя в полнолунье

в последний раз улыбнётся,

Лунному человеку

больную протянет руку

и обречёт навеки

сердце моё на разлуку.

– Как тебе там живётся

за мёртвой свечой из воска?!

– Тут у нас тоже солнце –

белое, как извёстка.

* * *

В прозрачном шаре осени гудок

электровоза,

как листок опавший,

вслед за вагоном мчится на восток,

встречая там же запад.

Там же, там же

в своей тоске вращается октябрь,

по кругу носит охру в белой чаше,

и облако над ним, как дирижабль,

приковано к лучу высокой башни.

И я с пятиэтажками хрущоб

вращаюсь на пластинке запустенья,

лист сердца укрывая под плащом,

чтоб не сорвало холодом осенним.

* * *

Так холодно,

что антенна примёрзла к небу,

пустота головы сошлась с пустотой пейзажа.

Кажется, что я никогда здесь не был

и не пытался даже.

Улица эта вне моего участья.

Окна горят, как на другой планете.

Что же я делаю здесь, для какого счастья

меня обнимает ветер?

Пачка «Луча» по три пятьдесят в киоске.

Из зажигалки пламя извлечь пытаясь,

я понимаю, что дрогнут уже не кости,

а мысли, не растворяясь.

Тело моё отсутствует всё же. Тенью

Скользит в пустоте

сквозь пустоту прохожих.

И небо в меня, подобно хищным растеньям,

пускает корни под кожу.

Что же я делаю здесь, на ветру пустынном,

на бесплодном клочке земли, на краю иллюзий?

И зачем мне жизнь нужна бесконечно длинной,

когда можно стянуть её в краткий узел?

* * *

Посёлок. Шахта. Снег идёт. За снегом

скользят автомобилей привиденья,

блуждает ветер меж землёй и небом,

удваивая чувство превращенья,

за снежной мельтешнёй калейдоскопа

осколками пятиэтажек бредит

взгляд стрекозиный –

прямо в сердце окон

сквозь тишину могильную в подъезде.

Как я сюда попал, как в паутину,

отсутствия себя не замечая,

в гончарный круг души чужую глину

как собственную залучая?

Всё ж не бегу, а мну всё глину эту,

пересоздать под свой мотив пытаясь,

пока душа скитается по свету,

к родному телу редко возвращаясь.

И, может быть, найдёт такое место

пустынное, какое очищает,

такое место, где она воскреснет

и примирится с глупыми вещами...

Склонённому над книгой, мне казалось,

что снег уже внутри меня порхает,

шкивы на шахте крутятся глазами,

под черепной коробкой не стихая,

выискивая в этих катакомбах

сознания

иные закоулки,

где парус бельевой балкона

перерастёт простор и воздух гулкий,

пятиэтажка двинется, взмывая

на гребни волн степного океана,

и линия шоссе, там засыпая,

очнётся линией меридиана.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: