ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Дарья Бенкендорф: Мата Хари — "рядом не валялась"

Михаил ЛЮБИМОВ, «Аргументы недели»   
31 Января 2019 г.
Изменить размер шрифта

Ах, как сладко шпионилось во времена будуарной разведки – ни тайников в подъезде за батареей, ни беготни под наружкой, ни характеристик с места работы. А зачем характеристики Доротее (Дарье) Бенкендорф, дочке рижского губернатора, родной сестре будущего шефа жандармов и опекуна Пушкина, смолянке и любимице жены императора Павла, тут же сделавшей её фрейлиной двора?

daria benkendorf 69

Уже в 15 лет Дарья выскочила замуж за 25‑летнего графа Ливена, фаворита Павла, а затем Александра. Особым целомудрием она не отличалась и первые свои подвиги совершала на отечественном фронте, крутив лёгкие романы с великим князем Константином Павловичем и другими сановными фигурами. Удостоилась она и танца с самим императором Александром I в залах Екатерининского дворца.

Однако великое заблуждение считать, что с помощью одних нежных ласк возможно стать крупной разведчицей (представляю вздохи многих красоток!). Графиня обладала незаурядным интеллектом, даже литературным даром, умела вести тонкие беседы, а не только сногсшибательно орудовала в постели. В 1810 году молодого Ливена назначают посланником в тогда провинциальный Берлин, там и проявились таланты Даши, ловко снимавшей информацию с развязавшихся языков подвыпивших гостей, кичившихся своим знанием дел. Но уже в 1812 году Ливена назначают послом в Англию.

Мать шестерых детей, Доротея Ливен быстро организовала в Лондоне литературно-политический салон. Собирались там сливки английской аристократии: герцог Веллингтонский, победитель Наполеона при Ватерлоо, в разное время премьер-министры, пэры Англии Уэлсли, Каннинг, Грей, великий дипломат Талейран, не говоря о такой «мелочи», как великий учёный Гумбольдт. Более того, Ливены были на дружеской ноге с будущим королём Англии Георгом lV, который был у них крёстным.

Мощная информированность Дарьи затмевала средние способности мужа, и это быстро оценили и двор, и царь. Александр как-то посетовал, что России не хватает таких «дипломатов в юбке», как Доротея Ливен: мадам (вместе с мужем и без) составляла депеши в Петербург, вела личную переписку с министром Нессельроде и лично излагала свои мысли царю.

Граф Ливен пробыл в Лондоне 22 (!) года, но жена посещала все важные конференции в Европе. Жертвой Дарьи пал министр иностранных дел лорд Грей (в честь его назван чай с бергамотом Earl Grey), куда исчезла английская сдержанность? Представляю, какая река секретов утекала из нагретых страстью будуаров! Ведь это была любовь с политическими спорами, с разговором по душам, а не сладкая интрижка! Но вскоре на Венском конгрессе в Дашины сети попалась такая крупная рыба, как князь Меттерних, отец Священного Союза, с которым, будучи в составе русской делегации, она закрутила длительный роман. Меттерних обожал танцевать, и потому Венский конгресс предавался балам больше, чем заседаниям. За сердце Меттерниха Доротее пришлось соперничать с другой очаровательной шпионкой, княгиней Багратион, утешающей себя на балах в связи с гибелью её мужа под Бородино.

Какие же сведения поставляла Дарья царю? Конечно же, о бесконечных тайных интригах Англии, которая «всегда гадит», и Австрии, тоже не отличавшейся девственной чистотой. Да и Франция не брезговала тайной дипломатией. Меттерних не лыком был шит и тоже тянул из Дарьи информацию, посему министр иностранных дел и Дашин куратор граф Нессельроде стал использовать её для передачи канцлеру дезинформации.

Упоительные вечера на конгрессах с Меттернихом перемежались с напряжённой работой в лондонском салоне. Дезинформацию «двойной агент» Доротея направляла в два адреса: Нессельроде и Меттерниху (кличка Цветочник), причём последнему для конспирации писала левой рукой, изменённым почерком и с грамматическими ошибками. В то время свою энергию Доротея сконцентрировала на министре иностранных дел, потом премьере, лорде Каннинге, тот был ею ослеплён и делился секретами (Грей уже отошёл от дел и проклинал соперника).

В 1834 году Николай I приставил князя (!) Ливена наставником к своему сыну – прощай, Туманный Альбион! Здравствуй, столица! Но не для Доротеи, которая в свои пятьдесят с небольшим выглядела на 35, блистая умом и обаянием, и не переносила российский климат. В Париж! И там вскоре её салон соперничал со сборищами знаменитой Рекамье, любовницы самого короля. И снова это «дозорная вышка Европы», устроенная в бывшем особняке Талейрана, купленном княгиней после его смерти.

Внезапно почил и сам князь Ливен, но в княгиню уже безумно влюбился Франсуа Гизо, занимавший многие посты в правительстве, включая премьера, крупный историк, не меньше нашего Ключевского. Благодаря ему Дарья служила посредником между враждующими сторонами во время Крымской войны. В салоне княгини циркулировал весь бомонд, ей поклонялся Бальзак, читал стихи Мюссе, играли Лист и Шопен, считали честью бывать премьер Тьер и военный министр, душитель Парижской коммуны генерал Кавеньяк. Теперь уже важная информация направлялась в два адреса: Нессельроде и шефу жандармов, братцу Бенкендорфу.

В 1857 году, заболев бронхитом, Дарья внезапно скончалась на руках у сына и рыдающего Гизо. Вот такой была княгиня Доротея Ливен, разведчица высочайшего класса! Известный английский историк Темперлей писал о ней: «Никогда ещё иностранка не получала столько сведений об английском обществе из первых рук и не обладала в нём большим влиянием». (Тереза Мэй, кусайте губы; уважаемый министр Лавров, направляйте в Лондон Собчак или Волочкову!)

К сожалению, мы, россияне, до сих пор не знаем своих героев. Зато вместе с Западом восхищаемся голландской профурсеткой Матой Хари и рыдаем на фильмах и мюзиклах об этой неудачнице...

По инф. «Аргументы недели»

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам