ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Байки дядюшки Вилли – это «проделки» Венгера…

Виталий ВЕНГЕР   
11 Июля 2013 г.
Изменить размер шрифта

 alt

Байки – может быть, это даже не совсем литературный жанр, но без них наша жизнь и наше представление о других людях стали бы намного беднее.

Такую мысль высказал редактор только что вышедшей в свет очередной книги ветерана охлопковского театра народного артиста России Виталия Венгера на её презентации в Культурном центре А.Вампилова.

Редактор книги, а это известный в Иркутске журналист и прозаик Арнольд Харитонов, развивая свою мысль, сказал, что в процессе подготовки рукописи многих хорошо известных ему людей он узнал как бы заново – они, с подачи Виталия Константиновича, стали живее, открылись с неожиданной стороны.

Виталий Венгер, кроме того, что он никогда не изменял театру, сыграв на сцене за свою артистическую карьеру более трёхсот (!) ролей, имеет уже не одну собственную книгу. Он – автор воспоминаний «Жизнь моя, театр», «Монолог актёра», «Птицы небесные», книги с говорящим названием «Венгер-шарж» - здесь он выступает как мастер весёлого портретного рисунка – шаржа; и вот теперь – книга баек. То есть фактически он предстаёт перед нами ещё в одной своей роли – роли писателя.

Новорождённая книга называется «Вот тебе и здрасьте!» и имеет подзаголовок «Байки дядюшки Вилли». Это собрание житейских, театральных, бытовых и прочих историй, весёлых и грустных, потешных и не очень. Но все они помогают увидеть новые грани той действительности, в которой жили и самовыражались герои баек, да и их автор тоже.

Несколько слов об оформлении. Каждую историю, какой бы крошечной по объему она ни была, сопровождает изящный, «говорящий» рисунок-символ, отчего страницы книги выглядят весело – так, что их просто хочется читать и разглядывать. Оформление принадлежит заслуженному художнику России Сергею Элояну – большому мастеру книжной графики, человеку с многолетним опытом такой работы.

На презентацию в Центр А.Вампилова (она проходила в рамках проекта «Свидания у Вампилова») пришли люди театра – артисты, музыканты, критики, зрители; писатели и художники, друзья и поклонники артиста-автора. Обстановка была лёгкой и непринужденной, а книга - подарена всем гостям.

Предлагаем читателю для знакомства несколько баек из новой книги Виталия Венгера.

Любовь СУХАРЕВСКАЯ

 

Виталий ВЕНГЕР

«Где вы всё-таки работаете?»

Не могу припомнить, по какому поводу меня вызвали в горком партии на беседу с ветеранами. Я шёл, понимая, что разговор будет скорее напоминать допрос. И не ошибся. В кабинете сидели дряхлые старцы и смотрели на меня подозрительно. Я понял – большинство из них видят меня впервые.

Первый вопрос: Где вы работаете?

Ответ: В театре. Я актёр.

Второй вопрос: Ну, это понятно. А работаете-то где?

Я понял, что дальше будет ещё труднее…

Попросили рассказать биографию. Когда сообщил о том, что жил в фашистской Германии, куда родители были командированы Наркоматом внешней торговли СССР, я просто физически почувствовал, как они напряглись, - как собаки, почуявшие дичь.

-Родители – это понятно, - начал один из них, - но вы-то что там делали?

-Учился в первом классе советской школы при посольстве СССР, - ответил я уверенно.

-Почему не остались в Москве, с бабушкой? – язвительно осведомилась ветеранша. Я пожал плечами, решительно не зная, что отвечать.

-Наверное, можно было отказаться, не ездить, - резюмировал старик, все время чихавший.

Один Бог знает, с каким облегчением я покинул этот паноптикум.

Штаны-то тут причём?

В 60-е годы, в разгар охоты на стиляг, группа бригадмильцев-комсомольцев с нарукавными красными повязками остановила меня на улице Ленина возле театра музкомедии. Они схватили меня за руки и за ноги и разрезали чуть зауженные брюки. Кое-как добежав в таком виде до театра, я обратился в пошивочный цех, где мне восстановили мой столь важный предмет одежды.

Неужели это было? Да, к сожалению, было со мной и вовсе не в фашистской Германии, а в моей стране, в городе, который стал мне родным.

Пока Сержантов

Режиссёр Сержантов был приглашён в театр на одну постановку – «Накануне» по Тургеневу.

Идёт репетиция. На сцене Инсаров и Елена. Елену репетирует прекрасная актриса Людмила Макарьева.

Сержантов – из зрительного зала:

-Представьте, что вы голубки, сидите на проводах и объясняетесь в любви… Попробуйте поворковать… Ну, давайте… Совокупляйтесь, совокупляйтесь!

Макарьева взрывается:

-Причём здесь голубки? Что значит – совокупляйтесь?! Совокупляйтесь сами… С кем хотите!

На следующий день репетицию взял в свои руки Куликовский.

Обиженный Сержантов сел в последние ряды и постоянно бросал ехидные реплики. Куликовскому это надоело и он закричал:

-Сержантов! Я вам слова не давал!

Тот обиженно ответил:

-Это я сейчас Сержантов, а через год буду Генералов!

Гостинец поэту

Во время наших гастролей в Калуге мы встретились с Женей Евтушенко – он там снимался в роли Циолковского в фильме «Взлёт». Витя Егунов, тоже зиминский, земляк поэта, приготовил ему презент – солёного омуля, пролежавшего несколько дней в тузлуке. Запашок от него шёл приличный. Вот такой сувенир, называемый в Сибири «омулем с душком», Виктор вручил Евгению Александровичу. Тот не остался в долгу – купил в гостиничном киоске книгу и вручил её земляку с тут же сочинённым экспромтом:

В Калуге встретил я зиминца,

Он был сибирский старожил,

Подобьем божьего гостинца,

Какого я не заслужил.

Мой бог совсем не Иегова,

Бог меня выручил в тоске

В обличье Вити Егунова

С вонючим омулем в руке.

Столь короткое застолье

Я летел в Москву на совещание Союза театральных деятелей. В Омске – обязательная посадка, сорок минут. Дал телеграмму трём омским друзьям и коллегам – встречайте. Обошел весь вокзал, но ребят не нашел. Ну, думаю, телеграмму не получили или заняты… Вдруг слышу голос по радио: «Пассажир Венгер из Иркутска, пройдите на улицу, друзья ждут вас у контейнеров справа от здания вокзала».

Вышел. У мусорного контейнера стоит троица – Коля Чиндяйкин, Вадим Лобанов, Юра Ицков. Стоят и улыбаются. Коля, не теряя времени, открывает потрепанный портфель, достает литровую бутылку водки и треугольник плавленого сыра. Мы торопимся – уже объявили посадку. Выпили по одной, тут же по второй, закусь кончилась на первой… Вопросы – как блиц в шахматах: «Ну, как ты?» - они мне. «А вы как?» - я им… И вот я уже бегу к автобусу. От Омска до Москвы долетели незаметно – я всю дорогу спал.

За бугор. Будет ли продолжение банкета?

Отправившись на гастроли в Штаты, мы сначала ехали поездом до Хабаровска, оттуда – самолётом до Анкориджа, а там уж – прямо до места назначения. Везли мы спектакль «Из Америки – с любовью», ставил его Изяслав Борисов. Его присутствие очень скрашивало дорожные будни. Особенно когда он прибегал к своим фирменным прибабахам.

Увидел у нас на столе обычные солёные огурцы и в восхищении воскликнул: «Братцы! Где вы достали сей экзотический продукт?» - «Присядьте, Изяслав Борисович, составьте нам компанию!» - приглашали мы хором. – «Спасибо, я с удовольствием отведаю самый маленький кусочек», - жеманничал режиссёр. «Ах, отчего же кусочек – скушайте самый большой огурец и прямо из банки, - подыгрывали мы ему, - да и рюмашку, рюмашку!» - «Ну, братцы, это уже получается целый банкет! Чем же я с вами расплачусь в Америке?» И, смачно выпив рюмку водки, закусив хрустящим огурчиком, принялся рассказывать какую-то смешную историю.

Как Берман провалился

Я уже упоминал о том, что Берман провалился во время спектакля «Ромео и Джульетта». А было так. Художник спектакля Юрий Суракевич построил помост высотой метра полтора. Он был затянут брезентом, а ходить можно было только по деревянным дорожкам, которые были обозначены специальными метками. Но Александр Зиновьевич, войдя в образ, плюнул на эти метки и пошел кратчайшим путём с одного конца сцены на другой. Но кратчайший путь не всегда безопасный. Потому Берман, порвав брезент, провалился. При этом умудрился повиснуть головой вниз, а ноги торчали на поверхности покрытия. Пришлось давать занавес. Александр Зиновьевич, слава богу, не повредился, но своё излюбленное всё же изрёк: «Это занюханный брезент… пропади всё пропадом!»

Мясо лучше хлеба

На чеховский фестиваль в Улан-Батор мы привезли «Чайку». Принимали нас по первому классу. Разместили в многозвёздочной гостинице европейского стиля. Чего только не было – встречи с деятелями культуры, конференции и обсуждения спектаклей, экскурсии по городу, посещение памятных мест. И в завершение большой банкет – в роскошной белой юрте, вместе с нами – руководители культуры, видные деятели искусства.

Стол описывать не буду, места не хватит. Скажу только, что он ломился от разносолов. Но всё мясное – из баранины, с бараниной, везде и всюду – баранина. А вот хлеба нет. Я спросил – почему, мне ответили простодушно: зачем хлеб, когда есть мясо? И то правда…

В Иркутске я рассказал об этом корреспондентам. Один материал о чеховском фестивале был озаглавлен: «В Улан-Баторе Венгеру не давали хлеба». Видимо, это для них оказалось самым важным.

Уважаемый читатель МГ! Поставьте, пожалуйста, отметку о своем впечатлении от прочитанного. А если вам есть что сказать более подробно - выскажитесь в комментрии!

  • ПОНРАВИЛОСЬ

( 4 проголосовали )

  • НЕ ПОНРАВИЛОСЬ

( 0 проголосовали )

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам