ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Сибирский потоп: панические слухи на фоне суровой реальности

Анна Барне, Владимир Берхин, polit.ru   
14 Июля 2019 г.
Изменить размер шрифта

В пострадавшем от наводнения Тулуне сотрудники МЧС и волонтеры разгребают завалы и помогают потерпевшим наладить жизнь. О том, почему после чрезвычайных ситуаций всегда возникают слухи, что власти скрывают реальное число жертв, почему пострадавшим не нужно отправлять много одежды и как юридическая помощь помогает справиться со стрессом, корреспондентке «Полит.ру» Ане Гольдман рассказали руководительница программы «Феникс» Анна Барне и президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин.

Анна Барне, руководительница программы «Феникс» фонда «Лавка радостей», также представляет в Тулуне фонды «Предание», «Справедливая помощь доктора Лизы», «Православие и мир» и ассоциацию «Благополучие животных»:

— Продолжают ходить слухи о том, что власти сильно занижают число жертв наводнения, есть ли под этим какие-то основания? Ждут ли второй волны наводнения?

— Так бывает при любой чрезвычайной ситуации, это связано с особенностями человеческой психологии. При любом наводнении ждут второй волны. На моей памяти не было ни одного наводнения, после которого не возник бы панический слух, что скоро придет вторая волна и все затопит окончательно. То же самое было и в Крымске.

  • Также нет ничего необычного в слухах о чудовищном количестве трупов, которое скрывают власти. Такие слухи возникают из-за того, что в первые часы после чрезвычайной ситуации жители получают очень мало информации из-за того, что нет электричества, пропали мобильные телефоны, упали вышки мобильной связи и т.д. В условиях информационного вакуума и возникают слухи. Человеку нужна какая-то информация и информационный вакуум начинает втягивать в себя легенды, мифы и слухи.

Современная система отчетности о чрезвычайных ситуациях устроена так, что скрыть большое количество трупов просто невозможно. Опять же в условиях, когда у каждого в руках телефон с камерой, когда в город приехало много корреспондентов и блогеров, скрывать десятки или сотни трупов нереально. И никто почему-то не задумывается о том, что у якобы пропавших погибших должны быть родственники и знакомые, которые их ищут. Но ничего подобного нет. При этом слухи в городе продолжают курсировать, кто-то пишет об этом в фейсбуке, что-то попадает в новости и т. д.

  • На днях я разговаривала с женщиной, которая горько рыдала, оплакивая «утопших деток». Я очень удивилась, поскольку во время наводнения погиб только один ребенок, причем не в Тулуне, а в другом городе неподалеку. Но слухи о том, что утонуло очень много детей продолжают распространяться.
  • Есть одна легенда, которую я слышала уже в нескольких вариантах: по реке плыл дом, на крыше которого сидела женщина с двумя детьми, но одного ребенка она не удержала и он утонул. В другом варианте этой народной легенды сидевшую на крыше плывущего дома мать с грудным ребенком размозжило о мост; в третьем варианте она спрыгнула с крыши не туда, куда велели сотрудники МЧС, и ее затянуло в водоворот, но есть и вариант со счастливым концом — женщина подожгла крышу дома, на котором плыла, чтобы ее заметили спасатели, и ее вместе с детьми спасли.

Подобное народное мифотворчество очень характерно для чрезвычайных ситуаций.

— Как обстоит в Тулуне ситуация с гуманитарной помощью?

— Ситуация в общем стандартная для такого рода чрезвычайных ситуаций. Проблема в том, что когда люди лишаются домов они думают, что им нужно все сразу. На самом деле это не так, нужны вещи по совершенно определенному списку, много вещей людям просто негде сейчас хранить. Поэтому посылать в Тулун много одежды, детских игрушек и книг сейчас абсолютно бессмысленно, хотя многие так делают, совершенно искренне пытаясь помочь и не понимают, почему практически новая хорошая вещь оказалась ненужной и ее выбросили. Бывает очень обидно, а все дело в том, что люди не очень представляют себе алгоритм первой помощи.

В первые дни нужна в первую очередь вода, водопровод уже заработал, но вода все еще непригодна для питья, мытья фруктов и умывания — в городе смыло канализацию, где-то спустя неделю после наводнения еще лежали туши животных, где-то во дворах была мертвая рыба. Пить водопроводную воду запрещено, жители Тулуна пьют привозную воду.

Хорошо, что сейчас есть программа «Феникс», которая специализируется на помощи пострадавшим от чрезвычайных ситуаций, поскольку это достаточно специфический алгоритм помощи, это не похоже на обычную гуманитарную помощь.

Например, пострадавшим необходимо постельное белье, но нельзя присылать белое, люди не берут белое белье, говорят «мы его не отстираем», в разрушенный дом страшно нести белое. Это нужно учитывать.

Пострадавшим от чрезвычайных ситуаций женщинам очень важно предоставлять гигиенические средства — тампоны и прокладки, и всем пострадавшим предоставлять нижнее белье. Это не так просто, потому что люди очень стесняются об этом просить, а отсутствие таких элементарных вещей очень сильно деморализует. Поэтому сейчас по домам ходят женщины-волонтерки и шепотом спрашивают, нужны ли прокладки и нижнее белье. И отдают это пострадавшим в непрозрачных пакетах, чтобы не смущать и не деморализовывать людей.

Пострадавшим от чрезвычайных ситуаций также очень важно получить средства связи, чтобы связаться с родственниками и близкими, хотя бы просто сказать «я жив». Еще нужны моющие средства, простые тапочки, футболки и тренировочные штаны, но к сожалению именно это очень редко присылают.

У программы «Феникс» есть идея сформировать пакеты первой помощи, где лежали бы самые необходимые вещи — складной тазик, тренировочные штаны, нижнее белье, средства гигиены. Если была бы возможность быстро доставлять на место пакеты первой помощи и не спрашивая просто раздавать это всем пострадавшим, это очень сильно помогло бы разрулить ситуацию в зоне бедствия.

На днях я видела в центре города гниющую кучу гуманитарки, посреди которой лежало несколько пар туфель для стриптиза. Все склады в городе сейчас уже забиты одеждой и ее больше не принимают.

  • Раздача гуманитарной помощи должна быть организована по определенному алгоритму, чтобы всем хватило и чтобы не обиделись те, кому все-таки не хватило, и чтобы не смели волонтеров — такое тоже бывало.

Проблема еще в том, что в первые дни после трагедии пострадавшие не очень хорошо понимают, что именно им сейчас нужно.

Сейчас активно разбирают дома, зрелище довольно страшное. Местные жители пытаются спасти из домов все, что только можно. Очень больно смотреть на людей, у которых мгновенно изменился социальный статус — две недели назад это была зажиточная семья в красивом домике, а сейчас это люди с совершенно непонятными перспективами в трущобах.

Катастрофа действительно массовая, при этом надо понимать, что уже через полтора месяца здесь наступят холода. Осенью дети должны пойти в школы и детские сады, но сейчас совершенно непонятно, куда. Сейчас детей в городе осталось мало — большинство отправили в лагеря и оздоровительные учреждения, но через полтора месяца они вернутся, а отстроиться за это время нереально.

В настоящее время расформируют пункты временного размещения и переводят пострадавших в пункты длительного размещения, кто-то уехал к родственникам, кто-то живет у друзей.

Жители Тулуна создали в вайбере сообщество, где рассказывают, кто что нашел и потерял. Кто-то выкладывает фото собаки, а кто-то дачного дома, самоорганизация людей немного помогает справиться с хаосом, но, честно говоря, поводов для оптимизма мало. В городе полная разруха и над всем этим стоит жуткий сладковатый запах тления, который очень сильно деморализует.

— Все ли пострадавшие получат компенсации?

— Компенсации, к сожалению, не получат те, чьи постройки не были зарегистрированы. Если же дома были зарегистрированы, то пострадавшие могут рассчитывать на определенную сумму, которая позволит начать новую жизнь.Проблема в том, что у нас люди очень не любят страховать свое имущество, потому что им кажется, что ничего страшного никогда не случится. Когда в Тулуне начала подниматься вода, все думали, что это будет обычное небольшое подтопление, какие бывали здесь и раньше. За страховку нужно платить, а у людей в регионах не всегда есть на это деньги.

— Как обстоят дела с оформлением документов?

— Есть одна характерная проблема. По закону, единовременное пособие в 10 тысяч рублей получают люди, которые были прописаны по месту чрезвычайной ситуации. Если регистрации нет, то доказывать факт проживания нужно через суд. Люди ужасно этого боятся. Им кажется, что суд — это очень сложно и очень долго. На самом деле нужно просто заполнить исковое заявление по форме, которую уже разработала местная администрация, и все делается за день или два, пострадавший получает документы и дальше идет с ними по инстанциям.

В Тулуне очень оперативно выписывали пострадавшим новые паспорта — буквально за два часа. Бюрократии здесь не так много, но пострадавшие деморализованы, очень переживают и боятся. В здание администрации каждые 15 минут приходили люди с одними и теми же вопросами: я здесь не прописан, куда мне идти, чтобы получить компенсацию и т. п. Поэтому мы подготовили местных волонтеров. Жители Тулуна, которые не пострадали от наводнения, быстро откликнулись на призыв и стали помогать своим соседям. Волонтеры помогают писать заявления, отвечают на самые простые вопросы и берут часть потока пострадавших на себя, это очень разряжает обстановку, это помогает справиться со стрессом как пострадавшим, так и сотрудникам администрации города. Это очень важно, потому что до этого у людей в очередях случались истерики.

— Кто из местных добровольцев работает сейчас в Тулуне?

— Есть две группы опытных добровольцев, которые помогают разбирать завалы — это «Добровольческий корпус Байкала» и иркутская группа «15.08». У этих людей есть опыт работы на пожарах и при наводнениях, программа «Феникс», которую я представляю, им помогает. Мы очень плотно работаем с тулунскими волонтерами из программы «Люди места». Очень важно, когда свои помогают своим, это вызывает больше доверия и не приучает людей к мысли, что помощь приходит откуда-то сверху. Соседи помогают соседям, мы вместе закупаем и развозим по домам гуманитарку, без «Людей места» мы не смогли бы работать так плодотворно.

Очень больно смотреть на людей, у которых мгновенно изменился социальный статус — две недели назад это была зажиточная семья в красивом домике, а сейчас это люди с совершенно непонятными перспективами в трущобах

  • Фото Алексея Головщикова.

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»:

— Помогает ли благотворительным организациям и волонтерам опыт работы на предыдущих наводнениях, например в Крымске?

— Да, мы как раз сейчас работаем на основании этого опыта. Именно поэтому в Тулун поехала Анна Барне, чтобы на месте быть глазами, ушами и руками благотворительных организаций, и мне не приходится общаться с местной администрацией и волонтерами из Москвы. Именно поэтому мы не ринулись сразу тратить все собранные пожертвования, только начинаем оплачивать первые счета и денег еще достаточно много. По опыту прошлых лет мы знаем, что главные нужды пострадавших проявятся чуть позже, а сейчас мы только затыкаем самые очевидные «дыры». Именно поэтому на месте, в Тулуне, Анна Барне сейчас разрабатывает рекомендации и юридические методички, как правильно действовать пострадавшим, чтобы получить компенсации. Именно благодаря опыту прошлых лет мы не посылаем в Иркутск тонны бессмысленной гуманитарки, потому что я помню, как в Крымске гуманитарку закапывали экскаваторами, сжигали или просто выбрасывали на помойку, потому что ее было слишком много. Я помню, как в Крымск привезли целую фуру старой гнилой мебели, которую в итоге сожгли.

— Как могут помочь пострадавшим от наводнения те, кто находится далеко от зоны бедствия?

— Это может прозвучать банально, но лучше всего сейчас помогать деньгами. Отправлять в Тулун одежду или обувь из Москвы неэффективно, поскольку, во-первых, доставка обойдется очень дорого, во-вторых, на месте сейчас некому сортировать и распределять одежду, в-третьих, пострадавшим, которые лишились домов, сейчас не нужно много вещей, им это просто негде хранить. Ну и конечно, если у кого-то есть время, можно сесть на самолет и полететь своими руками помогать разгребать завалы, несмотря на то. что к разбору завалов в Тулуне уже привлекли армию, рабочие руки там все равно очень и очень нужны.

Polit.ru

Еще по теме — из Иркутской области:

Загрузка...
Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ: НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО! Последние новости Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам