ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Это знак, это только намёк...

Сергей КОРБУТ   
01 Ноября 2016 г.
Изменить размер шрифта

Перебирая планы «Перевала», на­ткнулся на строчку: «26 июня – 70 лет Пламеневскому». Упустил?! В июньском выпуске сконцентрировался на юбилее города, а потом... В общем, лучше поздно, чем никогда!

С Владимиром познакомился ещё когда он жил в Усть-Илимске, с его стихами – значительно раньше, привлекла внимание его первая книжка «Параллель», вышедшая в 1981 г. в Иркутске. Вторая – «Здравствуйте вечно» – однозначно показала явление неординарного поэта, что подтвердили и сборники «Попросту: я вас люблю...», «Затевается братство» и «Избранное».

Встречались мы и в Листвянке, куда он переехал в 1992 году – уже в его знаменитой, первой в Иркутской области, частной галерее. Именно там открытый, талантливый, гостеприимный Владимир обрёл много друзей и единомышленников, которые его не забудут.

Десять лет назад Любовь Сухаревская писала в газете «Мои года»: «Давайте и мы вспомним добрым словом солнечного, пламенного человека Владимира Пламеневского, хотя его и поглотил лёд небытия, но – вспомним, читая его стихи как привет из прошлого... Стихи – не умирают».

***

Владимир ПЛАМЕНЕВСКИЙ

НОЧЬ НА БАЙКАЛЕ

Празднуя или тоскуя,

Звезда колебалась в осоке,

Ночью сидел я

В серебряной мгле Чивыркуя.

Как в мастерской при создании мира,

В посёлке

Дизель гудел,

Для создателя свет образуя.

Ночь бормотала невнятно,

Как женщина под образами.

Выгиб священного моря

Был в олове лунном.

Гнулся во тьме горизонт,

Золотую тропу обрезая.

Розовый омуль царил под водою

В распаде валунном.

Благословлял я того,

Кто мне дал созерцать эти горы.

Тридцать один отпустил –

Засветил их свечами из воска.

Трон подарил в виде чёрной коряги,

Рассыпал глаголы.

– Трать осторожно, – велел

И тетрадь разлинеил в полоску.

Не проносил ни восторга, ни слёз,

Ни раскаянья мимо,

Мемориальное сердце зажёг

И омыл его тёплою кровью.

А на бурятской холстине,

Как мастер, неумолимо

Первым лучом проявил

Чивыркуйские кровли.

* * *

Снял с гвоздя извещенье и ключ,

Дверь открыл – что-то бросилось в ноги!

И озноб прокатился, колюч,

Грудь пронзая шипами тревоги!

Чуть не сбил меня черный комок –

Сумасшедшая чёрная кошка.

Он ударился твёрдо в комод,

А затем залетел на окошко.

Сатанински горели глаза,

Шёл огонь золотой из утробы.

– Это всё за грехи мои, за

Атавизм равнодушья и злобы,

За рекордные вылазки в ад

Под бравурные выплески туша,

За корявые пятна заплат

На чужих тонкоскроенных душах.

Это знак, это только намёк,

Он ещё подлежит дешифровке –

Кто-то кровью, наверно, намок

Или бьётся в объятьях веревки!

Я швырнул этот жуткий комок

На площадку, но он что есть мочи

Бьётся в дверь, сотрясая замок,

И в судьбу мою втиснуться хочет!

Так зачем же тоска меня бьёт,

Не пуглив я и не суеверен.

Но с испариной выступил пот,

Когда мрачно стоял я у двери.

А когда приоткрыл – никого.

То ль свершилось, то ль смерть отступила,

Ни меня не взяла, ни его.

Только бездну слегка приоткрыла.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: