ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Есть только Родина и мама

Дмитрий Шеваров,"Российская Газета"   
29 Августа 2014 г.
Изменить размер шрифта

war-44

Его стихи остались во фронтовых блокнотах и письмах домой. О малоизвестном авторе рассказала "Российская газета".

Артподготовка

Часы в руке у генерала.

Ждут у орудий номера.

За стрелками следя устало,

Он тихо говорит: "Пора".

Качнулось небо в редких звездах,

И, ветви елей шевеля,

Разорванный метнулся воздух,

И тяжко дрогнула земля.

За муки Родины любимой,

За слезы русских матерей

Рванулся в ночь неумолимый

Огонь тяжелых батарей.

Он темноту ночную выжег,

Но снова залп и вновь другой...

Зарницы орудийных вспышек

Дым заволок пороховой.

У раскалившихся орудий

Горячая работа шла.

Оглохшие от гула люди

Разделись чуть не догола.

Во имя праведного мщенья

В расположении врага

Бушует смерч уничтоженья,

Огня и стали ураган.

В залог успешного похода

Огонь преграды все прорвет.

На штурм поднимется пехота,

И ринутся полки вперед.

Леонид Розенберг, 1944 г.

Читая эти стихи, нельзя не вспомнить "Марш артиллеристов", написанный в 1943 году поэтом Виктором Гусевым и композитором Тихоном Хренниковым. В 1944-м он был уже известен всем и на фронте, и в тылу. "Артиллеристы, Сталин дал приказ! // Артиллеристы, зовет Отчизна нас! // Из сотен тысяч батарей // За слезы наших матерей,// За нашу Родину - огонь! Огонь!.."

Но в стихах двадцатилетнего лейтенанта Леонида Розенберга - лишь дальний отзвук марша. Про Сталина - ни слова. "За муки Родины любимой, // За слезы русских матерей // Рванулся в ночь неумолимый // Огонь тяжелых батарей...".

Есть только Родина и мама. И жесткая конкретика боя, о которой может рассказать только артиллерист: раскалившиеся орудия, полуголые от жары расчеты...

Можно даже предположить, кто был этот генерал с часами, который вместо того чтобы крикнуть "Огонь!.." (как в "Марше артиллеристов"), тихо говорил: "Пора..."

Скорее всего, Леонид увековечил в стихах своего непосредственного командира - подполковника Федора Васильевича Сиротина, командовавшего 190-м гвардейским артиллерийским полком 65-й гвардейской стрелковой дивизии. Сорокалетний подполковник Сиротин годился в отцы своему адъютанту. И относился к Лене Розенбергу, несомненно, соответственно - по-отечески. А чем мог отблагодарить Леня? Только стихами. Вот он и произвел своего "батю" из подполковников сразу в генералы. К тому же "генерал" куда лучше звучит в стихах, чем "подполковник".

Федор Васильевич Сиротин был уроженцем вологодской деревни Дарки (Чебсарский район), его ждали дома жена и дети. Вот и все, что пока удалось выяснить из военных документов.

О Леониде Розенберге известно не намного больше. Он родился 6 мая 1924 года в Одессе. В начале войны Леня с мамой Марией Михайловной эвакуировался в Новосибирск, откуда и был призван на фронт в 1942 году. Все свои стихи Леонид посылал в письмах домой. Сначала в Новосибирск на улицу Трудовую, потом в Москву, на Большую Ордынку, куда Мария Михайловна переехала к родственникам.

Наверняка Леонид гордился своей адъютантской должностью, находя в ней много романтического (в войну 1812 года адъютантами были поэты Вяземский, Батюшков, Федор Глинка...)

Шестьдесят лет назад, летом 1944 года, 54-я армия пошла на прорыв оборонительного рубежа "Валга". "Качнулось небо..." Командирские часы навсегда остановились 1 августа. В тот день у города Карсава в Прибалтике смертью храбрых погибли гвардии подполковник Федор Васильевич Сиротин и гвардии лейтенант Леонид Осипович Розенберг. Командир полка и его адъютант пали в одном бою. Похоронили их на воинском братском кладбище в латвийском поселке Тылжа.

P.S.

О погибшем талантливом юноше я впервые узнал из антологии "Жди меня, и я вернусь..." (составитель Сергей Дмитренко), там были опубликованы одно его стихотворение и короткая справка об авторе. Более подробные сведения о лейтенанте Розенберге удалось найти в архивных документах министерства обороны, размещенных на сайте "Мемориал": http://www.obd-memorial.ru. Если кто-то из наших читателей знает что-то о Леониде Розенберге, хранит его стихи или письма, то напишите, пожалуйста, в "Календарь поэзии".

Имена фронтовых поэтов мы помним со школы: Твардовский, Симонов, Слуцкий... Но вот имена тех талантливых юношей, которые погибли, не успев стать поэтами, - их имена (за редкими исключениями) нам неизвестны. Они ушли на рассвете своего творчества, многие из них не успели ни получить литературного образования, ни опубликоваться. Их стихи остались в школьных и студенческих тетрадях, во фронтовых блокнотах и письмах домой. Они многое не успели, но успели главное - защитить Родину. И поэтому наш долг - спасти от забвения и судьбы этих ребят, и их торопливые строки.

alt

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: